RUS-SKY (–усское Ќебо)


»ван —ќЋќЌ≈¬»„

–ќ——»я ¬  ќЌ÷Ћј√≈–≈

ѕ€тое издание
»здательство ѕ. –. ¬аулина
ѕрава на переиздание этой книги сохранены за наследниками автора.
1958 год

јдрес издател€: Paul R. Vaulin, P.O. Box 1084, Washington 13, D.C.


 

Ќ≈— ќЋ№ ќ ѕ–≈ƒ¬ј–»“≈Ћ№Ќџ’ ќЅЏя—Ќ≈Ќ»…

ќѕ–ќ— ќЅ ќ„≈¬»ƒ÷ј’ Ч ƒ¬≈ —»Ћџ Ч  ќЌ÷≈Ќ“–ј÷»ќЌЌџ≈ Ћј√≈–я Ч »ћѕ≈–»я √”Ћј√ј

Ѕ≈Ћќћќ–— ќ-ЅјЋ“»…— »…  ќћЅ»Ќј“ Ч ЅЅ 

ќƒ»Ќќ„Ќџ≈ –ј«ћџЎЋ≈Ќ»я Ч ЅџЋќ Ћ» Ё“ќ ќЎ»Ѕ ќ…? Ч ќ ћќ–јЋ»   Ч “≈ќ–»я ¬—≈ќЅў≈√ќ Ќјƒ”¬ј“≈Ћ№—“¬ј Ч “≈’Ќ»„≈— јя ќЎ»Ѕ ј Ч ƒќѕ–ќ—џ Ч —“®ѕ”Ў »Ќ –ќћјЌ Ч —»Ќ≈ƒ–»ќЌ Ч ѕ–»√ќ¬ќ– Ч ¬ ѕ≈–≈—џЋ ≈ Ч –јЅќ„≈- –≈—“№яЌ— јя “ё–№ћј Ч ”ћџ¬јёў»≈ –” » Ч я¬Ћ≈Ќ»≈ »ќ—»‘ј Ч Ё“јѕ Ч ¬≈Ћ» ќ≈ ѕЋ≈ћя У”–ќ Ф Ч ƒ»— ”——»я Ч Ћ» ¬»ƒ»–ќ¬јЌЌјя Ѕ≈—ѕ–»«ќ–Ќќ—“№ Ч Ё“јѕ,  ј  “ј ќ¬ќ…

Ћј√≈–Ќќ≈  –≈ў≈Ќ»≈

ѕ–»≈’јЋ» Ч Ќќ¬џ… ’ќ«я»Ќ Ч Ћ»„Ќјя “ќ„ ј «–≈Ќ»я Ч ¬ Ѕј–ј ≈ Ч ЅјЌя » Ѕ”ЎЋј“ Ч ќЅ—“јЌќ¬ ј ¬ ќЅў≈ћ » ÷≈Ћќћ Ч ЅќЅј ѕ–»—ѕќ—јЅЋ»¬ј≈“—я Ч ѕ—»’ќЋќ√»„≈— јя ¬—“–≈„ј Ч “≈ќ–»я ѕќƒ¬ќƒ»“ Ч „“ќ «Ќј„»“ –ј«√ќ¬ќ– ¬—≈–№≈« Ч –ќ——»…— јя  Ћя„ј Ч –ј«√ќ¬ќ– ¬—≈–№≈« Ч — ј„ ј — ѕ–≈ѕя“—“¬»яћ» Ч ”– » ¬ Ћј√≈–≈ Ч
ѕќƒѕќ–ќ∆№≈ Ч
Ќј —“–ј∆≈ «ј ќЌЌќ—“»

ќѕќ–ј ¬Ћј—“»

Уѕ–»¬ќƒЌќ… –≈ћ≈Ќ№   ћј——јћФ Ч –ќ∆ƒ≈Ќ»≈ ј “»¬ј Ч Ќј јƒћ»Ќ»—“–ј“»¬Ќќћ ѕќѕ–»ў≈ Ч  јћЌ» ѕ–≈“ Ќќ¬≈Ќ»я Ч „≈–“ќ¬џ „≈–≈ѕ » Ч ј “»¬ » »Ќ“≈ЋЋ»√≈Ќ÷»я Ч —“ј¬ ј Ќј —¬ќЋќ„№ Ч Ћј√≈–Ќџ≈ ѕ–ќћџ—Ћџ ј “»¬ј Ч –ј«√ќ¬ќ– — Ќј„јЋ№—“¬ќћ Ч “≈’Ќ» ј √»Ѕ≈Ћ» ћј—— Ч Ѕ≈—ѕќўјƒЌќ—“№ ¬  ј„≈—“¬≈ —»—“≈ћџ Ч ј “»¬»—“— јя ѕќѕ–ј¬ ј   —»—“≈ћ≈ Ѕ≈—ѕќўјƒЌќ—“» Ч «ј „“ќ Ћёƒ» —»ƒя“? Ч ј “»¬ —’¬ј“»Ћ «ј √ќ–Ћќ Ч “ќ¬ј–»ў я »ћ≈Ќ ќ » ѕ≈–¬џ≈ ’јЋ“”–џ Ч Ѕј–»Ќ Ќјƒ≈¬ј≈“ Ѕ≈Ћџ≈ ѕ≈–„ј“ »

ЅјћЧ Ѕј… јЋќ-јћ”–— јя ћј√»—“–јЋ№

ћј– ќ¬»„ ѕ≈–≈ ќ¬џ¬ј≈“—я Ч ћ»Ў»Ќј  ј–№≈–ј Ч ЌјЅј“ Ч «ј–≈¬ќ Ч ќ  ј«јЌ— ќ… —»–ќ“≈ » ќ  ј„≈—“¬≈ ѕ–ќƒ” ÷»» Ч ѕ–ќћ‘»ЌѕЋјЌ “ќ¬ј–»ўј я »ћ≈Ќ ќ Ч  –»¬јя »ƒ≈“ ¬Ќ»« Ч ѕЋјЌџ ќ“„јяЌ»я Ч ћј– ќ¬»„ј ѕ≈–≈ ќ¬јЋ» Ч Ќј — ќЋ№« »’ ѕ”“я’ Ч »«ћќ– Ч ¬—“–≈„ј Ч —–џ¬ Ч я “ќ–√”ё ∆»¬џћ “ќ¬ј–ќћ Ч —Ќќ¬ј ѕ≈–≈ƒџЎ ј Ч ƒ≈¬ќ„ ј —ќ Ћ№ƒќћ Ч Ќќ„№ ¬ ”–„≈ Ч ѕќ—Ћ≈ƒЌ»≈ »« ћќ√» јЌ Ч ќЅў≈–ќ——»…— јя ѕЋј“‘ќ–ћј Ч ѕ–ќ‘≈——ќ– Ѕ”“№ ќ


Ќ≈— ќЋ№ ќ ѕ–≈ƒ¬ј–»“≈Ћ№Ќџ’ ќЅЏя—Ќ≈Ќ»…

¬ќѕ–ќ— ќЅ ќ„≈¬»ƒ÷ј’

я отдаю себе совершенно €сный отчет в том, насколько трудна и ответственна вс€ка€ тема, касающа€с€ советской –оссии. “рудность этой темы осложн€етс€ необычайной противоречивостью вс€кого рода Усвидетельских показанийФ и еще большей противоречивостью тех выводов, которые делаютс€ на основании этих показаний.

—видетел€м, вышедшим из советской –оссии, читающа€ публика вправе несколько не довер€ть, подозрева€ их, и не без некоторого психологического основани€, в чрезмерном сгущении красок. —видетели, наезжающие в –оссию извне, при самом честном своем желании технически не в состо€нии видеть ничего существенного, не говор€ уже о том, что подавл€ющее большинство из них ищет в советских наблюдени€х не проверки, а только подтверждени€ своих прежних взгл€дов. ј ищущий, конечно, находит ...

ѕомимо этого значительна€ часть иностранных наблюдателей пытаетс€ Ч и не без успешно Ч найти положительные стороны сурового коммунистического опыта, оплаченного и оплачиваемого не за их счет. ÷ена отдельных достижений власти Ч а эти достижени€, конечно, есть Ч их не интересует: не они плат€т эту цену. ƒл€ них этот опыт более или менее бесплатен. ¬ивисекци€ производитс€ не над их живым телом. ѕочему же не воспользоватьс€ ее результатами?

ѕолученный таким образом Уфактический материалФ подвергаетс€ затем дальнейшей обработке в зависимости от насущных и уже сформировавшихс€ потребностей отдельных политических группировок. ¬ качестве окончательного продукта всего этого Упроизводственного процессаФ получаютс€ картины или обрывки картин, имеющие очень мало общего с Уисходным продуктомФ Ч советской реальностью: должное получает подавл€ющий перевес над УсущимФ.

‘акт моего бегства из ———– в некоторой степени предопредел€ет тон и моих Усвидетельских показанийФ. Ќо если читатель примет во внимание то обсто€тельство, что и в концлагерь-то € попал именно за попытку бегства из ———–, то этот тон получает несколько иное, не слишком банальное объ€снение: не лагерные, а общероссийские переживани€ толкнули мен€ заграницу.

ћы трое, т.е. €, мой брат и сын, предпочли совсем всерьез рискнуть своими жизн€ми, чем продолжать свое существование в социалистической стране. ћы пошли на этот риск без вс€кого непосредственного давлени€ извне. я в материальном отношении был устроен значительно лучше, чем подавл€ющее большинство квалифицированной русской интеллигенции, и даже мой брат, во врем€ наших первых попыток бегства еще отбывавший после —оловков свою Уадминистративную ссылкуФ, поддерживал уровень жизни, на много превышающий уровень, скажем, русского рабочего. Ќасто€тельно прошу читател€ учитывать относительность этих масштабов: уровень жизни советского инженера на много ниже уровн€ жизни финл€ндского рабочего, а русский рабочий вообще ведет существование полуголодное.

—ледовательно, тон моих очерков вовсе не определ€етс€ ощущением какой-то особой, личной обиды. –еволюци€ не отн€ла у мен€ никаких капиталов Ч ни движимых, ни недвижимых Ч по той простой причине, что капиталов этих у мен€ не было. я даже не могу питать никаких специальных и личных претензий к √ѕ”: мы были посажены в концлагерь не за здорово живешь, как попадает, веро€тно, процентов восемьдес€т лагерников, а за весьма конкретное УпреступлениеФ и преступление с точки зрени€ советской власти особо предосудительное: попытку оставить социалистический рай. ѕолгода спуст€ после нашего ареста был издан закон от 7 июн€ 1934 года, карающий побег за границу смертной казнью. ƒаже и советски настроенный читатель должен, мне кажетс€, пон€ть, что не очень велики сладости этого ра€, если выходы из него приходитс€ охран€ть суровее, чем выходы из любой тюрьмы.

ƒиапазон моих переживаний в советской –оссии определ€етс€ тем, что € прожил в ней 17 лет и за эти годы с блокнотом и без блокнота, с фотоаппаратом и без фотоаппарата € исколесил ее всю. “о, что € пережил в течение этих советских лет и то, что € видал на пространствах советских территорий, определило дл€ мен€ невозможность оставатьс€ в –оссии. ћои личные переживани€, как потребител€ хлеба, м€са и пиджаков, не играли в этом отношении решительно никакой роли. „ем именно определ€лись эти переживани€, будет видно из моих очерков, в двух строчках этого сказать нельз€.

ƒ¬≈ —»Ћџ

≈сли попытатьс€ предварительно и, так сказать, эскизно определить тот процесс, который сейчас совершаетс€ в –оссии, то можно сказать приблизительно следующее.

ѕроцесс идет чрезвычайно противоречивый и сложный. ¬ластью создан аппарат принуждени€ такой мощности, какого истори€ еще не видала. Ётому принуждению противостоит сопротивление почти такой же мощности. ƒве чудовищные силы сцепились друг с другом в обхватку, в беспримерную по своей напр€женности и трагичности борьбу. ¬ласть задыхаетс€ от непосильности задач; страна задыхаетс€ от непосильности гнета.

¬ласть ставит своей целью мировую революцию. ¬виду того, что надежды на близкое достижение этой цели рухнули, страна должна быть превращена в моральный, политический и военный плацдарм, который сохранил бы до удобного момента революционные кадры, революционный опыт и революционную армию.

Ћюди же составл€ющие эту УстрануФ, становитьс€ на службу мировой революции не хот€т и не хот€т отдавать своего досто€ни€ и своих жизней. ¬ласть сильнее УлюдейФ, но УлюдейФ больше. ¬одораздел между властью и УлюдьмиФ проведен с такой резкостью, с какою это обычно бывает только в эпохи иноземного завоевани€. Ѕорьба принимает формы средневековой жестокости.

Ќи на Ќевском, ни на  узнецком мосту ни этой борьбы, ни этих жестокостей не видать. «десь Ч территори€, уже прочно завоеванна€ властью. Ѕорьба идет на фабриках и заводах, в степ€х ”краины и —редней јзии, в горах  авказа, в лесах —ибири и —евера. ќна стала гораздо более жестокой, чем она была даже в годы военного коммунизма Ч отсюда чудовищные цифры Улагерного населени€Ф и не прекращающеес€ голодное вымирание страны.

Ќо на завоеванных территори€х столиц, крупнейших промышленных центров, железнодорожных магистралей достигнут относительный внешний пор€док: УврагФ или вытеснен или уничтожен. “еррор в городах, резонирующий по всему миру, стал не нужен и даже вреден. ќн перешел в низы, в массы, от буржуазии и интеллигенции Ч к рабочим и кресть€нам, от кабинетов Ч к сохе и станку. » дл€ постороннего наблюдател€ он стал почти незаметен.

 ќЌ÷≈Ќ“–ј÷»ќЌЌџ≈ Ћј√≈–я

“ема о концлагер€х в советской –оссии уже достаточно использована. Ќо она была использована преимущественно, как тема УужасовФ и как тема личных переживаний людей, попавших в концлагерь более или менее безвинно. ћен€ концлагерь интересует не как территори€ УужасовФ, не как место страданий и гибели миллионных масс, в том числе и не как фон моих личных переживаний, каковы бы они ни были. я не пишу сентиментального романа и не собираюсь вызвать в читателе чувства симпатии или сожалени€. ƒело не в сожалении, а в понимании.

» вот именно здесь, в концлагере, легче и проще всего пон€ть основное содержание и основные УправилаФ той борьбы, котора€ ведетс€ на пространстве всей социалистической республики.

я хочу предупредить читател€: ничем существенным лагерь от УволиФ не отличаетс€. ¬ лагере если и хуже, чем на воле, то очень уж не на много Ч конечно; дл€ основных масс лагерников, рабочих и кресть€н. ¬се то, что происходит в лагере, происходит и на воле. » наоборот. Ќо только в лагере все это нагл€днее, проще, четче. Ќет той рекламы, нет тех идеологических надстроек, подставной и показной общественности, белых перчаток и огл€дки на иностранного наблюдател€, какие существуют на воле. ¬ лагере основы советской власти представлены с четкостью алгебраической формулы.

»стори€ моего лагерного быти€ и побега если не доказывает, то во вс€ком случае показывает, что эту формулу € понимал правильно. ѕодставив в нее вместо отвлеченных алгебраических величин живых и конкретных носителей советской власти в лагере, живые и конкретные взаимоотношени€ власти и населени€, € получил нужное мне решение, обеспечившее в исключительно трудных объективных услови€х успех нашего очень сложного технически побега.

¬озможно, что некоторые страницы моих очерков покажутс€ читателю циничными...  онечно, € очень далек от мысли изображать из себ€ невинного агнца; в той жестокой ежедневной борьбе за жизнь, котора€ идет по всей –оссии, таких агнцев вообще не осталось, они вымерли. Ќо € прошу не забывать, что дело шло совершенно реально о жизни и смерти, и не только моей.

¬ той общей борьбе не на жизнь, а на смерть, о которой € только что говорил, нельз€ представл€ть себе дело так, что вот с одной стороны беспощадные палачи, а с другой Ч только безответные жертвы. Ќельз€ же думать, что за годы этой борьбы у страны не выработалось миллионов способов и открытого сопротивлени€ и Уприменени€ к местностиФ и вс€кого рода изворотов, не всегда одобр€емых евангельской моралью. » не нужно представл€ть себе страдание непременно в ореоле св€тости. я буду рисовать советскую жизнь в меру моих способностей такою, какою € ее видел. ≈сли некоторые страницы этой жизни читателю не понрав€тс€ Ч это не мо€ вина.

»ћѕ≈–»я √”Ћј√ј

Ёпоха коллективизации довела количество лагерей и лагерного населени€ до неслыханных цифр. »менно в св€зи с этим лагерь перестал быть местом заключени€ и истреблени€ нескольких дес€тков тыс€ч контрреволюционеров, каким были —оловки и превратилс€ в гигантское предпри€тие по эксплуатации даровой рабочей силы, наход€щейс€ в ведении √лавного ”правлени€ Ћагер€ми √ѕ” Ч √”Ћј√а. √раницы между лагерем и волей стираютс€ все больше и больше. ¬ лагере идет процесс относительного раскрепощени€ лагерников; на воле идет процесс абсолютного закрепощени€ масс. Ћагерь вовсе не €вл€етс€ изнанкой, некоим UnterweltТом от воли, а просто отдельным и даже не очень своеобразным куском советской жизни. ≈сли мы представим себе лагерь несколько менее голодный, лучше одетый и менее интенсивно расстреливаемый, чем сейчас, то это и будет куском будущей –оссии, при условии ее дальнейшей Умирной эволюцииФ. я беру слово Умирна€Ф в кавычки, ибо этот худой мир намного хуже основательной войны... ј сегодн€шн€€ –осси€ пока очень немногим лучше сегодн€шнего концлагер€.

Ћагерь, в который мы попали Ч Ѕеломорско-Ѕалтийский  омбинат (ЅЅ ) Ч это целое королевство с территорией от ѕетрозаводска до ћурманска, с собственными лесоразработками, каменоломн€ми, фабриками, заводами, железнодорожными ветками и даже с собственными верф€ми и пароходством. ¬ нем дев€ть отделений: мурманское, туломское, кемское, сорокское, сегежское, сосновецкое, водораздельное, повенецкое и медгорское. ¬ каждом таком отделении Ч от п€ти до двадцати семи лагерных пунктов (лагпункты) с населением от п€тисот человек до двадцати п€ти тыс€ч. Ѕольшинство лагпунктов имеют еще свои УкомандировкиФ Ч вс€кого рода мелкие предпри€ти€, разбросанные на территории лагпункта.

Ќа ст. ћедвежь€ √ора (ћедгора) находитс€ управление лагерем Ч оно же и фактическое правительство так называемой У арельской республикиФ; лагерь поглотил республику, захватил ее территорию и Ч по известному приказу —талина об организации Ѕалтийско-Ѕеломорского  омбината Ч узурпировал все хоз€йственные и административные функции правительства. Ётому правительству осталось только УпредставительствоФ, побегушки по приказам ћедгоры да роль декорации национальной автономии  арелии.

¬ июне 1934 года Улагерное населениеФ ЅЅ  исчисл€лось в 286 тыс€ч человек, хот€ лагерь находилс€ уже в состо€нии некоторого упадка: работы по сооружению Ѕеломорско-Ѕалтийского канала были уже закончены, и огромное число заключенных Ч € не знаю точно, какое именно Ч было отправлено на Ѕјћ (Ѕайкало-јмурска€ магистраль). ¬ начале марта того же года мне пришлось работать в плановом отделе —вирского лагер€ Ч это один из сравнительно мелких лагерей; в нем было тогда 78 000 Унаселени€Ф.

Ќекоторое врем€ € работал в учетно-распределительной части (”–„) ЅЅ  и в этой работе сталкивалс€ со вс€кого рода перебросками из лагер€ в лагерь. Ёто дало мне возможность с очень грубой приблизительностью определить число заключенных всех лагерей ———–. я при этом подсчете исходил с одной стороны Ч из точно мне известных цифр Улагерного населени€Ф —вирьлага и ЅЅ , а с другой Ч из, так сказать, Уотносительных величинФ остальных более или менее известных мне лагерей. Ќекоторые из них больше ЅЅ  (Ѕјћ, —иблаг, ƒмитлаг); большинство Ч меньше. ≈сть совсем уж неопределенное количество мелких и мельчайших лагерей Ч в отдельных совхозах, даже в городах. “ак, например, в ћоскве и ѕетербурге стройки домов √ѕ” и стадионов УƒинамоФ производились силами местных лагерников. ≈сть дес€тка два лагерей средней величины Ч так, между ЅЅ  и —вирьлагом. я не думаю, чтобы общее число всех заключенных в этих лагер€х было меньше п€ти миллионов человек. ¬еро€тно, несколько больше. Ќо, конечно, ни о какой точности подсчета не может быть и речи. Ѕольше того, € знаю системы низового подсчета в самом лагере и поэтому сильно сомневаюсь, чтобы само √ѕ” знало о числе лагерников с точностью хот€ бы до сотен тыс€ч.

«десь идет речь о лагерниках в строгом смысле этого слова. ѕомимо них существуют вс€кие другие более или менее заключенные слон населени€. “ак, например, в ЅЅ  в период моего пребывани€ там находилось 28000 семейств так называемых УспецпереселенцевФ Ч это кресть€не ¬оронежской губернии, высланные в  арелию целыми селами на поселение к под надзор ЅЅ . ќни находились в гораздо худшем положении, чем лагерники, ибо они были с семь€ми и пайка им не давали. ƒалее следует категори€ административно ссыльных, высылаемых в индивидуальном пор€дке; это вариант довоенной ссылки, только без вс€кого обеспечени€ со стороны государства Ч живи, чем хочешь. ƒальше Ч Увольно ссыльныеФ кресть€не, высылаемые обычно целыми селами на вс€кого рода Унеудобоусво€емые землиФ, но не наход€щиес€ под непосредственным ведением √ѕ”.

ќ количестве всех этих категорий, не говор€ уже о количестве заключенных в тюрьмах, € не имею никакого даже и приблизительного представлени€. Ќадо иметь в виду, что все эти заключенные и полузаключенные люди Ч все это цвет нации, в особенности кресть€не. ƒумаю, что не меньше одной дес€той части взрослого мужского населени€ страны находитс€ или в лагер€х или где-то около них.

Ёто, конечно, не европейские масштабы. —истемы советских ссылок как-то напоминают новгородский УвыводФ при √розном, а еще больше Ч ассирийские методы и масштабы.

јссирийцы, Ч пишет  аутский, Ч додумались до системы, котора€ обещала их завоевани€м большую прочность: там, где они наталкивались на упорное сопротивление или повторные восстани€; они парализовали силы побежденного народа таким путем, что отымали у него голову; то есть отымали у него господствующие классы Ч самые знатные, образованные и боеспособные элементы и отсылали их в отдаленную местность, где они, оторванные от своей подпочвы, были совершенно бессильны. ќставшиес€ на родине кресть€не и мелкие ремесленники представл€ли плохо св€занную массу, не способную оказать какое-нибудь сопротивление завоевател€мФ .

—оветска€ власть повсюду Унаталкивалась на упорное сопротивление и повторные восстани€Ф и имеет все основани€ опасатьс€ в случае внешних осложнений такого подъема Усопротивлени€ и восстанийФ, какого еще не видала даже и многострадальна€ русска€ земл€. ќтсюда Ч и ассирийские методы и ассирийские масштабы. ¬се более или менее хоз€йственно устойчивое, способное мало-мальски самосто€тельно мыслить и действовать, короче говор€, все то, что оказывает хоть малейшее сопротивление всеобщему нивелированию, подвергаетс€ Увыводу, искоренению, изгнанию.

 ак видите, эти цифры очень далеки и от УмирнойФ эволюции и от Уликвидации террораФ. Ѕоюсь, что во вс€кого рода эволюционных теори€х русска€ эмиграци€ слишком увлеклась тенденцией видеть чаемое как бы сущим. ¬ –оссии об этих теори€х не слышно абсолютно ничего, и дл€ нас Ч всех троих Ч эти теории эмиграции €вились полнейшей неожиданностью, как снег на голову.  онечно, нынешний маневр власти Узащита родиныФ обсуждаетс€ и в –оссии, но за всю мою весьма многостороннюю советскую практику € не слыхал ни одного случа€, чтобы этот маневр обсуждалс€, так сказать, всерьез, как его обсуждают здесь, за границей.

ѕри нэпе власть использовала инстинкт собственности и, использовав, послала на —оловьи и на расстрел дес€тки и сотни тыс€ч своих временных нэповских УпомощниковФ. ѕерва€ п€тилетка использовала инстинкт строительства и привела страну к голоду, еще не бывалому даже в истории социалистического ра€. —ейчас власть пытаетс€ использовать национальный инстинкт дл€ того, чтобы в момент военных испытаний обеспечить, по крайней мере, свой тыл.

»стори€ вс€ких помощников, попутчиков, сменовеховцев и прочих, использованных до последнего волоса и потом выкинутых на расстрел, могла бы заполнить целые тома. ¬ эмиграции и заграницей об этой истории позволительно врем€ от времени забывать, не эмиграци€ и не заграница платила своими шкурами за тенденции видеть Учаемое как бы сущимФ. ѕрофессору ”стр€лову, сильно промахнувшемус€ на своих нэповских пророчествах, решительно ничего не стоит в тиши харбинского кабинета сменить свои вехи еще один раз (или далеко не один раз) и состр€пать свое пророчество. ¬ –оссии люди, ошибающиес€ в своей оценке и поверившие власти, платили за свои ошибки жизнью. » поэтому человек, который в –оссии стал бы всерьез говорить об эволюции власти, был бы просто подн€т на смех.

Ќо как бы ни оценивать шансы Умирной эволюцииФ, мирного врастани€ социализма в кулака (можно утверждать, что издали виднее), один факт остаетс€ дл€ мен€ абсолютно вне вс€кого сомнени€. ќб этом мельком говорил, краском “ренин в Уѕоследних Ќовост€хФ: страна ждет войны дл€ восстани€. Ќи о какой защите Усоциалистического отечестваФ со стороны народных масс не может быть и речи. Ќаоборот, с кем бы ни велась войнами какими бы последстви€ми ни грозил военный разгром, все штыки и все вилы, которые только могут быть воткнуты в спину красной армии, будут воткнуты об€зательно.  аждый мужик знает это точно так же, как это знает и каждый коммунист!  аждый мужик знает, что при первых же выстрелах войны он в первую голову будет резать своего ближайшего председател€ сельсовета, председател€ колхоза и т.д., и эти последние совершенно €сно знают, что в первые же дни войны они будут зарезаны, как бараны.

я не могу сказать, чтобы вопросы отношени€ масс к религии, монархии, республике и пр. были дл€ мен€ совершенно €сны. ѕо вопрос об отношении к войне выпирает с такой очевидностью, что тут не может быть никаких ошибок. я не считаю это особенно розовой перспективой, но особенно розовых перспектив вообще не видать. ƒостаточно хорошо зна€ русскую действительность, € довольно €сно представл€ю себе, что будет делатьс€ в –оссии на второй день после объ€влени€ войны: военный коммунизм покажетс€ детским спектаклем. Ќекоторые репетиции этого спектакл€ € видел уже в  иргизии, на —еверном  авказе и в „ечне.  оммунизм это знает совершенно точно, и вот почему он пытаетс€ ухватитьс€ за ту соломинку довери€, котора€, как ему кажетс€, в массах еще осталась.  онечно, осел с охапкой сена перед носом принадлежит к числу гениальнейших изобретений мировой истории, так по крайней мере утверждает ¬удворт, но даже и это изобретение изнашиваетс€. ћожно еще один, совсем лишний раз, обмануть людей, сид€щих в ѕариже или в ’арбине, но нельз€ еще один раз (который, о √осподи! ) обмануть людей, сид€щих в концлагере или в колхозе. ƒл€ них сейчас ibi bene Ч ibi patria, а хуже, чем на советской родине, им все равно не будет нигде. Ёто, как видите, очень прозаично, не очень весело, но все-таки факт.

”читыва€ этот факт, большевизм строит свои военные планы с большим расчетом на восстани€ Ч и у себ€ и у противника. »ли, как говорил мне один из военных главков, вопрос стоит так: Угде раньше вспыхнут массовые восстани€ Ч у нас или у противника. ќни раньше всего вспыхнут в тылу отступающей стороны. ѕоэтому мы должны наступать, и поэтому мы будем наступатьФ.

  чему может привести это наступление, € не знаю. Ќо возможно, что в результате его мирова€ революци€ может стать, так сказать, актуальным вопросом. » тогда господам ”стр€лову, Ѕлюму, Ѕернарду Ўоу и многим другим, покровительственно поглаживающим большевицкого пса или пытающимс€ в пор€дке торговых договоров урвать из его шерсти клочок долларов, придетс€ пересматривать свои вехи уже не в кабинетах, а в —оловках и ЅЅ ах, как их пересматривают много, очень много людей, уверовавших в эволюцию, сид€ не в ’арбине, а в –оссии.

¬ этом, все же не вполне исключенном случае, неудобоусво€емые просторы российских отдаленных мест будут несомненно любезно предоставлены в распор€жение соответствующих братских ревкомов дл€ поселени€ там многих, ныне благополучно верующих людей Ч откуда же вз€ть эти просторы, как не на –оссийском севере?

» дл€ этого случа€ мои очерки могут сослужить службу путеводител€ и самоучител€.

 

Ѕ≈Ћќћќ–— ќ-ЅјЋ“»…— »…  ќћЅ»Ќј“ Ч ЅЅ 

ќƒ»Ќќ„Ќџ≈ –ј«ћџЎЋ≈Ќ»я

¬ камере мокро и темно.  аждое утро € тр€пкой стираю струйки воды со стен и лужицы с полу.   полудню пол снова в лужах.

ќколо семи часов утра мне в окошечко двери просовывают фунт черного малосъедобного хлеба Ч это мой дневной паек Ч и кружку кип€тку. ¬ полдень Ч блюдечко €чкаши, вечером Ч тарелку жидкости, долженствующей изображать щи и тоже блюдечко каши.

ѕо камере можно гул€ть из угла в угол, выходит четыре шага туда и четыре обратно. Ќа прогулку мен€ не выпускают, книг и газет не дают, вс€кое сообщение с внешним миром отрезано. Ќас арестовали весьма конспиративно, и никто не знает и не может знать, где мы, собственно, находимс€. ћы Ч т.е. €, мой брат Ѕорис и сын ёра. Ќо они где-то по другим одиночкам.

я по недел€м не вижу даже тюремного надзирател€. “олько чь€-то рука просовываетс€ с едой, и чей-то глаз каждые 10-15 минут загл€дывает в волчок. ќбладатель глаза ходит неслышно, как привидение, и мертва€ тишина покрытых войлоком тюремных коридоров нарушаетс€ только редким л€згом дверей, звоном ключей и изредка каким-нибудь диким и скоро заглушаемым криком. “олько один раз € €вственно разобрал содержание этого крика:

Ч “оварищи, братишки, на убой ведут...

Ќу, что же. ¬ какую-то не очень прекрасную ночь вот точно так же поведут и мен€. ¬се объективные основани€ дл€ этого Уубо€Ф есть. ћой расчет заключаетс€, в частности, в том, чтобы не дать довести себ€ до этого Уубо€Ф.  огда-то, еще до голодовок социалистического ра€, у мен€ была огромна€ физическа€ сила.  ое-что осталось и теперь.  аждый день, несмотр€ на голодовку, € все-таки занимаюсь гимнастикой, неизменно вспомина€ при этом андреевского студента из У–ассказа о семи повешенныхФ. я надеюсь, что у мен€ еще хватит силы, чтобы кое-кому из людей, которые вот так ночью войдут ко мне с револьверами в руках, переломать кости и быть пристреленным без обычных убойных обр€дностей. ¬се-таки это проще.

Ќо, может быть, захват€т сонного и врасплох, как захватили в вагоне.   тогда придетс€ пройти весь этот скорбный путь, исхоженный уже столькими тыс€чами ног, со скрученными на спине руками, все ниже и ниже, в таинственный подвал √ѕ”... » с падающим сердцем ждать последнего Ч уже неслышного Ч толчка в затылок.

Ќу, что ж... Ќе уютно, но € не первый и не последний. ≈ще не уютнее мысль, что по этому пути придетс€ пройти и Ѕорису. ¬ его биографии Ч —оловки, и у него совсем уж мало шансов на жизнь. Ќо он чудовищно силен физически и едва ли даст довести себ€ до убо€.

ј как с ёрой? ≈му еще нет 18-ти. ћожет быть, пощад€т, а может быть и нет. » когда в воображении всплывает его высока€ и стройна€ юношеска€ фигура, его кудр€ва€ голова... ¬  иеве, на —адовой 5, после ухода большевиков € видел человеческие головы, простреленные из нагана на близком рассто€нии. У...ѕул€ имела модный чекан, и мозг не вытек, а выпер комом...Ф.

 огда € представл€ю себе ёру, плетущегос€ по этому скорбному пути и его голову... Ќет, об этом нельз€ думать. ќт этого становитс€ тесно и холодно в груди и мутитс€ в голове. “огда хочетс€ сделать что-нибудь решительное и ни с чем не сообразное.

Ќо не думать тоже нельз€. Ѕесконечно т€нутс€ бессонные тюремные ночи, неслышно загл€дывает в волчок чей-то почти невидимый глаз. “ускло светит с средины потолка электрическа€ лампочка. —о стен несет сыростью. ќ чем думать в такие ночи?

ќ будущем думать нечего. √де-то там, в таинственных глубинах Ўпалерки, уже, может быть, лежит клочок бумажки, на котором черным по белому написана мо€ судьба, судьба брата и сына и об этой судьбе думать нечего, потому что она не известна, потому что в ней изменить € уже ничего не могу.

√овор€т, что в пам€ти умирающего проходит вс€ его жизнь. “ак и у мен€. ћысль все настойчивее возвращаетс€ к прошлому, к тому, что за все эти революционные годы было перечувствовано, передумано, сделано, точно на какой-то суровой, аскетической исповеди перед самим собой; исповеди тем более суровой, что именно €, как Устарший в родеФ, как организатор, а в некоторой степени и инициатор побега, был ответственен не только за свою собственную жизнь. » вот, € допустил техническую ошибку.

ЅџЋќ Ћ» Ё“ќ ќЎ»Ѕ ќ…?

ƒа, техническа€ ошибка, конечно, была. »менно в результате еЄ мы очутились здесь. Ќо не было ли чего-либо более глубокого, не было ли принципиальной ошибки в нашем решении бежать из –оссии? Ќеужели же нельз€ было остатьс€, жить так, как живут миллионы, пройти вместе со своей страной весь еЄ трагический путь в неизвестность? ƒействительно ли не было никакого жить€, никакого просвета?

¬нешнего толчка в сущности не было вовсе. ¬нешне наша семь€ жила в последние годы спокойной и обеспеченной жизнью, более спокойной и более обеспеченной, чем жизнь подавл€ющего большинства квалифицированной интеллигенции. ѕравда, Ѕорис прошел многое, в том числе и —оловки, но и он, даже будучи ссыльным, устраивалс€ как-то лучше, чем устраивались другие.

я вспоминаю страшные московские зимы 1928-1930 годов, когда ћосква Ч конечно, р€дова€, неофициальна€ ћосква Ч вымерзала от холода и вымирала от голода. я жил под ћосквой в 20 верстах, в —алтыковке, где живут многострадальные УзимогорыФ дл€ которых в ћоскве не нашлось жилплощади. ћне нужно было ездить в ћоскву на службу, ибо моей профессией была литературна€ работа в области спорта и туризма. ћосква внушала мне острое отвращение своей переполненностью, сутолокой, клопами, гр€зью. ¬ —алтыковке у мен€ была сво€ робинзоновска€ мансарда, достаточно просторна€ и почти полностью изолированна€ от жилищных др€зг, подслушивани€, грудных реб€т за стеной и вечных примусов в коридоре; без вечной борьбы за ухваченный кусочек жилплощади, без управдомовской слежки и прочих московских ароматов. ¬ —алтыковке кроме того можно было, хот€ бы частично, отгораживатьс€ от холода и голода.

Ћетом мы собирали грибы и ловили рыбу. ќсенью и зимой корчевали пни (хворост был давно подобран под метЄлку).  онечно, всего этого было мало, тем более, что врем€ от времени в ћоскве наступали моменты, когда ничего мало-мальски съедобного иначе, как по карточкам, нельз€ было достать ни за какие деньги; по крайней мере легальным путЄм.

ѕоэтому приходилось прибегать иногда к весьма сложным и почти всегда не весьма легальным комбинаци€м. “ак, одну из самых голодных зим мы пропитались картошкой и икрой; не какой-нибудь грибной икрой, котора€ по цене около трЄшки за кило предлагаетс€ Укооперированным труд€щимс€Ф и которой даже эти труд€щиес€ есть не могут, а насто€щей, живительной чЄрной икрой, зернистой и паюсной. ’леба, впрочем, не было...

‘акт пропитани€ икрой в течение целой зимы целого советского семейства мог бы, конечно, служить иллюстрацией Убеспримерного в истории подъЄма благососто€ни€ массФ, но по существу дело обсто€ло прозаичнее.

¬ старом ≈лисеевском магазине на “верской обосновалс€ У»нснабФ, из которого бесхлебное советское правительство снабжало своих иностранцев, приглашЄнных по договорам иностранных специалистов и разную коминтерновскую и профинтерновскую шпану помельче. Ўпана покрупнее снабжалась из кремлЄвского распределител€.

¬прочем, это был период, когда и дл€ иностранцев уже немного оставалось.  аждый из них получал персональную заборную книжку, в которой было проставлено, сколько продуктов он может получить в мес€ц.  оличество, это колебалось в зависимости от производственной и политической ценности данного иностранца, но в среднем было очень невелико. ќсобенно ограничена была выдача продуктов первой необходимости Ч картофел€, хлеба, сахару и пр. » наоборот, икра, сЄмга, балыки, вина и пр. отпускались без ограничени€. ÷ены же на все эти продукты первой и не первой необходимости были раз в 10-20 ниже рыночных.

–усских в магазин не пускали вовсе. ” мен€ же было сногсшибательное английское пальто и Унеопалима€Ф сигара, специально дл€ особых случаев сохран€вша€с€.

» вот, € в этом густо иностранном пальто и с сигарой в зубах важно шествую мимо чекиста из паршивеньких, охран€ющего этот съестной рай от голодных советских глаз. ¬ первые визиты чекист ещЄ пыталс€ спросить у мен€ пропуск, € величественно запускал руку в карман и ничего оттуда видимого не вынима€, проплывал мимо. ¬ магазине все уже было просто.  онечно, хорошо бы купить и просто хлеба; картошка даже и при икре всЄ же надоедает, но хлеб строго нормирован и без книжки нельз€ купить ни фунта. Ќу, что ж. ≈сли нет хлеба, будем жрать честную пролетарскую икру.

»кра здесь стоила 22 рубл€ кило. я не думаю, чтобы –окфеллер поглощал еЄ в таких количествах, в каких еЄ поглощала советска€ —алтыковка. Ќо к икре нужен был ещЄ и картофель.

— картофелем делалось так. ћоЄ образцово-показательное пальто оставл€лось дома, € надевал свою видавшую самые живописные виды советскую хламиду и устремл€лс€ в подворотни где-нибудь у «емл€ного ¬ала. “ам мирно и с подозрительно честным взгл€дом прохаживались подмосковные кресть€нки. я посмотрю на неЄ, она посмотрит на мен€. ѕотом € пройдусь ещЄ раз и спрошу еЄ таинственным шепотком:

Ч  артошка есть?

Ч  ака€ тут картошка... Ч но глаза Успекул€нткиФ уже ощупывают мен€. ќщупав мен€ взгл€дом и убедившись в моей добропор€дочности, Успекул€нткаФ задаЄт какой-нибудь довольно бессмысленный вопрос:

Ч ј вам картошки надо?

ѕотом мы идЄм куда-нибудь в подворотню, на задворки, где на какой-нибудь куче тр€пь€ сидит мальчуган или девчонка, , а под тр€пьем Ч заветный, со столькими трудност€ми и риском привезенный в ћоскву мешочек с картошкой. «а картошку € плачу по 5-6 рублей кило.

’леба же не было потому, что мои неоднократные попытки использовать все блага пресловутой карточной системы кончались позорным провалом: € бегал, хлопотал, доставал из разных мест разные удостоверени€, торчал в потной и вшивой очереди в карточном бюро, получал карточки и потом ругалс€ с женой, по экономически-хоз€йственной инициативе которой затевалась вс€ эта волынка.

я вспоминаю газетные заметки о том, с каким УэнтузиазмомФ приветствовал пролетариат эту самую карточную систему в –оссии; УэнтузиазмФ извлекалс€ из самых, казалось бы, безнадежных источников. Ќо карточна€ система сорганизована была действительно остроумно.

ћы все трое Ч на советской работе, и все трое имеем карточки. Ќо мо€ карточка прикреплена к распределителю у «емл€ного ¬ала, карточка жены Ч к распределителю на “верской и карточка сына Ч где-то у –азгул€€. Ёто Ч раз. ¬торое. ѕо карточке кроме хлеба получаю еще и сахар по 800 г. в мес€ц. “алоны на остальные продукты имеют чисто отвлеченное значение и никого ни к чему не об€зывают.

“ак вот попробуйте на московских трамва€х объехать все эти три кооператива, посто€ть в очереди у каждого из них и по меньшей мере в одном из трех получить ответ, что хлеб уже весь вышел, будет к вечеру или завтра. √овор€т, что сахару нет. Ќа дн€х будет. Ёта операци€ повтор€етс€ раза три-четыре, пока в один прекрасный день вам говор€т:

Ч Ќу, что ж вы вчера не брали? ¬чера сахар у нас был.

Ч ј когда будет в следующий раз?

Ч ƒа все равно эти карточки уже аннулированы. Ќадо было вчера брать.

» все в пор€дке.  арточки у вас есть? ≈сть. ѕраво на два фунта сахару вы имеете? »меете. ј что вы этого сахару не получили Ч ваше дело. Ќе надо было зевать.

я не помню случа€, чтобы моих нервов и моего характера хватало больше, чем на неделю такой волокиты. я доказывал, что за врем€, ухлопанное на всю эту идиотскую возню, можно заработать в два раза больше денег, чем эти паршивые, нищие советские объедки сто€т на вольном рынке. „то дл€ человека вообще и дл€ мужчины в частности, ей Ѕогу, менее позорно схватить кого-нибудь за горло, чем три часа сто€ть бараном в очереди и под конец получить издевательский шиш.

ѕосле вот этаких поездок приезжаешь домой в состо€нии €рости и бешенства. ’очетс€ по дороге набить морду какому-нибудь милиционеру, который приблизительно в такой же степени, как и €, виноват в том раздувшемс€ на одну шестую часть земного шара кабаке, или устроить вооруженное восстание. Ќо так как бить морду милиционеру Ч €вна€ бессмыслица, а дл€ вооруженного восстани€ нужно иметь, по меньшей мере, оружие, то оставалось прибегать к излюбленному оружию рабов Ч к жульничеству.

я с треском рвал карточки и шел в какой-нибудь У»нснабФ.

ќ ћќ–јЋ»

я не питаю никаких иллюзий на счет того, что комбинаци€ с У»нснабомФ и другие в этом же роде, им€ им Ч легион, не были жульничеством. Ќе хочу вскармливать на этих иллюзи€х и читател€.

Ќекоторым оправданием дл€ мен€ может служить то обсто€тельство, что в советской –оссии так делали и делают все, начина€ с государства. √осударство за мою более или менее полноценную работу дает мне бумажку, на которой написано, что цена ей рубль и даже, что этот рубль обмениваетс€ на золото. –еальна€ же цена этой бумажки Ч немногим больше копейки, несмотр€ на ежедневный курсовой отчет У»звестийФ, в котором эта бумажка упорно фигурирует в качестве самого всамделишного полноценного рубл€. ¬ течение 17-ти лет государство, если и не всегда грабит мен€, то уж обжуливает систематически, изо дн€ в день. –абочего оно обжуливает больше, чем мен€, а мужика больше, чем рабочего. я пропитываюсь У»нснабомФ и не голодаю, рабочий ворует на заводе и все же голодает, мужик таскаетс€ по ночам по своему собственному полю с ножиком или ножницами в руках, стрижет колось€ и совсем уж мрет с голоду. ћужик, ежели он попадетс€, рискует или расстрелом или минимум Упри см€гчающих вину обсто€тельствахФ Ч дес€тью годами концлагер€ (закон от 7 августа 32 г. ). –абочий рискует трем€-п€тью годами концлагер€ или минимум Ч исключением из профсоюза. я рискую минимум одним непри€тным разговором и максимум несколькими непри€тными разговорами, ибо никакой Уширокой общественно-политической кампаниейФ мои хождени€ в У»нснабФ не предусмотрены.

Ћегкомысленный иностранец может упрекнуть и мен€ и рабочего и мужика в том, что Уобжулива€ государство, мы сами создаем свой собственный голод. Ќо и € и рабочий и мужик отдаем себе совершенно €сный отчет в том, что государство Ч это отнюдь не мы, государство Ч это мирова€ революци€. » что каждый украденный у нас рубль, день работы, сноп хлеба пойдут в эту самую бездонную прорву мировой революции: на китайскую красную армию, на английскую забастовку, на германских коммунистов, на откорм коминтерновской шпаны; пойдут на военные заводы п€тилетки, котора€ строитс€ все же в расчете на войну за мировую революцию; пойдут на укрепление того же дикого партийно-политического кабака, от которого стоном стонем все мы.

Ќет, государство Ч это не € и не мужик и не рабочий. √осударство дл€ нас Ч это совершенно внешн€€ сила; насильственно поставивша€ нас на службу совершенно чуждым нам цел€м. » мы от этой службы изворачиваемс€, как можем.

“≈ќ–»я ¬—≈ќЅў≈√ќ Ќјƒ”¬ј“≈Ћ№—“¬ј

—лужба же эта заключаетс€ в том, чтобы мы возможно меньше ели и возможно больше работали во им€ тех же бездонных универсально революционных аппетитов. ¬о-первых, не евши, мы вообще толком работать не можем Ч одни потому, что сил нет, Ч другие потому, что голова зан€та поисками пропитани€. ¬о-вторых, партийно-бюрократический кабак, нацеленный на мировую революцию, создает услови€, при которых толком работать совсем уж нельз€. –абочий выпускает браг; ибо вс€ система построена так, что брак €вл€етс€ эго почти единственным продуктом; о том, как работает мужик, видно по неизбывному советскому голоду. Ќо тема о советских заводах и советских пол€х далеко выходит за рамки этих очерков. „то же касаетс€ лично мен€, то € поставлен в такие услови€, что не жульничать € никак не могу.

я работаю в области спорта и мен€ заставл€ют разрабатывать и восхвал€ть проект гигантского стадиона в ћоскве. я знаю, что дл€ рабочей и прочей молодежи нет элементарнейших спортивных площадок, что люди у лыжных станций сто€т в очереди часами, что стадион этот имеет единственное назначение Ч пустить пыль в глаза иностранцев, обжулить иностранную публику размахом советской физической культуры. Ёто делаетс€ дл€ мировой революции. я против стадиона, но € не могу ни протестовать, ни уклонитьс€ от него.

я пишу очерки о ƒагестане. »з этих очерков цензура выбрасывает самые отдаленные намеки на тот весьма существенный факт, что весь плоскостной ƒагестан вымирает от мал€рии, что вербовочные организации вербуют туда людей Ч кубанцев и украинцев Ч приблизительно на верную смерть.  онечно, € не пишу о том, что золота, которое тоннами идет на революцию во всем мире и на социалистический кабак в одной стране, хватило бы на покупку нескольких килограммов хинина дл€ ƒагестана. » по моим очеркам выходит, что на Ўипке все замечательно спокойно и живописно. Ћюди едут, приезжают с мал€рией и говор€т мне вещи, от которых надо бы краснеть.

я еду в  иргизию и вижу там неслыханное разорение киргизского скотоводства, неописуемый даже дл€ советской –оссии кабак животноводческих совхозов, концентрационные лагер€ на реке „у, цыганские таборы оборванных и голодных кулацких семейств, выселенных сюда из ”краины. я чудом уношу свои ноги от киргизского восстани€, а киргизы зарезали бы мен€, как барана и имели бы весьма веские основани€ дл€ этой операции: € русский и из ћосквы. ƒл€ мен€ было бы очень невеселое похмелье на совсем уж чужом пиру, но какое дело киргизам до моих политических взгл€дов?

» обо всем этом € не могу писать ни слова. ј не писать Ч тоже нельз€. Ёто значит Ч поставить крест на вс€кие попытки литературной борьбы и, следовательно, на вс€кие возможности загл€нуть вглубь страны и собственным глазами увидеть, что там делаетс€. » € вру.

я вру, когда работаю переводчиком с иностранцами. я вру, когда выступаю с докладами о пользе физической культуры, ибо в мои тезисы об€зательно вставл€ютс€ разговоры о том, как буржуази€ запрещает рабочим заниматьс€ спортом. я вру, когда составл€ю статистику советских физкультурников, целиком и полностью высосанную мною и моими сотоварищами из всех наших пальцев, ибо УверхиФ требуют крупных цифр, так сказать, дл€ экспорта за границу.

Ёто все вещи похуже п€ти килограмм икры из иностранного распределител€. Ѕыли вещи и еще похуже.  огда сын болел тифом и мне нужен был керосин, а керосина в городе не было, € воровал этот керосин в военном кооперативе, в котором служил в качестве инструктора. »з-за двух литров керосина, спр€танных под пальто, € рисковал расстрелом (военный кооператив). я рисковал своей головой, но в такой же степени € готов был свернуть каждую голову, ставшую на дороге к этому керосину. » вот, крадучись с этими двум€ литрами, торчавшими у мен€ из-под пальто, € наталкиваюсь нос к носу с часовым. ќн пон€л, что у мен€ керосин и что этого керосина трогать не следует. ј что бы было, если бы он этого не пон€л?

” мен€ до революции не было ни фабрик, ни заводов, ни имений, ни капиталов. я не потер€л ничего такого, что можно было бы вернуть, как, допустил, в случае переворота можно было бы вернуть дом. Ќо € потер€л 17 лет жизни, которые безвозвратно и бессмысленно были ухлопаны в этот сумасшедший дом советских принудительных работ во им€ мировой революции; в жульничество, которое диктовалось то голодом, то чрезвычайкой, то профсоюзом Ч а профсоюз иногда не многим лучше чрезвычайки. », конечно, даже этими семнадцатью годами € еще дешево отделалс€. ƒес€тки миллионов заплатили всеми годами своей жизни, всей своей жизнью.

¬ременами по€вл€лась надежда, что на российских просторах, удобренных миллионами трупов, обогащенных годами нечеловеческого труда и нечеловеческой плюшкинской экономии, взойдут, наконец, ростки какой-то человеческой жизни. Ёти надежды по€вл€лись до тех пор, пока € не пон€л с предельной €сностью: все это дл€ мировой революции, но не дл€ страны.

—емнадцать лет накапливалось великое отвращение. » оно росло по мере того, как рос и совершенствовалс€ аппарат давлени€. ќн уже не работал, как паровой молот, дроб€щими и слышными на весь мир ударами. ќн работал, как гидравлический пресс, сжима€ неслышно и сжима€ на каждом шагу, постепенно охватыва€ этим давлением абсолютно все стороны жизни.

 огда у вас под угрозой револьвера требуют штаны Ч это еще терпимо. Ќо когда у вас под угрозой того же револьвера требуют, кроме штанов еще и энтузиазма, жить становитс€ вовсе невмоготу, захлестывает отвращение. ¬от это отвращение и толкнуло нас к финской границе.

“≈’Ќ»„≈— јя ќЎ»Ѕ ј

ƒолгое врем€ над нашими попытками побега висело нечто вроде фатума, рока, невезень€ Ч называйте, как хотите. ѕерва€ попытка была сделана осенью 1932 года. ¬се было подготовлено очень неплохо, включа€ и разведку местности. я предварительно поехал в  арелию, вооруженный, само собою разумеетс€, соответствующими документами и вы€снил там приблизительно все, что мне нужно было. Ќо благодар€ некоторым чисто семейным обсто€тельствам мы не смогли выехать раньше конца сент€бр€ Ч врем€ дл€  арелии совсем не подход€щее, и перед нами встал вопрос: не лучше ли отложить все это предпри€тие до следующего года?

я справилс€ в московском бюро погоды. »з его сводок €вствовало, что весь август с сент€брь в  арелии сто€ла исключительно суха€ погода, не было ни одного дожд€. —ледовательно, угроза со стороны карельских болот отпадала, и мы двинулись.

ћосковское бюро погоды оказалось, как в сущности следовало полагать заранее, советским бюро погоды. ¬ августе и сент€бре в  арелии шли непрерывные дожди. Ѕолота оказались совершенно непроходимыми. ћы четверо суток в€зли и тонули в них и с великим трудом и риском выбрались обратно. ѕобег был отложен на июнь 1933 года.

8 июн€ 1 933 года рано утром мо€ belle-soeur »рина поехала в ћоскву получать уже заказанные билеты. Ќо ёра, проснувшись, за€вил, что у него какие-то боли в животе. Ѕорис ощупал ёру, и оказалось что-то похожее на аппендицит. Ѕорис поехал в ћоскву Уотмен€ть билетыФ, € вызвал еще двух врачей, и к полудню все сомнени€ рассе€лись: аппендицит. ¬езти сына в ћоскву в больницу на операцию по жутким подмосковным ухабам € не рискнул. ѕредсто€ло выждать конца припадка и потом делать операцию. Ќо во вс€ком случае побег был сорван второй раз. ¬с€ подготовка, така€ сложна€ и така€ опасна€ Ч продовольствие, документы, оружие и пр. Ч была сорвана. ѕсихологически это был жестокий удар, совершенно непредвиденный и неожиданный удар, свалившийс€, так сказать, совсем непосредственно от судьбы. “очно кирпич на голову.

ѕобег был отложен на начало сент€бр€ Ч ближайший срок поправки ёры после операции.

Ќастроение было подавленное. “рудно было идти на такой огромный риск, име€ позади две так хорошо подготовленные и все же сорвавшиес€ попытки. “рудно было потому, что откуда-то из-под сознани€ бесформенной, но дав€щей тенью выползало смутное предчувствие, суеверный страх перед новым ударом, у даром, не известно, с какой стороны.

Ќаша основна€ группа Ч €, сын, брат и жена брата Ч были тесно спа€нной семьей, в которой каждый друг в друге был уверен. ¬се были крепкими, хорошо тренированными людьми, и каждый мог положитьс€ на каждого. ѕ€тый участник группы был более или менее случаен: старый бухгалтер —тепанов (фамили€ вымышлена), у которого за границей в одном из лимитрофов осталась вс€ его семь€ и все его родные, а здесь, в ———–, потер€в жену, он осталс€ один, как перст. ¬о всей организации побега он играл чисто пассивную роль, так сказать, роль багажа. ¬ его честности мы были уверены точно так же, как и в его робости.

Ќо кроме этих п€ти непосредственных участников побега, о проекте знал еще один человек Ч и вот именно с этой стороны пришел удар.

¬ ѕетрограде жил мой очень старый при€тель »осиф јнтонович. » у него была жена г-жа ≈., женщина из очень известной и очень богатой польской семьи, чрезвычайно энергична€, самовлюбленна€ и неумна€. “акими бывает большинство женщин, считающих себ€ великими дипломатками .

«а три недели до нашего отъезда в моей салтыковской голуб€тне, как снег на голову, по€вл€етс€ г-жа ≈. в сопровождении мистера Ѕабенко. ћистера Ѕабенко € знал по ѕитеру Ч в квартире јнтоновича он безвылазно пь€нствовал три года подр€д.

я был удивлен этим неожиданным визитом, и € был еще более удивлен, когда г-жа ≈. стала просить мен€ захватить с собой и ее; и не только ее, но и мистера Ѕабенко, который, дескать, €вл€етс€ ее женихом или мужем или почти мужем Ч кто там разберет при советской простоте нравов.

Ёто еще не был удар, но это была уже опасность. ѕри нашем нервном состо€нии, взвинченном двум€ годами подготовки, двум€ годами неудач, эта опасность сразу прин€ла форму реальной угрозы.  акое право имела г-жа ≈. посв€щать мистера Ѕабенко в наш проект без вс€кой санкции с нашей стороны? ј что Ѕабенко был посв€щен, это стало €сно, несмотр€ на все отпирательства г-жи ≈.

¬ субъективной ло€льности г-жи ≈. мы не сомневались. Ќо кто такой Ѕабенко? ≈сли он сексот, мы все равно никуда не уедем и никуда не уйдем. ≈сли он не сексот, он будет нам очень полезен: бывший артиллерийский офицер, человек с прекрасным знанием и прекрасной ориентировкой в лесу. ј в  арелии, с ее магнитными аномали€ми и ненадежностью работы компаса, ориентировка в странах света могла иметь огромное значение. ≈го охотничьи и лесные навыки мы проверили, но в его артиллерийском прошлом оказалась некотора€ не€сность.

«ашел разговор об оружии, и Ѕабенко сказал, что он в свое врем€ много тренировалс€ на фронте в стрельбе из нагана, и что на п€тьсот шагов он довольно уверенно попадал в цель величиной с человека.

Ётот УнаганФ подействовал на мен€, как удар обухом. Ќа п€тьсот шагов наган вообще не может дать прицельного бо€, и этого обсто€тельства бывший артиллерийский офицер не мог не знать. ¬ стройной биографии Ќикола€ јртемьевича Ѕабенки образовалась дыра, и в эту дыру хлынули все наши подозрени€.

Ќо что нам было делать? ≈сли Ѕабенко сексот, то все разно мы уже Упод стеклышкомФ, все равно где-то здесь же в —алтыковке, по каким-то окнам и углам торчат ненавистные нам агенты √ѕ”: все равно каждый наш шаг уже под контролем.

— другой стороны, какой смысл Ѕабенке выдавать нас? ” г-жи ≈. в ѕольше весьма солидное имение, Ѕабенко Ч жених г-жи ≈., и это имение во вс€ком случае привлекательнее тех двадцати советских серебренников, которые Ѕабенко, может быть, получит, а может быть и не получит за предательство.

Ёто было очень т€желое врем€ неоформленных подозрений и дав€щих предчувствий. ¬ сущности, с очень большим риском и с огромными усили€ми мы еще имели возможность обойти √ѕ”: ночью уйти из дому в лес и пробиратьс€ к границе, но уже персидской, а не финской, и уже без документов и почти без денег.

Ќо... мы поехали. ” мен€ было ощущение, то что € еду в какой-то похоронной процессии, а покойники Ч это все мы.

¬ ѕитере нас должен был встретить Ѕабенко и присоединитьс€ к нам. ѕоездка г-жи ≈. отпала, так как у нее по€вилась возможность легального выезда через »нтурист. ¬последствии уже здесь за границей € узнал, что к этому времени г-жа ≈. уже была арестована. Ѕабенко встретил нас и очень быстро и ловко устроил нам плац-пересадочные билеты до ст. Ўуйска€, ћурманской ж. д.

я не думаю, чтобы кто-либо из нас находилс€ вполне в здравом уме и твердой пам€ти. я как-то в€ло отметил в уме и Уоставил без последствийФ тот факт, что вагон, на который Ѕабенко достал плацкарты, был последним в хвосте поезда, что какими-то странными были номера плацкарт Ч вразбивку 3, 6, 8 и т.д., что главный кондуктор без вс€кой к этому надобности заставил нас сесть Усогласно вз€тым плацкартамФ, хот€ мы договорились с пассажирами о перемене мест. ƒа и пассажиры были странноваты.

¬ечером мы все собрались в одном купе. Ѕабенко разлизал чай, и после чаю €, уже давно страдавший бессонницей, заснул как-то странно быстро, точно в омут провалилс€.

я сейчас не помню, как именно € это почувствовал. ѕомню только, что € резко рванулс€, отбросил какого-то человека к противоположной стенке купе, человек глухо стукнулс€ головой об стенку, что кто-то повис на моей руке, что кто-то обхватил мои колена, какие-то руки сзади судорожно вцепились мне в горло, а пр€мо в лицо уставились три или четыре револьверных дула.

я пон€л, что все кончено. “очно кака€-то черна€ молни€ вспыхнула светом и осветила все: и Ѕабенко с его странной теорией баллистики, и странные номера плацкарт, и тех 36 пассажиров, которые в личинах инженеров, рыбников, бухгалтеров, железнодорожников, едущих в ћурманск, в  емь, в ѕетрозаводск; составл€ли кроме нас все население вагона.

¬агон был наполнен шумом борьбы, тревожными криками чекистов, истерическим визгом —тЄпушки, чьим-то раздирающим душу стоном... ¬от почтенный УинженерФ тычет мне в лицо кольтом, кольт дрожит в его руках, инженер приглушенно, но тоже истерически кричит:

Ч –уки вверх! –уки вверх, говорю € вам! Ч ѕриказание €вно бессмысленное, ибо в мои руки вцепилось человека по три на каждую и на мои зап€сть€ уже надета УвосьмеркаФ Ч наручники, тесно сковывающие одну руку с другой.  акой-то вчерашний УбухгалтерФ держит мен€ за ноги и вцепилс€ зубами в мою штанину. „еловек, которого € отбросил к стене, судорожно вытаскивает из кармана что-то блест€щее. —ловно все купе ощетинилось стволами каганов, кольтов, браунингов.

...ћы едем в ѕитер в том же вагоне что и выехали. Ќас просто отцепили от поезда и прицепили к другому. ¬еро€тно, вне вагона никто ничего не заметил.

я сижу у окна. –уки распухли от наручников, кольца которых оказались слишком узкими дл€ моих зап€стий. ¬ купе, ни на секунду не спуска€ с мен€ глаз, посменно дежур€т чекисты Ч по три человека на дежурство. ќни изысканно вежливы со мной. Ќекоторые знают мен€ лично. ƒл€ охоты на столь Укрупного звер€Ф, как мы с братом, √ѕ”, по-видимому, мобилизовало половину т€желоатлетической секции ленинградского ƒинамо. ’отели вз€ть нас живьем и по возможности неслышно.

—делано, что и говорить, чисто, хот€ и не без лишних затрат. Ќо что дл€ √ѕ” значат затраты? Ќе только отдельный Усалон вагонФ, и целый поезд могли дл€ нас подставить.

Ќа полке лежит уже не нужное ружье. ” нас были две двустволки, берданка, малокалиберна€ винтовка и у »рины Ч маленький браунинг, который ёра контрабандой привез из-за границы. ¬ лесу, с его радиусом видимости в 40-50 метров, это было очень серьезным оружием в руках людей, которые бьютс€ за свою жизнь. Ќо здесь в вагоне мы не успели за него даже и схватитьс€. √рустно, но уже все равно. ∆ребий был брошен, и игра проиграна вчистую.

¬ вагоне распор€жаетс€ тот самый толстый УинженерФ, который тыкал мне кольтом в физиономию. «овут его ƒобротиным. ќн разрешает мне под очень усиленным конвоем пойти в уборную, и проход€ через вагон, € обмениваюсь деланной улыбкой с Ѕорисом, с ёрой. ¬се они, кроме »рины, тоже в наручниках. ∆алобно смотрит на мен€ —тЄпушка. ќн считал, что на предательство со стороны Ѕабенки Ч один шанс на сто. ¬от этот шанс и выпал.

«десь же и тоже в наручниках сидит Ѕабенко с угнетенной невинностью в бегающих глазах. √осподи, кому при такой дешевой мизансцене нужен такой дешевый маскарад!

ѕоздно вечером во внутреннем дворе ленинградского √ѕ” ƒобротин долго ковыр€етс€ ключом в моих наручниках Ч и никак не может раскрыть их. –уки мои превратились в подушки. Ѕорис, уже раскованный, разминает кисти рук и иронизирует: У ак это вы, товарищ ƒобротин, при всей вашей практике до сих пор не научились с восьмерками справл€тьс€?Ф

ѕотом мы прощаемс€ с очень плохо деланным спокойствием. ∆му руку Ѕобу. »рочка целует мен€ в лоб. ёра стараетс€ не смотреть на мен€, жмет мне руку и говорит:

Ч Ќу, что ж, ¬атик. ƒо свидань€... в четвертом измерении.

Ёто его любима€ и весьма утешительна€ теори€ о метампсихозе в четвертом измерении; но голос не выдает уверенности в этой теории.

Ќичего ёрчинька. Ѕог даст Ч в третьем встретимс€.

...—тоит совсем пришибленный —тЄпушка Ч он едва соображает сейчас. ¬округ нас плотным кольцом выстроились все 36 захвативших нас чекистов, хот€ между нами и волей Ч циклопические железобетонные стены тюрьмы √ѕ”, тюрьмы новой стройки. Ёто, кажетс€, единственное, что советска€ власть строит прочно в расчете на долгое, очень долгое врем€.

я подымаюсь по каким-то узким бетонным лестницам. ѕотом целый лабиринт коридоров.

ƒвухчасовой обыск. ќдиночка. „етыре шага вперед, четыре шага назад. Ѕессонные ночи. Ћ€зг тюремных дверей... » ожидание.

ƒќѕ–ќ—џ

¬ коридорах тюрьмы собачий холод и образцова€ чистота. Ќадзиратель идет сзади мен€ и командует: налево... вниз... направо... ѕолы устланы половиками. ¬ циклопических стенах Ч глубокие ниши, ведущие в камеры. Ёто Ч корпус одиночек.

¬дали из-за угла коридора по€вл€етс€ фигура какого-то заключенного. ¬едущий его надзиратель что-то командует и заключенный исчезает в нише. я только мельком вижу безмерно исхудавшее обросшее лицо. ћой надзиратель командует:

Ч ѕроходите и не огл€дывайтесь в сторону.

я все-таки искоса огл€дываюсь. „еловек стоит лицом к двери, и надзиратель заслон€ет его от моих взоров. Ќо это незнакома€ фигура.

ћен€ ввод€т в кабинет следовател€, и € к своему изумлению вижу ƒобротина, восседающего за огромным министерским письменным столом.

“еперь его руки не дрожат; на круглом, хорошо откормленном лице Ч спокойна€ и даже доброжелательна€ улыбка.

я понимаю, что у ƒобротина есть все основани€ быть довольным. Ёто он провел всю операцию, пусть несколько театрально, но втихомолку и с успехом. Ёто он поймал вооруженную группу. Ёто у него на руках какое ни на есть, а все же насто€щее дело, а ведь не каждый день да, пожалуй и не каждый мес€ц √ѕ”, даже ленинградскому, удаетс€ из чудовищных куч вс€кой провокации, липы, халтуры, инсценировок, доносов, УромановФ и прочей трагической чепухи извлечь хот€ бы одно Ужемчужное зерноФ насто€щей контрреволюции да еще и вооруженной.

Ћицо ƒобротина лоснитс€, когда он приподымаетс€, прот€гивает мне руку и говорит:

Ч —адитесь, пожалуйста, »ван Ћукь€нович! я сажусь и всматриваюсь в это лицо, как хотите, а все-таки победител€. ƒобротин прот€гивает мне папиросу, и € закуриваю. я не курил уже две недели, и от папиросы чуть-чуть кружитс€ голова.

Ч „аю хотите?

я, конечно, хочу и чаю. „ерез несколько минут принос€т чай, насто€щий чай, какого Уна волеФ нет, с лимоном и с сахаром.

Ч Ќу-с, »ван Ћукь€нович, Ч начинает ƒобротин, Ч вы, конечно, прекрасно понимаете, что нам все, решительно все известно. ≈динственно правильна€ дл€ вас политика Ч это карты на стол.

я понимаю, что какие тут карты на стол, когда все карты и без того в руках уже ƒобротина. ≈сли он не окончательный дурак Ч а предполагать это у мен€ нет решительно никаких оснований Ч то помимо бабенковских показаний у него есть показани€ г-жи ≈. и, что еще хуже, показани€ —тЄпушки. ј что именно —тЄпушка с переполоху мог наворотить Ч этого наперед и хитрый человек не придумает.

„ай и папиросы уже почти совсем успокоили мою нервную систему. я почти спокоен. я могу спокойно наблюдать за ƒобротиным, расшифровывать его интонации и строить какие-то планы самозащиты, весьма эфемерные планы, впрочем.

Ч я должен вас предупредить. »ван Ћукь€нович, что вашему существованию непосредственной опасности но угрожает. ¬ особенности если вы последуете моему совету. ћы не м€сники. ћы не расстреливаем преступников, гораздо более опасных, чем вы. ¬от, Ч тут ƒобротин сделал широкий жест по направлении к окну. “ам, за окном во внутреннем дворе √ѕ”, еще достраивались новые корпуса тюрьмы, Ч ¬от, тут работают люди, которые были приговорены даже к расстрелу, и тут они своим трудом очищают себ€ от прежних преступлений перед советской властью. Ќаша задача Ч не карать, а исправл€ть.

я сижу в м€гком кресле курю папиросу и думаю о том, что это дипломатическое вступление решительно ничего хорошего не предвещает. ƒобротин мен€ обхаживает. ј это может означать только одно: на базе бесспорной и известной √ѕ” и без мен€ фактической стороны нашего дела ƒобротин хочет создать какую-то УнадстройкуФ, раздуть дело, запутать в него кого-то еще.  ого именно, € еще не знаю.

Ч ¬ы, как разумный человек, понимаете, что ход вашего дела зависит прежде всего от вас самих. —ледовательно, от вас завис€т и судьбы ваших родных Ч вашего сына, брата... ѕоверьте мне, что € не только следователь, но и человек. Ёто, конечно, не значит, что вообще следователи не люди... Ќо ваш сын еще так молод.

Ќу-ну, думаю €. Ќе √ѕ”, а кака€-то воскресна€ проповедь.

Ч —кажите, пожалуйста, товарищ ƒобротин, вот вы говорите, что не считаете нас опасными преступниками.   чему же тогда такой, скажем, расточительный способ ареста? ќтдельный вагон, почти четыре дес€тка вооруженных людей...

Ч Ќу, знаете, вы не опасны с точки зрени€ советской власти. Ќо вы могли быть очень опасны с точки зрени€ безопасности нашего оперативного персонала. ѕоверьте, о ваших атлетических достижени€х мы знаем очень хорошо. » так ваш брат сломал руку одному из наших работников.

Ч „то это? ќт€гчающий момент?

Ч Ё, нет. ѕуст€ки. Ќо если бы наших работников было бы меньше, он переломал бы кости им всем. ѕришлось бы стрел€ть... ќтча€нный парень ваш брат.

Ч Ќеудивительно. ¬ы его лет восемь по тюрьмам таскаете за здорово живешь.

Ч ¬о-первых, не за здорово живешь. ј во-вторых, конечно, с нашей точки зрени€, ваш брат едва ли поддаетс€ исправлению. ќ его судьбе вы должны подумать особенно серьезно. ћне будет очень трудно добитьс€ дл€ него... более м€гкой меры наказани€. ќсобенно, если вы не поможете.

ƒобротин кидает на мен€ взгл€д в упор, как бы став€ этим взгл€дом точку над каким-то не высказанным УiФ. я понимаю, в переводе на общепон€тный €зык это значит: или вы подпишите все, что вам будет приказано, или...

я еще не знаю, что именно мне будет приказано. ѕо всей веро€тности, € этого не подпишу... » тогда?

Ч ћне кажетс€, товарищ ƒобротин, что все дело совершенно €сно, и мне только остаетс€ письменно подтвердить то, что вы и так знаете.

Ч ј откуда вам известно, что именно мы знаем?

Ч ѕомилуйте, у вас есть —тепанов, г-жа ≈., Увещественные доказательстваФ и, наконец, у вас есть товарищ Ѕабенко.

ѕри имени Ѕабенко ƒобротин слегка улыбаетс€.

Ч Ќу, у Ѕабенки есть еще и сво€ истори€ Ч по линии вредительства в –ыбпроме.

Ч јга, так это он так заглаживает вредительство?

Ч ѕослушайте, Ч дипломатически намекает ƒобротин, Ч следствие веду €, а не вы.

Ч я понимаю. ¬прочем, дл€ мен€ дело так же €сно, как и дл€ вас.

Ч ћне не все €сно.  ак, например, вы достали оружие и документы?

я объ€сн€ю. я, ёра и —тепанов Ч члены союза охотников, следовательно, имели право держать охотничьи гладкоствольные ружь€. —вою малокалиберную винтовку Ѕорис спер в осоавиахимовском тире. Ѕраунинг ёра привез из-за границы. ƒокументы все совершенно легальны, официальны и получены таким же легальным и официальным путем там-то и там-то.

ƒобротин €вственно разочарован. ќн ждал чего-то более сложного, откуда можно было бы выт€нуть каких-нибудь соучастников, разыскать какие-нибудь УнитиФ и вообще развести вс€кую пинкертоновщину. ќн знает, что получить даже самую прозаическую гладкоствольную берданку Ч в ———– очень трудна€ вещь и далеко не вс€кому удаетс€. я рассказываю, как мы с сыном участвовали в разных экспедици€х Ч в —реднюю јзию, в ƒагестан, „ечню и т.д., и что под этим соусом € вполне легальным путем получил оружие. ƒобротин пытаетс€ выудить хоть какие-нибудь противоречи€ из моего рассказа, € пытаюсь выудить из ƒобротина хот€ бы приблизительный остов тех УпоказанийФ, какие мне будут предложены. ћы оба терпим полное фиаско.

Ч ¬от, что € вам предложу, Ч говорит, наконец, ƒобротин, Ч я отдам распор€жение доставить в вашу камеру бумагу и прочее, и вы сами изложите все показани€, не скрыва€ решительно ничего. ≈щЄ раз напоминаю вам, что от вашей откровенности зависит всЄ.

ƒобротин оп€ть принимает вид рубахи парн€, и € решаюсь воспользоватьс€ моментом.

Ч Ќе можете ли вы вместе с бумагой приказать мне доставить хоть часть того продовольстви€, которое у нас было отобрано?

√олода€ в одиночестве, € не без вожделени€ в сердце своЄм вспоминал о тех запасах сала, сахару, сухарей, которые мы везли с собой и которые сейчас жрали какие-то чекисты.

Ч «наете, »ван Ћукь€нович, это будет трудно. јдминистраци€ тюрьмы не подчинена следственным власт€м.  роме того, ваши запасы, веро€тно, уже съедены... «наете ли, скоропорт€щиес€ продукты.

Ч Ќу, скоропорт€щиес€ мы и сами могли бы съесть.

Ч ƒа... ¬ашему сыну € предлагал кое-что, Ч врал ƒобротин. Ч ѕостараюсь и вам. ¬ообще € готов идти вам навстречу и в смысле режима и в смысле питани€... Ќадеюсь, что к вы...

Ч Ќу, конечно. » в ваших и в моих интересах покончить со всей этой канителью возможно скорее; чем бы она ни кончилась.

ƒобротин понимает мой намЄк.

Ч ”вер€ю вас, »ван Ћукь€нович, что ничем особенно страшным она кончитьс€ не может... Ќу, пока до свидань€.

я подымалось со своего кресла и вижу, р€дом с креслом ƒобротина из письменного стола выдвинута доска, и на доске крупнокалиберный кольт со взведЄнным курком. ƒобротин был готов к менее великосветскому финалу нашей беседы.

—“®ѕ”Ў »Ќ –ќћјЌ

¬ежливость Ч качество при€тное даже в палаче.  онечно, очень утешительно, что мне не тыкали в нос наганом, не инсценировали расстрела. Ќо, во-первых, это до поры до времени, во-вторых, допрос не дал решительно ничего нового. ¬есь разговор совсем впустую. Ќикаким обещани€м ƒобротина €, конечно, не верю, как не верю и его крокодиловым вздыхани€м по поводу ёриной молодости, ёру, впрочем, веро€тно, посад€т в концлагерь. Ќо что из того? «а смерть отца и д€ди он ведь будет мстить Ч он не из таких мальчиков. «начит, тот же расстрел, только немного позже. —тЄпушка, веро€тно, отделаетс€ дешевле всех. ” него одного не было никакого оружи€, он не принимал никакого участи€ в подготовке побега. Ёто старый, затрушенный и вполне аполитичный гроссбух.  ому он нужен, абсолютно одинокий, от всего оторванный человек, единственна€ вина которого заключалась в том, что он, риску€ жизнью, пыталс€ пробратьс€ к себе домой на родину, чтобы там доживать свои дни.

я наскоро пишу свои показани€ и жду очередного вызова, чтобы узнать, где кончитс€ следствие, как таковое, к где начнутс€ попытки выжать из мен€ УроманФ.

ћои показани€ забирает коридорный надзиратель и относит ƒобротину. ƒн€ через три мен€ вызывают на допрос. ƒобротин встречает мен€ так же вежливо, как и в первый раз, но лицо его выражает разочарование.

Ч ƒолжен вам сказать, »ван Ћукь€нович, что ваша писанина никуда не годитс€. Ёто всЄ мы и без вас знаем. ¬аша попытка побега нас очень мало интересует. Ќас интересует ваш шпионаж.

ƒобротин бросает это слово, как какой-то т€жЄлый метательный снар€д, который должен сбить мен€ с ног и выбить из моего очень относительного, конечно, равновеси€. Ќо € остаюсь равнодушным. ¬опросительно и молча смотрю на ƒобротина. ƒобротин УпронизываетФ мен€ взгл€дом. “ехническа€ часть этой процедуры ему €вственно не удаЄтс€. я курю добротинскую папироску и жду...

Ч ќсновы вашей УработыФ нам достаточно полно известны, и с вашей стороны, »ван Ћукь€нович, было бы даже, так сказать... неумно эту работу отрицать. Ќо целый р€д отдельных нитей нам не€сен. ¬ы должны нам их вы€снить.

Ч   сожалению, ни насчет основ, ни насчЄт нитей ничем вам помочь не могу,

Ч ¬ы, значит, собираетесь отрицать вашу УработуФ?

Ч —амым категорическим образом. » преимущественно потому, что такой работы и в природе не существовало.

Ч ѕозвольте, »ван Ћукь€нович. ” нас есть наши агентурные данные, у нас есть копии с вашей переписки. ” нас есть показани€ —тепанова, который во всЄм созналс€...

я уже потом, по дороге в лагерь, узнал, что со —тЄпушкой обращались далеко не так великосветски, как со всеми нами. “от же самый ƒобротин, который вот сейчас пр€мо лоснитс€ от корректности, стучал кулаком по столу, крыл его матом, тыкал ему в нос кольтом и грозил Упристрелить, как дохлую собакуФ. Ќе знаю, почему именно, как дохлую.

—тЄпушка наворотил. Ќаворотил совершенно жуткой чепухи, запутав в ней и людей, которых он знал. ќн перепугалс€ так, что стремительность его УпоказанийФ прорвала все преграды элементарной логики, подхватила за собой ƒобротина, и ƒобротин в этой чепухе утоп.

„то он утоп, мне стало €сно после первых же минут допроса. ≈го Уагентурные данныеФ не стоили двух копеек; слежка за мной, как оказалось, была, но ничего путного и выслеживать не было; переписка мо€, как оказалось, перлюстрировалась вс€, но и из неЄ ƒобротин ухитрилс€ выкопать только факты, разбивающие его собственную или вернее —тЄпушкину теорию. ќставалась одна эта теори€, или точнее остов УроманаФ, который € должен был облечь плотью и кровью, закрепить всю эту чепуху своей подписью, и тогда на руках у ƒобротина оказалось бы насто€щее дело, на котором, может быть, можно было бы сделать карьеру и в котором ув€зло бы около дес€тка решительно ни в чем неповинных людей.

≈сли бы эта чепуха была сгруппирована хоть сколько-нибудь соответственно с человеческим мышлением, выбратьс€ из нее было бы нелегко.  ак-никак, знакомства с иностранцами у мен€ были. —в€зь с заграницей была. ¬се это само по себе уже достаточно предосудительно с советской точки зрени€, ибо не только заграницу, но и каждого отдельного иностранца советска€ власть отгораживает китайской стеной от зрелища советской нищеты, а советского жител€ Ч от буржуазных соблазнов.

я до сих пор не знаю, как именно конструировалс€ остов этого романа. ћне кажетс€, что —тЄпушкин переполох вступил в соцсоревнование с добротинским рвением, и из обоих и в отдельности не слишком хитрых источников получилс€ совсем уж противоестественный ублюдок. ¬ одну нелепую кучу были свалены и ёрины товарищи по футболу и та английска€ семь€, котора€ приезжала ко мне в —алтыковку на week end, и несколько знакомых журналистов, и мои поездки по –оссии и все, что хотите. «десь не было никакой логической или хронологической ув€зки.  ажда€ УуликаФ вопиюще противоречила, другой, и ничего не стоило доказать всю полную логическую бессмыслицу этого УроманаФ. Ќо что было бы, если бы € ее доказывал? ¬ данном виде это было варево, несъедобное даже дл€ неприхотливого желудка √ѕ”. Ќо если бы € указал ƒобротину на самые зи€ющие несообразности, он устранил бы их, и в коллегию √ѕ” пошел бы обвинительный акт, не лишенный хоть некоторой самой отдаленной доли правдоподоби€. Ётого правдоподоби€ было бы достаточно дл€ создани€ нового УделаФ и дл€ ареста новых УшпионовФ.

» € очень просто говорю ƒобротину, что € Ч по его же словам Ч человек разумный, и что именно поэтому € не верю ни в его обещани€, ни в его угрозы, что вс€ эта пинкертоновщина со шпионами Ч несусветный вздор, и что вообще никаких показаний на эту тему € подписывать не буду; что можно было перепугать —тепанова и поймать его на какую-нибудь очень дешевую удочку, но что мен€ на такую удочку никак не поймать.

ƒобротин как-то сразу осекс€, его лицо на один миг перекашиваетс€ €ростью, и из-под лосн€щейс€ поверхности хорошо откормленного и благодушно-корректного, если хотите, даже европеизированного Уследовател€Ф мелькает оскал чекистских челюстей.

Ч јх, вы так...

Ч я так.

ћы несколько секунд смотрим друг на друга в упор.

Ч Ќу, мы вас заставим сознатьс€.

Ч ќчень мало веро€тно.

ѕо лицу ƒобротина видна, так сказать, борьба стилей. ќн сбилс€ со своего европейского стил€ и почему-то не рискует перейти к обычному чекистскому. “оли ему не приказано, толи он побаиваетс€. «а три недели тюремной голодовки € не очень уж ослаб физически и тер€ть мне было нечего. –азговор заканчиваетс€ совсем уж глупо.

Ч ¬от, видите. Ч раздраженно говорит ƒобротин. Ч ј € дл€ вас даже выхлопотал сухарей из вашего запаса.

Ч „то же вы думали купить сухар€ми мои показани€?

Ч Ќичего € не думал покупать. «абирайте ваши сухари. ћожете идти в камеру.

—»Ќ≈ƒ–»ќЌ

Ќа другой же день мен€ снова вызывают на допрос. Ќа этот раз ƒобротин не один. ¬месте с ним еще каких-то три следовател€, видимо, чином значительно выше. ќдин в чекистской форме с двум€ ромбами в петлице. ƒело идет всерьез.

ƒобротин держитс€ пассивно и в тени. ƒопрашивают те трое. ќколо п€ти часов идут бесконечные вопросы о всех моих знакомых, снова выплывает уродливый, нелепый остов —тЄпушкиного детективного романа, но на этот раз уже в новом варианте. ћен€ в шпионаже уже не обвин€ют. Ќо граждане X, Y, Z и прочие занимались шпионажем, и € об этом не могу не знать. ќ —тепушкином шпионаже тоже почти не заикаютс€, весь упор делаетс€ на нескольких моих иностранных и не иностранных знакомых. “ребуетс€, чтобы € подписал показани€, их изобличающие, и тогда Ч оп€ть разговор о молодости моего сына, о моей собственной судьбе, о судьбе брата. Ќамеки на то, что мои показани€ весьма существенны Ус международной точки зрени€Ф, что ввиду дипломатического характера моего этого дела им€ мое нигде не будет названо. ѕотом намеки Ч и весьма прозрачные Ч на расстрел всех нас троих, в случае моего отказа и т.д. и т.д.

„асы проход€т, € чувствую, что допрос превращаетс€ в конвейер. —ледователи то выход€т, то приход€т. ћне трудно разобрать их лица. я сижу на €рко освещенном месте, в кресле, у письменного стола. «а столом ƒобротин, остальные в тени, у стены огромного кабинета, на каком-то диване.

ѕровратьс€ € не могу, хот€ бы просто потому, что € решительно ничего не выдумываю. Ќо этот многочасовой допрос, это огромное нервное напр€жение временами уже заволакивает сознание какой-то апатией, каким-то безразличием. я чувствую, что этот конвейер надо остановить.

Ч я вас не понимаю, Ч говорит человек с двум€ ромбамиЧ Ч ¬ас в активном шпионаже мы не обвин€ем. Ќо какой вам смысл топить себ€, выгоражива€ других. ¬ас они так не выгораживают.

„то значит глагол Уне выгораживаютФ и еще в насто€щем времени? „то это люди или часть из них уже арестованы? » действительно Уне выгораживаютФ мен€? »ли просто это новый трюк?

¬о вс€ком случае, конвейер надо остановить.

—о всем доступным мне спокойствием и со всей доступной мне твердостью € говорю приблизительно следующее:

Ч я журналист и, следовательно, достаточно опытный в советских делах человек. я не мальчик и не трус. я не питаю никаких иллюзий относительно своей собственной судьбы и судьбы моих близких. я ни на одну минуту и ни на одну копейку не верю ни обещани€м, ни увещевани€м √ѕ”, весь этот роман € считаю форменным вздором и убежден в том, что таким же вздором считают его и мои следователи; ни один мало-мальски здравомысл€щий человек ничем иным и считать его не может. » что ввиду всего этого € никаких показаний не только подписывать, но и вообще давать не буду.

Ч “о есть, как это вы не будете? Ч вскакивает один из следователей и замолкает. „еловек с двум€ ромбами медленно подходит к столу и говорит:

Ч Ќу, что ж, »ван Ћукь€нович. ¬ы сами подписали ваш приговор... » не только ваш. ћы хотели дать вам возможность спасти себ€. ¬ы этой возможностью не воспользовались. ¬аше дело. ћожете идти.

я встаю и направл€юсь к двери, у которой стоит часовой.

Ч ≈сли надумаетесь, Ч говорит мне вдогонку человек с двум€ ромбами, Ч сообщите вашему следователю. ≈сли не будет поздно...

Ч Ќе надумаюсь.

Ќо когда € вернулс€ в камеру, € был совсем без сил. “очно вынули что-то самое ценное в жизни и голову наполнили бесконечной тьмой и отча€нием. —пас ли € кого-нибудь в реальности? Ќе отдал ли € брата и сына на расправу этому человеку с двум€ ромбами? –азве € знаю, какие аресты произведены в ћоскве, и какие методы допросов были применены, и какие романы плетутс€ или сплетены там. я знаю, € твердо знаю, знает мо€ логика, мой рассудок, знает весь мой опыт, что € правильно поставил вопрос. Ќо откуда-то со дна сознани€ подымаетс€ что-то темное, что-то почти паническое, и за всем этим кудр€ва€ голова сына, развороченна€ выстрелом из револьвера на близком рассто€нии.

я забралс€ с головой под оде€ло, чтобы ничего не видеть, чтобы мен€ не видели в этот глазок, чтобы не подстерегли минуты упадка.

Ќо дверь л€згнула: в камеру вбежали два надзирател€ и стали стаскивать оде€ло. „его они хотели, € не догадалс€, хот€ € знал, что существует система медленного, но довольно верного самоубийства Ч перет€нуть шею веревочкой или полоской простыни и лечь. —онна€ артери€ передавлена, наступает сон, потом смерть. Ќо € уже оправилс€.

Ч ћне мешает свет.

Ч ¬се равно, голову закрывать не полагаетс€.

Ќадзиратели ушли, но волчок поскрипывал всю ночь.

 

ѕ–»√ќ¬ќ–

Ќаступили дни безмолвного ожидани€. √де-то там, в гигантских и беспощадных зубцах чекистской машины вертитс€ стопка бумаги с пометкой Уƒело 2248Ф. —топка бежит по каким-то роликам; подхватываетс€ какими-то шестеренками. ѕотом подхватит ее кака€-то одна, особенна€ шестеренка Ч и вот, придут ко мне и скажут:

У—обирайте вещиФ...

я узнаю, в чем дело, потому что они придут не вдвоем и даже не втроем. ќни придут ночью. ” них будут револьверы в руках, и эти револьверы будут дрожать больше, чем дрожал кольт в руках ƒобротина в вагоне номер 13.

—нова бесконечные бессонные ночи. “ускло с центра потолка подмигивает электрическа€ лампочка. ћертва€ тишина корпуса одиночек лишь изредка прерываетс€ чьими-то предсмертными ночными криками. ѕолна€ отрезанность от всего мира. ќщущение человека, похороненного заживо.

“ак проходит три мес€ца.

...–ано утром часов в шесть в камеру входит надзиратель. ¬ руке у него кака€-то бумажка.

Ч ‘амили€?

Ч —олоневич, »ван Ћукь€нович.

Ч ¬ыписка из постановлени€ чрезвычайной судебной тройки ѕѕ ќ√ѕ” Ћ¬ќ от 28 но€бр€ 1933 года.

” мен€ чуть-чуть замирает сердце, но в мозгу уже €сно: это не расстрел. Ќадзиратель один и без оружи€.

...—лушали: дело 2248 гражданина —олоневича »вана Ћукь€новича, по обвинению его в преступлени€х предусмотренных стать€ми 58 пункт 6; 58 пункт 10; 58 пункт 11 и 59 пункт 10...

ѕостановили: признать гражданина —олоневича »вана Ћукь€новича виновным в преступлени€х, предусмотренных указанными стать€ми и заключить его в исправительно-трудовой лагерь сроком на 8 лет. –аспишитесь...

Ќадзиратель кладет бумажку на стол, текстом книзу. я хочу лично прочесть приговор и записать номер дела, дату и пр. Ќадзиратель не позвол€ет. я отказываюсь расписатьс€. ¬ конце концов он уступает.

”же потом в концлагере € узнал, что это Ч обычна€ манера объ€влени€ приговора; впрочем, кресть€нам очень часто приговора не объ€вл€ют вовсе. » человек попадает в лагерь, не зна€ или не помн€ номера дела, даты приговора, без чего вс€кие за€влени€ и обжаловани€ почти не возможны, и что в большей степени затрудн€ет вс€кую юридическую помощь заключенным.

»так, восемь лет концентрационного лагер€. ѕутевка на восемь лет каторги, но все-таки не путевка на смерть.

ќхватывает чувство огромного облегчени€. » в тот же момент в мозгу вспыхивает целый р€д вопросов Ч отчего такой милостивый приговор, даже не 10, а только 8 лет? „то с ёрой, Ѕорисом, »риной, —тЄпушкой? » в конце этого списка вопросов последний: как удастс€ очередна€ Ч котора€ по счету? Ч попытка побега? »бо если мне и советска€ вол€ была невтерпеж, то что же говорить о советской каторге?

Ќа вопрос об относительной м€гкости приговора у мен€ ответа нет и до сих пор. Ќаиболее веро€тное объ€снение заключаетс€ в том, что мы не подписали никаких доносов и не написали никаких романов. ‘игура романиста, как бы его ни улещали во врем€ допроса, всегда остаетс€ нежелательной фигурой, конечно, уже после окончательной редакции романа. ќн уже написал все, что от него требовалось, а потом из концлагер€ начнет писать за€влени€, опровержени€, пока€ни€. ћало ли, какие группировки существуют в √ѕ”. ћало ли, кто может друг друга подсиживать. ќт романиста проще отделатьс€ совсем: мавр сделал свое дело, и мавр может отправл€тьс€ ко всем черт€м. ƒокумент остаетс€, и опровергать его уже некому. ћожет быть, мен€ оставили жить дл€ того, чтобы √ѕ” не удалось создать крупное дело. ћожет быть, благодар€ признани€ советской –оссии јмерикой.  то его знает, отчего?

Ѕорис, значит, тоже получил что-то вроде 8-10 лет концлагер€. »сход€ из некоторой пропорциональности вины и прочего, можно было бы предполагать, что ёра отделаетс€ какой-нибудь высылкой в более или менее отдаленные места. Ќо у ёры были очень плохи дела со следователем. ќн вообще от вс€ких показаний отказалс€, и ƒобротин мне о нем говорил: У¬от тоже ваш сын, самый молодой и самый жутковатыйФ. —тЄпушка своим романом мог себе очень сильно напортить.

¬ тот же день мен€ перевод€т в пересыльную тюрьму на Ќижегородской улице.

¬ ѕ≈–≈—џЋ ≈

ќгромные каменные коридоры пересылки переполнены вс€ким народом. —егодн€ Ч Убольшой приемФ. »з провинциальных тюрем прибыли сотни кресть€н, из Ўпалерки Ч рабочие, урки (профессиональный уголовный элемент) и к моему удивлению всего несколько человек интеллигенции. я издали замечаю всклокоченный чуб ёры, и ёра устремл€етс€ ко мне, уже издали показыва€ пальцами Ч три года. ёра исхудал почти до неузнаваемости: он оказываетс€, объ€вил голодовку в виде протеста против недостаточного питани€. ћотив, не лишенный оригинальности. «десь же и Ѕорис, тоже исхудавший, обросший бородищей и уже поглощенный мыслью о том, как бы нам всем попасть в одну камеру. ” него, как и у мен€ Ч восемь лет, но в данный момент все эти сроки нас совершенно не интересуют. ¬се живы Ч и то слава Ѕогу.

Ѕорис предпринимает р€д таинственных манипул€ций, а часа через два Ч мы все в одной камере, правда, одиночке, но сухой и светлой и главное без вс€кой посторонней компании. «десь мы можем крепко обн€тьс€, обмен€тьс€ всем пережитым и... обмозговать новые планы побега.

¬ этой камере мы как-то быстро и хорошо обжились. ¬се мы были вместе и пока что вне опасности. ” всех нас было ощущение выздоровлени€ после т€жкой болезни, когда силы прибывают, и когда весь мир кажетс€ €рче и чище, чем он есть на самом деле. ѕри тюрьме оказалась старенька€ библиотека. Ќас ежедневно водили на прогулку. —начала трудно было ходить: ноги ослабели и подгибались. ѕотом после того, как первые передачи влили новые силы в наши ослабевшие мышцы, Ѕорис как-то предложил:

Ч Ќу, теперь давайте тренироватьс€ в беге. ƒистанци€ Ч икс километров: совдепи€ Ч заграница.

Ќа прогулку выводили сразу камер дес€ть. ’одили по кругу, довольно большому, диаметром метров сорок; причем кажда€ камера должна была держатьс€ на рассто€нии дес€ти шагов одна от другой. Ќе наруша€ этой дистанции, нам приходилось УбегатьФ почти на месте, но мы все же бегали. ѕрогульщик, тот чин тюремной администрации, который надзирает за прогулкой, смотрел на нашу тренировку скептически, но не вмешивалс€. –абочие подсмеивались. ћужики смотрели недоуменно. »з окон тюремной канцел€рии на нас взирали изумленные лица... ј мы все бегали.

ѕрогульщик стал смотреть на нас уже не скептически, а даже несколько сочувственно.

Ч „то, спортсмены?Ч спросил он как-то мен€.

Ч „емпион –оссии, Ч кивнул € в сторону Ѕориса.

Ч ¬ишь ты, Ч сказал прогульщик.

Ќа следующий день, когда прогулка уже кончилась, и вереница арестантов пот€нулась в тюремные двери, он нам подмигнул:

Ч ј ну, вал€й по пустому двору! “ак мы приобрели возможность тренироватьс€ более или менее всерьез. » попали в лагерь в таком состо€нии физической fitness, которое дало нам возможность обойти много острых и трагических углов лагерной жизни.

–јЅќ„≈- –≈—“№яЌ— јя “ё–№ћј

Ёто была рабоче-кресть€нска€ тюрьма в буквальном смысле. —ид€ в одиночке на Ўпалерке, € не мог составить себе никакого представлени€ о социальном составе населени€ советских тюрем. ¬ пересылке мои возможности несколько расширились. Ќа прогулку выводили человек от 50 до 100 одновременно. —остав этой партии мен€лс€ посто€нно, одних куда-то усылали, других присылали, но за весь мес€ц нашего пребывани€ в пересылке мы оставались единственными интеллигентами в этой партии Ч обсто€тельство, которое дл€ мен€ было несколько неожиданным.

Ѕольше всего было кресть€н, до жути изголодавшихс€ и каких-то по особенному пришибленных. »ногда встреча€сь с ними где-нибудь в темном углу лестницы, слышишь придушенный шепот:

Ч Ѕратец, а братец. ’лебца бы корочку... ј?

ћного было рабочих. Ёти имели чуть-чуть менее голодный вид и были лучше одеты. », наконец, мрачными фигурами, полными окончательного отча€ни€ и окончательной безысходности, шагали по кругу Узнатные иностранцыФ.

Ёто были почти исключительно финские рабочие, теми или иными, но большей частью нелегальными способами перебравшиес€ в страну стро€щегос€ социализма, Уна родину всех труд€щихс€Ф —урово их встретила эта родина. ¬о-первых, ей и своих труд€щихс€ деть было некуда; во-вторых, и чужим труд€щимс€ неохота показывать своей нищеты, своего голода и своих расстрелов. ј как выпустить обратно этих чужих труд€щихс€, хот€ бы одним уголком глаза уже увидевших советскую жизнь не из окна спального вагона?

» вот, мес€цами они ма€чат здесь по заколдованному кругу пересылки (сюда сажали и следственных, но не срочных заключенных) без €зыка, без друзей, без знакомых, покинув волю своей не пролетарской родины и попав в тюрьму пролетарской.

Ёти пролетарские иммигранты в ———– Ч легальные, полулегальные и вовсе нелегальные Ч представл€ют собой очень жалкое зрелище. »х привлекла сюда та безудержна€ коммунистическа€ агитаци€ о прелест€х социалистического ра€, котора€ была особенно характерна дл€ первых лет п€тилетки и дл€ первых надежд, возлагавшихс€ на эту п€тилетку. ѕредполагалс€. бурный рост промышленности и больша€ потребность в квалифицированной рабочей силе, предполагалс€ Унебывалый рост благососто€ни€ широких масс труд€щихс€Ф Ч многое предполагалось. ѕ€тилетка пришла и прошла. ќказалось, что и своих собственных рабочих девать некуда, что перед страной, в добавление к прочим прелест€м, стала угроза массовой безработицы, что от благососто€ни€ массы ушли еще дальше, чем до п€тилетки. ѕравительство стало выжимать из ———– и тех иностранных рабочих, которые приехали по договорам и которым тут нечем было платить и которых нечем было кормить. Ќо агитаци€ продолжала действовать. “ыс€чи неудачников идеалистов, если хотите, идеалистических карасей, поперли в ———– вс€кими не очень легальными пут€ми и попали в щучьи зубы √ѕ”.

ћожно симпатизировать и можно не симпатизировать политическим убеждени€м, толкнувшим этих людей сюда. Ќо не жалеть этих людей нельз€. Ёто не та коминтерновска€ шпана, котора€ едет сюда по вс€ческим, иногда даже не очень легальным визам советской власти, котора€ отдыхает в  рыму, на ћинеральных ¬одах, котора€ объедает русский народ »нснабами, субсиди€ми и просто подачками. ќни, эти идеалисты, бежали от Убуржуазных акулФ к своим социалистическим брать€м.   эти брать€ первым делом скрутили им руки и бросили их в подвалы √ѕ”.

Ёту категорию людей € встречал в самых разнообразных местах советской –оссии, в том числе и у финл€ндской границы в  арелии, откуда их на грузовиках и под конвоем √ѕ” волокли в ѕетрозаводскую тюрьму. Ёто было в селе  ойкоры, куда € пробралс€ дл€ разведки насчет бегства из социалистического ра€, а они бежали в этот рай. ќни были очень голодны, но еще больше придавлены и растер€ны. ќни видели еще очень немного, но и того, что они видели, было достаточно дл€ самых мрачных предчувствий насчет будущего. Ќикто из них не знал русского €зыка, и никто из конвоиров не знал ни одного иностранного. ѕоэтому мне удалось на несколько минут втиснутьс€ в их среду в качестве переводчика. ќдин из них говорил по-немецки. я переводил под проницательными взгл€дами полудюжины чекистов, буквально смотревших мне в рот. финн плохо понимал по-немецки, и приходилось говорить очень вн€тно и раздельно. —реди конвоиров был один еврей, он мог кое-что понимать по-немецки, и лишнее слово могло бы означать дл€ мен€ концлагерь.

ћы сто€ли кучкой у грузовика. »з-за изб на нас выгл€дывали перепуганные карельские кресть€не, которые шарахались от грузовика и от финнов, как от чумы: перекинешьс€ двум€-трем€ словами, а потом Ѕог знает, что могут пришить. ‘инны знали что местное население понимает по-фински, и мой собеседник спросил, почему к ним никого из местных жителей не пускают. я перевел вопрос начальнику конво€ и получил ответ:

Ч Ёто не ихнее дело.

‘инн спросил, нельз€ ли достать хлеба или сала. Ќаивность этого вопроса вызвала хохот у конвоиров, финн спросил, куда их везут. Ќачальник конво€ ответил: У—ам увидитФ, и предупредил мен€: У“олько вы лишнего ничего не переводитеФ. ‘инн растер€лс€ и не знал, что и спрашивать больше. јрестованных стали сажать в грузовик. ћой собеседник бросил мне последний вопрос:

Ч Ќеужели, буржуазный газеты говорили правду?

» € ему ответил словами начальника конво€: увидите сами. » он пон€л, что увидеть ему предстоит еще очень много.

¬ концлагере ЅЅ  € не видел ни одного из этих дружественных иммигрантов. ¬последствии € узнал, что всех их отправл€ют подальше: за ”рал, на  араганду, в  узбасс, подальше от соблазна нового бегства Ч бегства-возвращени€ на свою старую и несоциалистическую родину.

”ћџ¬јёў»≈ –” »

ќднако, самое при€тное в пересылке было то, что мы, наконец, могли зав€зать св€зь с волей, дать знать о себе люд€м, дл€ которых мы четыре мес€ца тому назад как в воду канули, слать и получать письма, получать передачи и свидани€.

Ќо с этой св€зью дело обсто€ло довольно сложно: мы не питерцы; и по моей линии в ѕитере было только два моих старых товарища. ќдин из них, »осиф јнтонович, муж г-жи ≈., €вственно сидел где-то р€дом с нами, но другой был на воле, вне вс€ких подозрений √ѕ” и вне вс€кого риска, что передачей или свиданием он навлечет какое бы то ни было подозрение: така€ масса людей сидит по тюрьмам, что если поарестовывать их родственников и друзей, нужно было бы окончательно опустошить всю –оссию. Nominae sunt odiosa Ч назовем его Упрофессором  остейФ.  огда-то очень давно наша семь€ вырастила и выкормила его, почти беспризорного мальчика; он кончил гимназию к университет. —ейчас он мирно профессорствовал в ѕетербурге, жил тихой кабинетной мышью. ќн несколько раз проводил московские свои командировки у мен€ в —алтыковке, и у мен€ с ним была почти посто€нна€ св€зь.

» еще была у нас в ѕитере двоюродна€ сестра. я и в жизни ее не видал, Ѕорис встречалс€ с нею давно и мельком; мы только знали, что она, как и вс€ка€ служаща€ девушка в –оссии, живет нищенски, работает каторжно и почти как и все они, каторжно работающие и нищенски живущие, болеет туберкулезом. я говорил о том, что эту девушку не стоит загруждать хождением на передачи и свидани€, а что вот  ост€ Ч так от кого же и ждать помощи, как не от него.

ёра к  осте вообще относилс€ весьма скептически, он не любил людей, окончательно выхолощенных от вс€кого протеста... ћы послали до открытке Ч  осте и ей.

 ак мы ждали первого дн€ свидани€!  ак мы ждали этой первой за четыре мес€ца лазейки в мир, в котором близкие наши то молились уже за упокой душ наших, то мечтали о почти неверо€тном Ч о том, что мы все-таки как-то еще живы.  ак мы мечтали о первой весточке туда и о первом куске хлеба оттуда!

 огда голодаешь этак по-ленински Ч долго и всерьез, вопрос о куске хлеба приобретает странное значение. —ид€ на тюремном пайке, € как-то не мог себе представить с достаточной €сностью и убедительностью, что вот лежит передо мной кусок хлеба, а € есть не хочу, и € его не съем. ’леб занимал командные высоты в психике, унизительные высоты.

¬ первый же день свиданий в камеру вошел дежурный.

Ч  оторый тут —олоневич?

Ч ¬се трое.

ƒежурный изумленно воззрилс€ на нас.

Ч Ёка вас расплодилось. ј который Ѕорис? Ќа свидание.

Ѕорис вернулс€ с мешком вс€ческих продовольственных сокровищ: здесь было фунта три хлебных огрызков, фунтов п€ть вареного картофел€ в мундирах, две брюквы, две луковицы и несколько кусочков селедки. Ёто было все, что  ат€ успела наскребать. ƒенег у нее, как мы ожидали, не было ни копейки, а достать денег по нашим указани€м она еще не сумела.

Ќо картошка...  акое это было пиршество! » как весело было при мысли о том, что наша оторванность от мира кончилась, что панихид по нам служить уже не будут. ¬се-таки по сравнению с могилой и концлагерь Ч радость.

Ќо  ости не было.

  следующему свиданию оп€ть пришла  ат€.

Ѕог ее знает, какими пут€ми и под каким предлогом она удрала со службы, наскребла хлеба, картошки и брюквы, сто€ла полубольна€ в тюремной очереди.  ост€ не только не пришел; на телефонный звонок  ост€ ответил  ате, что он, конечно, очень сожалеет, но что он ничего сделать не может, так как сегодн€ же уезжает на дачу. ƒача была выдумана плохо: на дворе сто€л декабрь.

ѕотом, лежа на тюремной койке и перебира€ в пам€ти все эти страшные годы, € думал о том, как Ут€жкий млатФ голода и террора одних закалил, других раздробил, третьи оказались пришибленными, но пришибленными прочно.  ак это € раньше не мог пон€ть, что  ост€ Ч из пришибленных?

—ейчас в тюрьме, вид€, как € придавлен этим разочарованием, ёра стал утешать мен€, так неуклюже, как это только может делать юноша 18 лет от роду и 180 сантиметров ростом.

Ч —лушай, ¬атик, неужели же тебе и раньше не было €сно, что  ост€ не придет и ничего не сделает? ¬едь, это же просто јкакий јкакиевич по ученой части. ¬едь, он же: ¬атик, трус. ” него от одного  атиного звонка душа в п€тки ушла. ј чтобы придти на свиданье Ч что ты, в самом деле? ќн дрожит над каждым своим рублем и над каждым своим шагом. я, конечно, понимаю, ¬атик, Ч см€гчил ёра свою филиппику, Ч ну, конечно, раньше он, может быть и был другим, но сейчас...

ƒа, другим. ћногие были иными. ƒа, сейчас, конечно Ч јкакий јкакиевич. –оль знаменитой шубы выполн€ет дочь, хлипка€ истеричка двенадцати лет. ƒа, конечно, революционный ребенок; ни жиров, ни елки, ни витаминов, ни сказок. ѕайковый хлеб и политграмота. ќную же политграмоту, надрыва€сь до тошноты, читает  ост€ по вс€ким рабфакам Ч кому нужна теперь слав€нска€ литература. “ощий и шаткий уют на ¬асильевском острове. ¬ечна€ дрожь: справа Ч уклон, слева Ч загиб; снизу Ч голод, а сверху Ч просто √ѕ”... ќппозиционный шепот за закрытой дверью. » вечна€ дрожь.

ƒа, можно пон€ть.  ак € этого раньше не пон€л? ћожно простить. Ќо руку трудно подать. ’от€, разве он один, духовно убиенный революцией? ≈сли нет статистики убитых физически, то кто может подсчитать количество убитых духовно, пришибленных забитых?

»х много. Ќо, как ни много их, как ни чудовищно давление, есть все-таки люди, которых пришибить не удалось...

я¬Ћ≈Ќ»≈ »ќ—»‘ј

ƒверь в нашу камеру распахнулась, и в нее ввалилось нечто перегруженное вс€ческими мешками, весьма небритое и очень знакомое. Ќо € не сразу поверил глазам своим.

Ќебрита€ личность свалила на пол свои мешки и зверски огрызнулась на дежурного:

Ч  уда же вы к чертовой матери мен€ пихаете? ¬едь, здесь ни стать, ни сесть. Ќо дверь захлопнулась.

Ч ¬от, сук-к-кины дети! Ч сказала личность по направлению к двери.

ћои сомнени€ рассе€лись. Ќеверо€тно, но факт: это был »осиф јнтонович.

» € говорю этаким дл€ в€щего изумлени€ равнодушным тоном:

Ч Ќичего, ».ј., как-нибудь поместимс€. ».ј. нацелилс€ было молотить каблуком в дверь. Ќо при моих словах его приподн€та€ было нога мирно стала на пол.

Ч »ван Ћукь€нович! ¬от это значит Ч черт мен€ раздери. Ќеужели, ты? » Ѕорис? ј это, как € имею основание полагать, ёра. Ч ёру ».ј. не видал 15 лет, не мудрено было не узнать.

Ч Ќу, пока там что, давай поцелуемс€. ћы по доброму старому российскому обычаю колем друг друга небритыми щетинами.

Ч  ак ты попал сюда? Ч спрашиваю €.

Ч ¬от тоже дурацкий вопрос, Ч огрызаетс€ ».ј. и на мен€. Ч  ак попал? ќбыкновенно, как все попадают. ¬о вс€ком случае, попал из-за теб€, черт теб€ дери... Ќу, это ты потом мне расскажешь. √лазное Ч все живы. ќстальное Ч хрен с ним. “ут у мен€ полный мешок вс€кой жратвы.   папиросы есть.

Ч «наешь, ».ј., мы пока будем есть, а уж ты рассказывай. я Ч за тобой.

ћы принимаемс€ за еду. ».ј. закуривает папиросу и, мота€сь по камере, рассказывает:

Ч “ы знаешь, € уже мес€цев восемь в ћурманске. ¬ ѕитере с начальством разругалс€ вдрызг: они, сукины дети, разворовали больничное белье, а € эту хреновину должен был в бухгалтерии замазывать. Ќу, € плюнул им в рожу и ушел. ѕеребралс€ в ћурманск. ћесто замечательно паршивое, но ответственным работникам дают пол€рный паек, так что в общем жить можно. ƒа еще в заливе морские окуни вод€тс€ Ч замечательна€ рыба! я даже о коньках стал подумывать (».ј. был в свое врем€ первоклассным фигуристом). —ловом, живу, работы чертова уйма, и вдруг Ч ба-бах. —ижу вечерок дома, ужинаю, пью водку. явл€ютс€: разрешите, говор€т, обыск у вас сделать... јх вы, сукины дети Ч еще в вежливость играют. ћы, дескать, не какие-нибудь, мы, дескать, европейцы. У–азрешитеФ. Ќу, мне плевать. „то у мен€ можно найти, кроме пустых бутылок? ¬ы мне, говорю, водку разрешите допить, пока вы тем под кроват€ми ползать будете... —ловом, обшарили все, водку € допил, поволокли мен€ в √ѕ”, а оттуда со спецконвоем Ч двух идиотов приставили Ч повезли в ѕитер. Ќу, деньги у мен€ были, всю дорогу пь€нствовали. я этих идиотов так накачал, что когда приехали на Ќиколаевский вокзал, пр€мо деватьс€ некуда, такой дух, что даже прохожие внюхиваютс€. Ќу, €сно, в √ѕ” с таким духом идти нельз€ было, мы заскочили на базарчик, пожевали чесноку, € позвонил домой сестре...

Ч ќтчего же вы не сбежали? Ч снаивничал ёра.

Ч ј какого мне, спрашиваетс€, черта бежать?  уда бежать? » что € такое сделал, чтобы мне бежать? ≈динственное, что водку пил. “ак за это у нас сажать еще не придумали. Ќаоборот: казне доход и о политике меньше думают. —ловом, притащили на Ўпалерку и посадили в одиночку. ѕотом вызывают на допрос Ч сидит кака€-то толста€ сволочь.

Ч ƒобротин?

Ч ј черт его знает. ћожет и ƒобротин. Ќачинаетс€, как обыкновенно мы все о вас знаем. ќчень, говорю, при€тно, что знаете. “олько, если знаете, так на какого же черта вы мен€ посадили? ¬ы, говорит, обвин€етесь в организации контрреволюционного сообщества. ” вас бывали такие-то и такие-то, вели такие-то и такие-то разговоры; знаем решительно все Ч и кто был, и что говорил. я уже совсем ничего не понимаю. ¬одку пьют везде, и разговоры такие везде разговаривают. ≈сли бы за такие разговоры сажали, в ѕитере давно бы ни одной души живой не осталось. ѕотом вы€сн€етс€: и кроме того вы обвин€етесь в пособничестве попытке побега вашего товарища —олоневича.

“ут € пон€л, что вы влипли. Ќо откуда така€ информаци€ о моем собственном доме? Ёта толста€ сволочь требует, чтобы € подписал показани€ и насчет теб€ и насчет вс€ких других моих знакомых. я ему говорю, что ни черта подобного € не подпишу, что никакой контрреволюции у мен€ в доме не было, что теб€ € за хвост держать не об€зан. “ут этот следователь начинает крыть матом, грозить расстрелом и тыкать мне в лицо револьвером. јх ты, думаю, сукин сын! я восемнадцать лет в советской –оссии живу, а он еще думает расстрелом, видите ли, мен€ запугать. я знаешь, с ним очень вежливо говорил. я ему говорю, пусть он тыкает револьвером в свою жену, а не в мен€, потому что € ему вместо револьвера и кулаком могу ткнуть... ’орошо, что он убрал револьвер, а то набил бы € ему морду.

Ќу, на этом наш разговор кончилс€. ј через мес€ца два вызывают и пожалуйте: три года ссылки в —ибирь. Ќу, в —ибирь, так в —ибирь, черт с ними. ¬ —ибири тоже водка есть. Ќо скажи ты мне, ради Ѕога, ». Ћ.: вот ведь не дурак же ты, как же теб€ угораздило попастьс€ этим идиотам?

Ч ѕочему же идиотам?

».ј. был самого скептического мнени€ о талантах √ѕ”.

Ч — такими деньгами и возможност€ми, какие имеет √ѕ”, зачем им мозги. Ѕерут тем, что четверть Ћенинграда у них в шпиках служит. » если вы эту истину зазубрите у себ€ на носу, никакое √ѕ” вам не страшно. —ажают так, дл€ цифры, дл€ запугивани€. ј толковому человеку их провести ни шиша не стоит. Ќу, так в чем же, собственно, дело?

я рассказываю, и по мере моего рассказа в лице ».ј. по€вл€етс€ выражение чрезвычайного негодовани€.

Ч Ѕабенко! Ётот сукин сын, который три года пь€нствовал за моим столом и которому € бы ни на копейку не поверил! ќх, кака€ дура ≈. ¬едь, сколько раз ей говорил, что она дура Ч не верит. ¬оображает себ€ ћеттернихом в юбке. ≈й тоже три года —ибири дали. ƒумаешь, поумнеет? Ќи черта подобного. √оворил € тебе, ».Ћ., не св€зывайс€ ты в таком деле с бабами Ч Ќу, черт с ними, со всем этим. √лавное, что живы, и потом Ч не падать духом. ¬едь, вы же все равно сбежите.

Ч –азумеетс€, сбежим.

Ч » оп€ть за границу?

Ч –азумеетс€, за границу. ј то, куда же?

Ч Ќо за что же мен€. в конце концов, выперли? ¬едь, не за контрреволюционные разговоры за бутылкой водки?

Ч я думаю, за разговоры со следователем.

Ч ћожет быть. Ќе мог же € позволить, чтобы вс€ка€ сволочь мне в лицо револьвером тыкала.

Ч ј что, ».ј., Ч спрашивает ёра, Ч вы на самом деле дали бы ему в морду?

».ј. ощетиниваетс€ на ёру:

Ч ј мне что по-вашему оставалось бы делать? Ќесмотр€ на годы неистового пь€нства, ».ј. осталс€ жилистым, как стара€ рабоча€ лошадь и в морду мог бы дать. я уверен, что дал бы. ј пь€нствуют на –уси поистине неистово, особенно в ѕитере, где кроме водки почти ничего нельз€ купить, и где население пьет без просыпу. “ак, положим, делаетс€ во всем мире, чем глубже нищета и безысходность, тем страшнее пь€нство.

Ч „ерт с ним, Ч еще раз резюмирует нашу беседу ».ј. Ч ¬ —ибирь, так в —ибирь. ’уже не будет. ƒумаю, что везде приблизительно одинаково паршиво.

Ч ¬о вс€ком случае, Ч сказал Ѕорис, Ч хоть пь€нствовать перестанете.

Ч Ќу, это уж извините. „то здесь больше делать пор€дочному человеку? ¬оровать? Ћизать сталинские п€тки? ¬ыслуживатьс€ перед вс€кой сволочью? Ќет, уж € лучше просто буду честно пь€нствовать. Ћет на п€ть мен€ хватит, а там Ч крышка. ¬се равно, вы ведь должны понимать, Ѕ.Ћ., жизни нет. Ѕудь мне тридцать лет Ч ну, туда-сюда. ј мне п€тьдес€т. „то ж, семьей обзаводитьс€? ѕлодить м€со дл€ сталинских экспериментов? ¬едь, только приедешь домой, с€дешь за бутылку, так по крайней мере всего этого кабака не видишь и не вспоминаешь. Ѕежать с вами? „то € там буду делать? Ќет, Ѕ.Ћ., самый простой выход это просто пить.

¬ числе остальных видов внутренней эмиграции есть и такой, пожалуй, наиболее попул€рный: уход в пь€нство. ’леба нет, но водка есть везде. ¬ нашей, например. —алтыковке, где жителей тыс€ч 10, хлеб можно купить только в одной лавчонке, а водка продаетс€ в шестнадцати, в том числе и в киосках того типа, в которых при Упрокл€том царском режимеФ торговали газированной водой. ¬одка дешева. Ѕутылка водки стоит столько же, сколько стоит два кило хлеба, да и в очереди сто€ть не нужно. ѕьют везде. ѕьет молодн€к, пьют девушки, не пьет только мужик, у которого денег уж совсем нет.

 онечно, никакой статистики алкоголизма в советской –оссии не существует. ѕо моим наблюдени€м больше всего пьют в ѕетрограде, и больше всего пьет средн€€ интеллигенци€ и рабочий молодн€к. ”ход€т в пь€нство от принудительной общественности, от казенного энтузиазма, от каторжной работы, от бесперспективности, от вс€ческого гнета, от вс€ческой тоски со человеческой жизни и от реальностей жизни советской.

Ќе все.  онечно, не все. Ќо по какому-то таинственному и уже традиционному русскому заскоку в пь€ную эмиграцию уходит очень ценна€ часть людей. “е, кто как ≈сенин, не смог, Узадрав штаны, бежать за комсомоломФ. ¬прочем, комсомол указывает путь и здесь.

„ерез несколько дней пришли забрать ».ј. на этап.

Ч Ќикуда € не пойду. Ч за€вил ».ј. Ч ” мен€ сегодн€ свидание.

Ч  акие тут свидани€! Ч заорал дежурный. Ч —казано, на этап. —обирай вещи!

Ч —обирайте сами. ј мне вещи должны передать на свидании. Ќе могу € в таких ботинках зимой в —ибирь ехать.

Ч Ќичего не знаю. √оворю, собирайте вещи, а то вас силой выведут.

Ч »дите вы к чертовой матери, Ч вразумительно сказал ».ј.

ƒежурный исчез и через некоторое врем€ €вилс€ с другим каким-то чином повыше.

Ч ¬ы что позвол€ете себе нарушать тюремные правила? Ч стал орать чин.

Ч ј вы не орите. Ч сказал ».ј. и жестом опытного фигуриста поднес к лицу чина свою ногу в старом продранном полуботинке. Ч Ќу, видите?  уда € к черту без подошв в —ибирь поеду?

Ч ѕлевать мне на ваши подошвы. ѕриказываю вам немедленно собирать вещи и идти.

Ќебрита€ щетина на верхней губе ».ј. грозно стала дыбом.

Ч »дите к чертовой матери. Ч сказал ».ј., усажива€сь на койку. Ч » позовите кого-нибудь поумнее.

„ин посто€л в некоторой нерешительности и ушел, сказав угрожающе:

Ч Ќу, сейчас мы вами займемс€...

Ч «наешь, ».ј., Ч сказал €, Ч как бы тебе в самом деле не влетело за твою ругань.

Ч ’рен с ними. Ёта сволочь тащит мен€ за здорово живешь куда-то к чертовой матери, таскает по тюрьмам, а € еще перед ним расшаркиватьс€ буду. ѕусть попробуют. Ќе всем, а уж кому-то морду набью.

„ерез полчаса пришел какой-то новый надзиратель .

Ч √ражданин ј., на свидание.

».ј. уехал в —ибирь в полном походном обмундировании.

Ё“јѕ

 аждую неделю ленинградские тюрьмы отправл€ют по два этапных эшелона в концлагер€. Ќо так как тюрьмы переполнены свыше вс€кой меры, ждать очередного этапа приходитс€ довольно долго. ћы ждали больше мес€ца.

Ќаконец, отправл€ют и нас. ¬ полутемных коридорах тюрьмы снова выстраиваютс€ длинные шеренги будущих лагерников, идет скрупулезный, бесконечный и в сущности никому не нужный обыск. –аздевают до нитки. ћы долго мерзнем на каменных плитах коридора. ѕот ом нас усаживают на грузовики. Ќа их бортах Ч конвойные красноармейцы с наганами в руках. ѕредупреждение: при малейшей попытке к бегству Ч пул€ в спину без вс€ких разговоров.

–аскрываютс€ тюремные ворота, и за ними цела€ толпа, почти исключительно женска€, человек п€тьсот.

“олпа раздаетс€ перед грузовиком, и из нее сразу взрывом несутс€ сотни криков, приветствий, прощаний, имен. ¬се это превращаетс€ в какой-то сплошной нечленораздельный вопль человеческого гор€, в котором тонут отдельные слова и отдельные голоса. ¬се это Ч русские женщины, изможденные и истощенные, пришедшие и встречать и провожать своих мужей, братьев, сыновей.

¬от, где поистине Удолюшка русска€, долюшка женска€Ф... —колько женского гор€, бессонных ночей, невидимых миру лишений стоит за спиной каждой мужской судьбы, попавшей в зубцы √ѕ”ской машины. ¬от и эти женщины. я знаю Ч они недел€ми бегали к воротам тюрьмы, чтобы узнать день отправлени€ их близких. » сегодн€ они сто€т здесь, на €нварском морозе с самого рассвета; на этап идет около сорока грузовиков, погрузка началась с рассвета и кончитс€ поздно вечером. » они будут сто€ть здесь целый день только дл€ того, чтобы бросить мимолетный прощальный взгл€д на родное лицо. ƒа и лица-то этого, пожалуй, не увид€т: мы сидим, точнее вал€емс€, на дне кузова и заслонены спинами чекистов, сид€щих на бортах.

—колько дес€тков и сотен тыс€ч сестер, жен, матерей вот так бьютс€ о тюремные ворота, сто€т в бесконечных очеред€х с УпередачамиФ, сэкономленными за счет самого жестокого недоедани€! ѕотом, отрыва€ от себ€ последний кусок хлеба, они будут слать эти передачи куда-нибудь за ”рал, в  арельские леса, в припол€рную тундру. —колько загублено женских жизней вот так, мимоходом прихваченных чекистской машиной.

√рузовик еще на медленном ходу. “олпа, отхлынувша€ было от него, оп€ть смыкаетс€ почти у самых колес. √рузовик набирает ход. ∆енщины бегут р€дом с ним, выкрикива€ разные имена.  ака€-то девушка, растрепанна€ и заплаканна€, долго бежит р€дом с машиной, шата€сь, словно пь€на€ и каждую секунду риску€ попасть под колеса.

Ч ћиша, ћиша, родной мой, ћиша!...

 онвоиры орут, потр€са€ своими наганами:

Ч —иди на месте! —иди, стрел€ть буду!

—колько грузовиков уже прошло мимо этой девушки и сколько еще пройдет. ќна нелепо пытаетс€ схватитьс€ за борт грузовика, один из конвоиров перебрасывает ногу через борт и отталкивает девушку. ќна падает и исчезает за бегущей толпой.

 ак хорошо, что нас никто здесь не встречает. » как хорошо, что этого ћиши с нами нет.  аково было бы ему видеть свою любимую, сбитую на мостовую ударом чекистского сапога... » остатьс€ бессильным.

ћашины ревут. Ћюди шарахаютс€ в стороны.

¬се движение на улицах останавливаетс€ перед этой похоронной процессией грузовиков. ћы проносимс€ по улицам Украсной столицыФ каким-то многоликим олицетворением momento more, каким-то жутким напоминанием каждому, кто еще ходит по тротуарам: сегодн€ €, а завтра ты.

ћы въезжаем на задворки Ќиколаевского вокзала. Ёти задворки невидимому, специально приспособлены дл€ чекистских погрузочных операций. Ѕольша€ площадь обнесена колючей проволокой. Ќа углах бревенчатые вышки с пулеметами. ” платформы бесконечный товарный состав Ч это наш эшелон, в котором нам придетс€ ехать Ѕог знает, куда к Ѕог знает, сколько. времени.

Ёти погрузочные операции как будто должны бы стать привычными и налаженными. Ќо вместо налаженности Ч крик, ругань, сутолока, бестолковщина. Ќас долго перегон€ют от вагона к вагону. ¬се уже заполнено до отказа, даже по нормам чекистских этапов; конвоиры орут, урки ругаютс€, мужики стонут. “ак тыка€сь от вагона к вагону, мы наконец попадаем в какую-то совсем пустую теплушку и врываемс€ в нее оголтелой и озлобленной толпой.

“еплушка официально рассчитана на 40 человек, но в нее напихивают и 60 и 70. ¬ нашу, как потом вы€снилось, было напихано 58; ћы не знаем, куда нас везут и сколько времени придетс€ ехать. ≈сли за ”рал, нужно рассчитывать на мес€ц, а то и на два. ѕон€тно, что при таких услови€х места на нарах Ч а их на всех конечно, не хватит Ч сразу станов€тс€ объектом жестокой борьбы.

ƒверь вагона с треском захлопываетс€ и мы остаемс€ в полутьме. — правой по ходу поезда стороны оба люка забиты наглухо. ќба левых Ч за толстыми железными решетками.  ажетс€, что вс€ эта полутьма от пола до потолка битком набита людьми, мешками; сумками, тр€пьем, дикой руганью и дракой. Ћюди атакуют нары, отталкива€ ногами менее удачливых претендентов, в воздухе мелькают тела, слышитс€ мат, звон жест€ных чайников, грохот падающих вещей.

¬се атакуют верхние нары, где теплее, светлее и чище. Ќам как-то удаетс€ протиснутьс€ сквозь живой водопад тел на средние нары. “ам хуже, чем наверху, но все же безмерно лучше, чем остатьс€ на полу посредине вагона.

„ерез час это столпотворение как-то утихает. —квозь многочисленные дыры в стенах и в потолке видно, как пробираетс€ в теплушку свет, как €нварский ветер наметает на полу узенькие полоски снега. —тановитс€ з€бко при одной мысли о том, как в эти дыры будет дуть ветер на ходу поезда. ѕосредине теплушки стоит печурка, изъеденна€ всеми €звами гражданской войны, военного коммунизма, мешочничества и Ѕог знает, чего еще.

ћы стоим на пут€х Ќиколаевского вокзала почти целые сутки. Ќи дров, ни воды, ни еды нам не дают. ќт голода, холода и усталости вагон постепенно затихает.

Ќочь. Ћ€зг буферов... ѕоехали... ћы лежим на нарах, плотно прижавшись друг к другу. ѕовернутьс€ нельз€, ибо люди на нарах уложены так же плотно, как дощечки на паркете. «аснуть тоже нельз€. я чувствую, как холод постепенно пробираетс€ куда-то внутрь организма, как коченеют ноги, и застывает мозг. ёра дрожит мелкой, частой дрожью, стараетс€ удержать ее и оп€ть начинает дрожать.

Ч ёрчик, замерзаешь?

Ч Ќет, ¬атик, ничего.

“ак проходит ночь.

  полудню на какой-то станции нам дали дров Ч немного и сырых. “еплушка наполнилась едким дымом, тепла прибавилось мало, но стало как-то веселее. я начинаю разгл€дывать своих сотоварищей по этапу.

Ѕольшинство Ч это кресть€не. ќни одеты во что попало, как их захватил арест. — мужиком вообще стесн€ютс€ очень мало. ≈го арестовывают на полевых работах, сейчас же перевод€т в какую-нибудь уездную тюрьму, по сравнению с которой Ўпалерка Ч это дворец. “ам, в этих уездных тюрьмах, в одиночных камерах сид€т по 10-15 человек, там действительно негде ни стать, ни сесть, и люди сид€т и сп€т по очереди. “ам в день дают 200 грамм хлеба, и мужики, не имеющие возможности получать передачи (деревн€ далеко, да и там нечего есть), если и выход€т оттуда живыми, то выход€т совсем уж привидени€ми.

Ќаши этапные мужички тоже больше похожи на привидени€. ¬ звериной борьбе за места на нарах у них не хватило сил, и они заползли на пол, под нижние нары, расположились у дверных щелей. «еленые, оборванные, они робко взгл€дами загнанных лошадей посматривают на более сильных и более оборотистых горожан.

У¬ столицах шум, грем€т витииФ... —толичный шум и столичные расстрелы дают мировой резонанс. ќ травле интеллигенции пишет вс€ мирова€ печать. Ќо кака€ в сущности это ерунда, кака€ мелочь эта травл€ интеллигенции. Ќе помещики, не фабриканты, не профессора оплачивают в основном эти страшные Уиздержки революцииФ их оплачивает мужик. Ёто он, мужик, дохнет миллионами и дес€тками миллионов от голода, тифа концлагерей, коллективизации и закона о Усв€щенной социалистической собственностиФ, от вс€ких великих и малых строек —оветского —оюза, от всех этих сталинских хеопсовых пирамид, построенных на его мужицких кост€х. ƒа, конечно, интеллигенции очень туго. ƒа, конечно, очень туго было и в тюрьме и в лагере, например, мне. «начительно хуже большинству интеллигенции. Ќо в какое сравнение могут идти наши страдани€ и наши лишени€ со страдани€ми и лишени€ми русского кресть€нства, и не только русского, а и грузинского, татарского, киргизского и вс€кого другого. ¬едь вот, как ни отвратительно мне, как ни голодно, ни холодно, каким бы опасност€м € ни подвергалс€ и буду подвергатьс€ еще, со мною считались в тюрьме и будут считатьс€ в лагере. я имею тыс€чи возможностей выкручиватьс€ Ч возможностей, совершенно недоступных кресть€нину. — кресть€нином не считаютс€ вовсе, и никаких возможностей выкручиватьс€ у него нет. ћен€ плохо ли, хорошо ли, но все же суд€т.  ресть€нина и расстреливают и ссылают или вовсе без суда или по такому суду, о котором и говорить трудно; € видал такие УсудыФ. “ройка безграмотных и пь€ных комсомольцев засуживает семью, в течение двух-трех часов ее разор€ет вконец и ликвидирует под корень. я, наконец, сижу не зр€. ƒа, € враг советской власти, € всегда был ее врагом, и никаких иллюзий на этот счет √ѕ” не питало. Ќо € был нужен, в некотором роде УнезаменимФ и мен€ кормили и со мной разговаривали. »нтеллигенцию корм€т и с интеллигенцией разговаривают. » если интеллигенци€ садитс€ в лагерь, то только в исключительных случа€х Умассовых кампанийФ она садитс€ за здорово живешь.

я знаю, что эта точка зрени€ идет совсем в разрез с установившимис€ мнени€ми о судьбах интеллигенции в ———–. ќб этих судьбах € когда-нибудь буду говорить подробнее, но все то, что € видел в ———– Ч а видел € много вещей Ч создало у мен€ твердое убеждение: лишь в редких случа€х интеллигенцию сажают за зр€, конечно, с советской точки зрени€. ќна все-таки нужна. ≈е все-таки суд€т. ћужика Ч много, им хоть пруд пруди, и он совершенно реально находитс€ в положении во много раз худшем, чем он был в самые худшие, в самые мрачные времена крепостного права. ќн абсолютно бесправен, так же бесправен, как любой раб какого-нибудь африканского царька, так же он нищ, как этот раб, ибо у него нет решительно ничего, чего любой деревенский помпадур не мог бы отобрать в любую секунду, у него нет решительно никаких перспектив и решительно никакой возможности выкарабкатьс€ из этого рабства и этой нищеты.

ѕоложение интеллигенции? ≈рунда Ч положение интеллигенции по сравнению с этим океаном буквально неизмеримых страданий многомиллионного и действительно многострадального русского мужика. » перед лицом этого океана как-то неловко, как-то €зык не поворачиваетс€ говорить о себе, о своих лишени€х: все это булавочные уколы. ј мужика бьют по черепу дубьем.

» вот, сидит Усе€тель и хранительФ великой русской земли у щели вагонной двери. январска€ вьюга уже намела сквозь эту щель сугробик снега на его обутую в рваный лапоть ногу. –уки з€бко запр€таны в рукава какой-то лоскутной шинелишки времен мировой войны. ћертвецки посиневшее лицо тупо уставилось на прыгающий огонь печурки. ќн весь скомкалс€, съежилс€, как бы стара€сь стать меньше, незаметнее, вовсе исчезнуть так, чтобы его никто не увидел, не ограбил, не убил.

» вот, едет он на какую-то очередную УвеликуюФ сталинскую стройку. Ќичего строить он не может, ибо сил у него нет. ¬ 1930-31 году такого этапного мужика на Ѕеломорско-Ѕалтийском канале пр€мо ставили на работы, и он погибал дес€тками тыс€ч, так что на строительном фронте вместо УпополненийФ оказывались сплошные дыры. —анчасть ЅЅ  догадалась: прибывающих с этапами кресть€н раньше, чем посылать на обычные работы, ставили на более или менее УусиленноеФ питание. » тогда люди гибли от того, что отощавшие желудки не в состо€нии были переваривать нормальную пищу. —ейчас их оставл€ют на две недели в УкарантинеФ, постепенно вт€гива€ и в работу и в то голодное лагерное питание, которое мужику и на воле не было доступно и которое €вл€етс€ лукулловым пиршеством с точки зрени€ провинциального тюремного пайка. Ћагерь Ч все-таки хоз€йственна€ организаци€, и в своем рабочем скоте он все-таки заинтересован. Ќо в чем заинтересован редко грамотный и еще реже трезвый деревенский комсомолец, которому на потоп и на разграбление отдано все кресть€нство, и который и сам-то окончательно очумел от всех вихл€ний Угенеральной линииФ, от дикого, кабацкого административного восторга бесчисленных провинциальных властей?

¬≈Ћ» ќ≈ ѕЋ≈ћя У”–ќ Ф

Ќас, интеллигенции, на весь вагон всего п€ть человек: нас трое, наш горе-романист —тЄпушка, попавший в один с нами грузовик и еще какой-то ленинградский техник. ћы все приспособились вместе на средней наре. Ќад нами группа питерских рабочих: их нам не видно. ƒругую половину вагона занимает еще дес€тка два рабочих; они сытее и лучше одеты, чем кресть€не или, говор€ точнее, менее голодны и менее оборваны. ¬се они сп€т.

ѕлотно сбитой стаей сид€т у печурки уголовники. ќни не то, чтобы оборваны, они просто полураздеты, но их выручает неверо€тна€, волчь€ выносливость бывших беспризорников. ¬се они Ч результат жесточайшего естественного отбора. ¬се, кто не мог выдержать поездок под вагонными ос€ми, ночевок в кучах каменного угл€, пропитани€ из мусорных €м (советских мусорных €м!) Ч все они погибли. ќстались только самые крепкие, по-волчьи выносливые, по-волчьи ненавид€щие весь мир Ч мир, выгнавший их детьми на большие дороги голода, на волчью борьбу за жизнь.

“епло от печки добираетс€, наконец, и до мен€, и € начинаю дремать. ѕросыпаюсь от дикого крика и вижу: прислонившись спиной к стенке вагона, бледный, стоит наш техник и т€нет к себе какой-то мешок. «а другой конец мешка уцепилс€ один из урок, плюгавый парнишка с глазами попавшего в капкан хорька. Ѕорис тоже держитс€ за мешок. —хема €сна: урка спер мешок, техник отнимает, урка не дает, в расчете на помощь УсвоихФ, Ѕорис пытаетс€ что-то урегулировать. ќн что-то говорит, но в общем гвалте и ругани ни одного слова нельз€ разобрать. ћелькают кулаки, полень€ и даже ножи. ћы с ёрой пулей выкидываемс€ на помощь Ѕорису. ћы втроем представл€ем собой Убоевую силуФ, с которой приходитс€ считатьс€ и уркам Ч даже и всей их стае, вз€той вместе. ќднако, плюгавый парнишка цепко и с каким-то отча€нием в глазах держитс€ за мешок, пока откуда-то не раздаетс€ спокойный и властный голос:

Ч ѕусти мешок...

ѕарнишка отпускает мешок и уходит в сторону, утира€ нос, но все же с видом исполненного долга.

—покойный голос продолжает:

Ч Ќичего, другой раз возьмем так, что и слыхать не будете.

ќгл€дываюсь. ¬ысокий, изсин€ бледный, испитой и, видимо, пахан, много и сильно на своем веку битый урка. ќчевидно УпаханФ Ч коновод и вождь уголовной стаи. ќн продолжает, обраща€сь к Ѕорису:

Ч ј вы чего лезете? Ќе ваш мешок Ч не ваше дело. ј то так и нож ночью можем всунуть. ” нас, брат, ни на каких обысках ножей не отберут.

¬ самом деле, какой-то нож фигурировал под свалкой.  аким путем урки ухитр€ютс€ фабриковать и проносить свои ножи сквозь все тюрьмы и сквозь все обыски, јллах их знает, но фабрикуют и пронос€т. » € понимаю, вот в такой людской толчее, откуда-то из-за спин и мешков ткнут ножом в бок и пойди доискивайс€.

–абочие сверху сохран€ют полный нейтралитет: они-то по своему городскому опыту знают, что значит становитьс€ урочьей стае поперек дороги.  ресть€не что-то робко и приглушенно ворчат по своим углам. ќстаемс€ мы четверо Ч —тЄпушка не в счет Ч против 15 урок, готовых на все и ничем не рискующих. ¬ этом каторжном вагоне мы, как на необитаемом острове. «акон осталс€ где-то за дверьми теплушки, закон в лице какого-то конвойного начальника, заинтересованного лишь в том; чтобы мы не сбежали и не передохли в количествах, превышающих некий УнормальныйФ процент. ј что тут кто-то кого-то зарежет Ч кому какое дело.

Ѕорис поворачиваетс€ к пахану:

Ч Ѕот тут нас трое: €, брат и его сын. ≈сли кого-нибудь из нас ткнут ножом, отвечать будете вы.

”рка делает наглое лицо человека, перед которым л€пнули вопиющий вздор. » потом разражаетс€ хохотом.

Ч ќго-го! ќтвечать! ѕеред самим —талиным... ¬от это здорово... ќтвечать! ћы тебе, брат, кишки и без ответа выпустим...

—та€ урок подхватывает хохот своего пахана. » € понимаю, что разговор об ответственности, о законной ответственности на этом каторжном робинзоновском острове Ч пустой разговор. ”рки понимают это еще лучше, чем €. ѕахан продолжает ржать и тычет Ѕорису в нос сложенные в традиционную эмблему три своих гр€зных посиневших пальца. –ука пахана сразу попадает в Ѕобины тиски. –жанье переходит в вой. ѕахан пытаетс€ вырвать руку, но это дело совсем безнадежное.  то-то из урок срываетс€ на помощь своему вождю, но Ѕобин тыл прикрываем мы с ёрой, и все остаютс€ на своих местах.

Ч ѕусти, Ч тихо и сдающимс€ тоном говорит пахан. Ѕорис выпускает руку пахана. “от корчитс€ от боли, держитс€ за руку и смотрит на Ѕориса глазами, преисполненными боли, злобы и... почтени€.

ƒа, конечно, мы не в дев€тнадцатом веке. Faustrecht. Ќу, что ж. Ќа нашей полудюжине кулаков, кулаков основательных, тоже можно какое-то право основать.

Ч ¬идите ли, товарищ... как ваша фамили€? Ч возможно спокойнее начинаю €.

Ч »ди ты к черту с фамилией, Ч отвечает пахан.

Ч ћихайлов, Ч раз даетс€ откуда-то со стороны.

Ч “ак видите ли, товарищ ћихайлов, Ч говорю € чрезвычайно академическим тоном. Ч  огда мой брат говорил об ответственности, то это, пон€тно, вовсе не в том смысле, что кто-то там куда-то пойдет жаловатьс€. Ќичего подобного, Ќо если кого-нибудь из нас троих подколют, то оставшиес€ просто переломают вам кости. » переломают всерьез. » именно вам. “ак что и дл€ вас и дл€ нас будет спокойнее такими делами не заниматьс€.

”рка молчит. ќн по уже испытанному ощущению Ѕобиной длани пон€л, что кости будут переломаны совсем всерьез.

≈сли бы не семейна€ спа€нность нашейФстаиФ и не наши кулаки, то спа€нна€ своей солидарностью ста€ урок раздела бы и ограбила нас до нитки. “ак делаетс€ всегда Ч в общих камерах, на этапах, отчасти и в лагер€х, где вс€кой случайной и разрозненной публике, попавшей в пещеры √ѕ”, противостоит спа€нна€ и классово-солидарна€ ста€ урок. ” них есть сво€ организаци€, и эта организаци€ давит и грабит. ¬прочем, така€ же организаци€ существует и на воле. “ам она давит и грабит всю страну.

ƒ»— ”——»я

„аса через полтора € сижу у печки. ѕахан подходит ко мне.

Ч Ќу и здоровый же бугай ваш брат. „уть руку не сломал. » сейчас еще еле шевелитс€. ќставьте мне, товарищ —олоневич, бычка Ч страсть курить хочетс€.

я принимаю оливковую ветвь мира и достаю свой кисет. ”рка крутит козью ножку и сладострастно зат€гиваетс€.

Ч “оже надо понимать, товарищ —олоневич, собачье наше житье.

Ч “ак чего же вы его не бросите?

Ч ј как его бросить? ¬се мы Ч беспризорна€ шати€. ќт мамкиной цицки да пр€мо в беспризорники. я, пр€мо говор€, с самого малолетства вор, так вором и помру. ј этого супчика, техника-то, мы все равно обработаем. Ќе здесь, так в лагере. —волочь. ” него одного хлеба с пуд будет. ѕросили по-хорошему: дай хоть кусок. “ак он как собака лаетс€.

Ч ¬от еще вас, сволочей, кормить. Ч раздаетс€ с рабочей полки чей-то внушительный бас. ”рка подымает голову.

Ч ƒа вот, хоть и неохотой, да кормите же. “ак ты думаешь, € хуже теб€ ем?

Ч я ни у кого не прощу.

Ч » € не прошу. я сам беру.

Ч Ќу, вот и сидишь здесь.

Ч ј ты где сидишь? ” себ€ на квартире?

–абочий замолкает. ƒругой голос с той же полки подхватывает тему:

Ч ¬оруют с труд€щего человека последнее, а потом еще и корми их. ћало вас, сволочей, сажают.

Ч Ќас действительно мало сажают, Ч спокойно парирует урка. Ч ¬от вас много сажают. “ы, небось, лет на дес€ть едешь, а € на три года. “ы на советскую власть на воле спину гнул за два фунта хлеба и в лагере за те же два фунта будешь гнуть. » подохнешь там к чертовой матери.

Ч Ќу, это еще кто скорее подохнет.

Ч “ы подохнешь, Ч уверенно сказал урка. Ч я, как весна Ч и ищи ветра в поле. ј тебе куда податьс€? ѕодохнешь.

Ќа рабочей наре замолчали, подавленные аргументацией урки.

Ч “аким пр€мо головы проламывать, Ч изрек наш техник.

” урки от злости и презрени€ перекосилось лицо.

Ч Ёх ты, в рот плеванный. Ёто ты-то, черт моржовый, проламывать будешь? “ы смотри, сукин сын, на нос себе накрути. Ёто здесь мы просим, а ты куражишьс€, а в лагере ты у мен€ будешь на брюхе ползать, сукин ты сын. “ам тебе в два счета кишки вывернут. “ы там, брат, за чужим кулаком не спр€чешьс€. ¬от этот Ч урка кивнул в мою сторону Ч этот может проломать. ј ты... Ёх ты, дерьмо вшивое.

Ч Ќет, таких... да таких советска€ власть расстреливать должна. ѕр€мо расстреливать. ¬езде воруют, везде граб€т, Ч это, оказываетс€, вынырнул из-под нар наш —тЄпушка. ≈го основательно ограбили урки в пересылке, и он предвидел еще массу огорчений в том же стиле. ” него дрожали руки, и он брызгал слюной.

Ч Ќет, € не понимаю.  ак же это так? ¬езут в одном вагоне. ѕолна€ безнаказанность. „то хот€т, то и делают.

”рка смотрит на него с пренебрежительным удивлением.

Ч ј вы, тихий господинчик, лежали бы на своем местечке и писали бы свои показани€. Ќе трогают вас, так и лежите. ј вот часишки вы в пересылке обратно получили, так вы будьте спокойны Ч мы их возьмем.

—тЄпушка судорожно схватилс€ за карман с часами. ”рки захохотали.

Ч Ёто из нашей компании, Ч сказал €, Ч так что на счет часиков уж вы не троньте.

Ч ¬се равно. Ќе мы, так другие. Ќе здесь, так в лагере. √осподинчик-то ваш больно уж хреновый. ѕока€ни€ все писал. «наю, наши с ним сидели.

Ч Ќе ваше дело, что € писал. я на вас за€вление подам.

—тЄпушка нервничал, трусил и глупил. я ему подмигивал, но он ничего не замечал.

Ч ¬ы, господинчик хреновый, слушайте, что € вам скажу. я у вас пока ничего не украл, а украду Ч поможет вам за€вление, как мертвому кадило.

Ч Ќет, в лагере вас прикрут€т, Ч сказал техник.

Ч — дураками, видно, тво€ мамаша спала, что ты таким умным родилс€. ¬ лагере. Ёх ты, моржова€ голова! ƒа что ты о лагере знаешь? Ѕывал ли ты в лагере? я вот уже п€тый раз еду, а ты мне о лагере рассказываешь.

Ч ј что в лагере? Ч спросил €.

Ч „то в лагере? ѕервое дело вот, скажем, вы или этот господинчик Ч вы, €сное дело, контрреволюционеры. ¬от та дубина, что наверху, Ч урка кивнул в сторону рабочей нары Ч тот или вредитель или контрреволюционер. Ќу, мужик Ч он всегда кулак. Ёто так надо понимать, что все вы классовые враги, ну и обращение с вами подход€щее. ј мы, урки Ч социально близкий элемент. ¬от как. ѕотому мы, елки-палки, против собственности.

Ч » против социалистической? Ч спросил €.

Ч Ё, нет.  азенное не трогаем. Ќа грош возьмешь Ч на рубль ответу. ƒа еще в милиции бьют. «ачем? ¬от тут наши одно врем€ на торгсин было насели. Ќесто€щее дело. ј так просто фраера, в от вроде этого господинчика. ¬о-первых, раз плюнуть. ј второе Ч куда он пойдет? «а€влени€ писать будет? “ак уж будьте покойнички, с милицией € лучше сговорюсь, чем этот ваш шибздик. ј в лагере и подавно. ”ж там скажут тебе сними пинжак, так и снимай без разговоров, а то еще нож получишь.

”рка €вно хвасталс€, но урка врал не совсем. —тЄпушка, исс€кнув, растер€нно посмотрел на мен€. ƒа, —тЄпушке придетс€ плохо, ни выдержки, ни изворотливости, ни кулаков. ѕропадет.

Ћ» ¬»ƒ»–ќ¬јЌЌјя Ѕ≈—ѕ–»«ќ–Ќќ—“№

¬ книге советского быти€, трудно читаемой вообще, есть страницы, недоступные даже очень близко сто€щему и очень внимательному наблюдателю. ѕоэтому вс€кие попытки Упознани€ –оссииФ всегда имеют этакую прелесть неожиданности. ѕравда, прелесть эта несколько вывернута наизнанку, но неожиданности обычно ошарашивают своей парадоксальностью. Ќу, разве не парадокс, что украинскому мужику в лагере живетс€ лучше, чем на воле, и что он из лагер€ на волю шлет хлебные сухари? » как это совместить с тем фактом, что этот мужик в лагере вымирает дес€тками и сотн€ми тыс€ч в масштабе ЅЅ ? ј вот в российской сум€тице это совмещаетс€: на ”краине кресть€не вымирают в большей пропорции, чем в лагере, и € реально видал кресть€н, собирающих вс€кие объедки дл€ посылки их на ”краину. «начит ли это, что эти кресть€не в лагере не голодали? Ќет, не значит. Ќо за счет еще большего голодани€ они спасали свои семьи от голодной смерти. Ётот парадокс цепл€етс€ еще за один: за необычайное укрепление семьи, какое не снилось даже и покойному ¬.¬. –озанову. ј от укреплени€ семьи возникает еще одна неожиданность Ч принудительное безбрачие комсомолок: никто замуж не берет, ни партийцы, ни беспартийные, так и торчи всю свою жизнь какой-нибудь месткомовской девой.

ћного есть таких неожиданностей. я однажды видал даже образцовый колхоз. ≈го председателем был старый трактирщик. Ќо есть вещи, о которых вообще ничего нельз€ узнать. „то мы, например, знаем о таких €влени€х социальной гигиены в советской –оссии, как проституци€, алкоголизм, самоубийства? „то знал € до лагер€ о Уликвидации детской беспризорностиФ? я, исколесивший всю –оссию!

я видал, что ћосква, ѕетроград, крупнейшие магистрали УподчищеныФ от беспризорников, но € знал и то, что эпоха коллективизации и голод последние лет дали новый резкий толчок беспризорности. Ќо только здесь в лагере € узнал, куда деваетс€, и как Уликвидируетс€Ф беспризорность всех призывов Ч и эпохи военного коммунизма; тифов, гражданской войны и эпохи ликвидации кулачества, как класса, эпохи коллективизации и просто голода, сто€щего вне УэпохФ и образующего общий более или менее посто€нный фон советской жизни.

“ак, почти ничего € не знал о великом племени урок, насел€ющем широкие подполь€ социалистической страны. –аза два мен€ обворовывали, но не очень сильно. ќбворовывали моих знакомых, иногда очень сильно, а два раза даже с убийством. ѕотом еще ”тесов пел свои блатные песенки:

— вапн€рского кичмана

—орвались два уркана,

—орвались два уркана на ќдест.

¬от, примерно и все. “ак иногда говорилось, что миллионна€ арми€ беспризорников подросла и орудует где-то по тылам социалистического строительства. Ќо так как об убийствах и грабежах советска€ пресса не пишет ничего, то данное Усоциальное €влениеФ дл€ вас существует лишь поскольку вы с ним сталкиваетесь лично. ¬не вашего личного горизонта вы не видите ни краж, ни самоубийств, ни убийств, ни алкоголизма, ни даже концлагерей, поскольку туда не сели вы или ваши родные. », наконец, так много и так долго грабили и убивали, что и кошелек и жизнь давно перестали волновать.

» вот передо мною, покурива€ мою махорку и густо сплевыва€ на раскаленную печку, сидит представитель вновь открываемого мною мира Ч мира профессиональных бандитов, выросшего и вырастающего из великой детской беспризорности. Ќа нем, на этом УпредставителеФ, только рваный пиджачишко (рубашка была пропита в тюрьме, как он мне объ€снил), причем, пиджачишко этот еще недавно был, видимо, достаточно шикарным. ќт печки пышет жаром, в спину сквозь щели вагона дует лед€ной €нварский ветер, но урке и на жару и на холод наплевать. ¬споминаетс€ анекдот о беспризорнике, которого по ошибке всунули в печь крематори€, а дверцы забыли закрыть. »з огненного пекла раздалс€ пропитый голос:

Ч «акрой, стерва, дует!

≈ще с дес€ток урок, таких же, не то, что оборванных, а просто полуодетых, вал€ютс€ на дыр€вом промерзлом полу около печки, лениво подбрасывают в нее дрова, кур€т мою махорку и снабжают мен€ информацией о лагере, пересыпанной совершенно несусветным сквернословием. „то боцманы доброго старого времени! √рудные реб€та эти боцманы с их Уморскими терминамиФ, по сравнению с самым желторотым уркой.

Ќужно сказать честно, что никогда € не затрачивал свой капитал с такой сумасшедшей прибылью, с какой € затратил червонец, прокуренный урками в эту ночь. ћужики где-то под нарами сбились в кучу, зарывшись в свои лохмоть€. –абочий класс храпит наверху. я выспалс€ днем. ”рки не сп€т вторые сутки и не видно, чтобы их т€нуло ко сну. » передо мною разворачиваетс€ Уучебный фильмФ из лагерного быта со всей беспощадностью лагерного жить€, со всем лагерным УблатомФ, административной структурой, расстрелами, УзачетамиФ, УдовескамиФ, пайками, жульничеством, грабежами, охраной, тюрьмами и прочим и прочим. Ѕорис, отмахива€сь от клубов махорки, проводит параллели между —оловками, в которых он просидел три года и современным лагерем, где ему предстоит просидеть... веро€тно, очень немного. Ќа полупон€тном мне блатном жаргоне рассказываютс€ бесконечные воровские истории, пересыпаемые необычайно вонючими непристойност€ми.

Ч ј вот в  иеве под самый новый год Ч вот была истори€, Ч начинает какой-нибудь урка лет семнадцати. Ч —унулс€ € в квартирку одну. «амок пуст€ковый был. √л€жу Ч комнатенка. ¬ комнатенке Ч канапа. ј на канапе Ч узелок с пальтом. ’орошее пальто, буржуйское. Ќу, дело было днем, много не заберешь. я за узелок и Ч ходу. »ду. ј в узелке что-то шевелитс€.  ак € погл€жу, а там ребеночек. —пит, сукин сын. —мотрю кругом Ч никого нет. я это пальто на себ€, а ребеночка под забор, в кусты, под снег.

Ч ј как же ребенок-то? Ч спрашивает Ѕорис. —толь наивный вопрос урке, видимо и в голову не приходил.

Ч ј черт его знает, Ч сказал он равнодушно. Ч Ќе € его сделал, Ч урка загнул особенно изысканную непристойность, и вс€ орава заржала.

‘инки, фимки, УвсадилФ, Укишки выпустилФ, малина, УшалманыФ, редка€ по жестокости и изобретательности месть, поджоги, проститутки, пь€нство, кокаинизм, морфинизм... ¬от она, эта Уликвидированна€ беспризорностьФ. ¬от она, эта арми€, оперирующа€ в тылах социалистического фронта Уот финских хладных скал до пламенной  олхидыФ.

»з всех человеческих чувств у них, видимо, осталось только одно Ч солидарность волчьей стаи, с детства выкинутой из вс€кого человеческого общества. ≈два ли кака€-либо друга€ эпоха может похвастатьс€ наличием миллионной армии людей, оторванных от вс€кой социальной базы, лишенных вс€кого социального чувства, вс€кой морали.

«начительно позже в лагере € пыталс€ подсчитать, какова же, хоть приблизительно, численность этой армии или, по крайней мере, той ее части, котора€ находитс€ в лагер€х. ¬ ЅЅ  их было около 15 процентов. ≈сли вз€ть такое же процентное отношение дл€ всего лагерного населени€ советской –оссии, получитс€ что-то от 750.000 до 1.500.000 Ч конечно, цифра, как говор€т в ———–, сугубо ориентировочна€. ј сколько этих людей оперует на воле? Ќе знаю.

» что станет с этой армией делать будуща€ –осси€? “оже не знаю.

Ё“јѕ,  ј  “ј ќ¬ќ…

ѕомимо жестокостей планомерных, так сказать Уклассово целеустремленныхФ, советска€ страна захлебываетс€ еще от дикого потока жестокостей совершенно бесцельных, никому не нужных, никуда не устремленных. –астут они, эти жестокости, из того несусветного советского кабака, зигзаги которого предусмотреть вообще невозможно, который нар€ду с самой суровой ответственностью по закону, создает полнейшую безответственности на практике, нар€ду с официальной плановостью организует полнейший хаос, нар€ду со статистикой Ч абсолютную неразбериху. я совершенно уверен в том, что реальной величины, например, посевной площади в –оссии не знает никто Ч не знает этого ни —талин, ни политбюро, ни ÷—”, вообще никто не знает, ибо уже и низова€ колхозна€ цифра рождаетс€ в колхозном кабаке, проходит кабаки уездного, областного и республиканского масштаба и тер€ет вс€кое соответствие с реальностью. „то уж там с нею сделают в московском кабаке Ч это дело шестнадцатое. ¬ ћоскве в большинстве случаев цифры не суммируютс€, а высасываютс€.

— цифровым кабаком, который оплачиваетс€ человеческими жизн€ми, мне потом пришлось встретитьс€ в лагере. ѕо дороге же в лагерь свирепствовал кабак просто, без статистики и без вс€кого смысла.

—амо собой разумеетс€, что дл€ √ѕ” не было решительно никакого расчета, отправл€€ рабочую силу в лагер€, обставл€ть перевозку эту так, чтобы эта рабоча€ сила прибывала на место работы в состо€нии крайнего истощени€. ѕрактически же дело обсто€ло именно так.

ѕо положению этапники должны были получать в дороге по 600 г. хлеба в день, сколько-то грамм селедки, по куску сахару и кип€ток. √ор€чей пищи не полагалось вовсе, и зимой при длительных Ч недел€ми и мес€цами Ч переездах в слишком плохо отапливаемых и слишком хорошо вентилируемых теплушках люди несли огромные потери и больными и умершими и просто страшным ослаблением тех, кому удалось и не заболеть и не помереть. ƒопустим, что общие дл€ всей страны Упродовольственные затруднени€Ф лимитировали количество и качество пищи помимо, так сказать, доброй воли √ѕ”. Ќо почему нас морили жаждой?

Ќам выдавали хлеб и селедку сразу на 4-5 дней. —ахару не давали, но Ѕог уж с ним. Ќо вот, когда после двух суток селедочного питани€ нам в течение двух суток не дали ни капли воды, это было совсем плохо. » совсем глупо.

ѕервые сутки было плохо, ко все же не очень мучительно. Ќа вторые сутки мы стали уже собирать снег с крыши вагона: сквозь решетку люка можно было прот€нуть руку и пошарить ею по крыше. ѕотом стали с обирать снег, который ветер наметал на полу сквозь щели вагона, но пон€тно, дл€ 53 человек этого немножко не хватало.

ћуки жажды обычно описываютс€ в комбинации с жарой, песками пустыни или солнцем “ихого океана. Ќо € думаю, что комбинаци€ холода и жажды была на много хуже.

Ќа третьи сутки, на рассвете, кто-то в вагоне крикнул:

Ч ¬оду раздают!

Ћюди бросились к двер€м, кто с кружкой, кто с чайником. —тали прислушиватьс€ к звукам отодвигаемых дверей соседних вагонов, ловили приближающуюс€ ругань и плеск разливаемой воды.  аким музыкальным звуком показалс€ мне этот плеск!

Ќо вот отодвинулась и наша дверь. ѕатруль принес бак с водой, ведер на п€ть. ќт воды шел легкий пар: когда-то она была кип€тком, но теперь нам было не до таких тонкостей. ≈сли бы не штыки конво€, этапники нашего вагона, казалось, готовы были бы броситьс€ в этот бак вниз головой.

Ч ќтойди от двери, так-то и так-то! Ч орал конвойный. Ч ј то унесем воду к чертовой матери.

Ќо вагон был близок к безумию.

’арактерно, что даже и здесь, в вод€ном вопросе, сказалось своеобразное Уклассовое расслоениеФ. –абочие имели свою посуду, следовательно, у них вчера еще оставалс€ некоторый запас воды, они меньше страдали от жажды да и вообще держались как-то организованнее. ”рки ругались очень сильно и изысканно, но в бутылку не лезли. ћы, интеллигенци€, держались этаким УкомсоставомФ, который не счита€сь с личным ощущением, стараетс€ что-то сорганизовать и как-то вз€ть команду в свои руки.

 ресть€не, у которых не было посуды, как у рабочих, не было собачьей выносливости, как у урок, не было сознательной выдержки, как у интеллигенции, превратились в окончательно обезумевшую толпу. —о стонами, криками и вопл€ми они лезли к узкой щели дверей, забивали ее своими телами так, что ни к двери подойти, ни воду в теплушку подн€ть. «адние оттаскивали передних или взбирались по их спинам вверх к самой притолоке двери, и двери оказались плотно снизу доверху забитыми живым клубком орущих и брыкающихс€ человеческих тел.

— великими мускульными и голосовыми усили€ми нам, интеллигенции и конвою, удалось очистить проход и втащить бак на пол теплушки. “олько что вт€нули бак, как какой-то крупный бородатый мужик ринулс€ к нему сквозь все наши заграждени€ и всей своей волосатой физиономией нырнул в воду; хорошо, что она еще не была кип€тком.

Ѕорис схватил его за плечи, стара€сь оттащить, но мужик так крепко вцепилс€ в кра€ бака руками, что эти попытки грозили перевернуть весь бак и оставить нас всех вовсе без воды. √л€д€ на то, как бородатый мужик, захлебыва€сь, лакает воду, толпа мужиков снова бросилась к баку.  акой-то рабочий колотил своим чайником по полупогруженной в воду голове, какие-то еще две головы пытались втиснутьс€ между первой и кра€ми бака, но мужик ничего не слышал и ничего не чувствовал: он лакал, лакал, лакал...

 онвойный, очевидно, много насмотревшийс€ на такого рода происшестви€, крикнул Ѕорису:

Ч ѕихай бак сюда.

ћы с Ѕорисом поднажали, и по скользкому полу теплушки бак скользнул к двер€м. “ам его подхватили конвойные, а бородатый мужик т€жело грохнулс€ о землю.

Ч Ќу, сукины дети, Ч орал конвойный начальник, Ч теперь совсем заберем бак, и подыхайте вы тут к чертовой матери.

Ч ѕослушайте, Ч запротестовал Ѕорис, Ч во-первых, не все же устраивали беспор€док, а во-вторых, надо было воду давать воврем€.

Ч ћы и без вас знаем, когда врем€, когда нет. Ќу, забирайте воду в свою посуду, нам нужно бак забирать.

¬озникла нова€ проблема; у интеллигенции было довольно много посуды, посуда была и у рабочих; у мужиков и у урок ее не было вовсе. ќдна часть рабочих от дележки посудой своей отказалась наотрез. ¬ результате длительной и матерной дискуссии установили пор€док; каждому по кружке воды. ќставшуюс€ воду распредел€ть не по принципу собственности на посуду, а так сказать, в общий котел. “е, кто не дают посуды дл€ общего котла, больше воды не получат. “аким образом те рабочие, которые отказались дать посуду, рисковали остатьс€ без воды. ќни пытались было протестовать, но на нашей стороне было и моральное право и большинство голосов и, наконец, аргумент, без которого все остальные не стоили копейки Ч это кулаки. „астнособственнические инстинкты были побеждены.

 

Ћј√≈–Ќќ≈  –≈ў≈Ќ»≈

ѕ–»≈’јЋ»

“ак ехали мы 250 километров п€ть суток. ”же в нашей теплушке по€вились больные, около дес€тка человек. Ѕорис щупал им пульс и говорил хорошие слова Ч единственное медицинское средство, находившеес€ в его распор€жении. ¬прочем, в обстановке этого человеческого зверинца и хорошее слово было медицинским средством.

Ќаконец, утром на шестые сутки в раскрывшейс€ двери по€вились люди, не похожие на наших конвоиров. ¬ руках одного из них был список. Ќа носу, как-то свесившись на бок, пл€сало пенсне. ќдет человек был во что-то рваное и весьма штатское. ѕри виде этого человека € пон€л, что мы куда-то приехали. Ќе известно, куда, но во вс€ком случае далеко мы уехать не успели.

Ч Ёй, кто тут староста?

Ѕорис вышел вперед.

Ч —колько у вас человек по списку? ѕроверьте всех.

я просунул свою голову в дверь теплушки и конфиденциальным тоном спросил человека в пенсне:

Ч —кажите, пожалуйста, куда мы приехали?

„еловек в пенсне воровато огл€нулс€ кругом и шепнул:

Ч —вирьстрой.

Ќесмотр€ на морозный €нварский ветер, широкой струей врывавшийс€ в двери теплушки, в душах наших расцвели незабудки.

—вирьстрой! Ёто значит, во вс€ком случае, не больше двухсот километров от границы. ƒвести километров пуст€ки. Ёто не какой-нибудь У—иблагФ, откуда до границы хоть три года скачи, не доскачешь. Ќеужели, судьба после всех подвохов с еЄ стороны повернулась, наконец, Улицом к деревнеФ?

Ќќ¬џ… ’ќ«я»Ќ

“акое же морозное €нварское утро, как и в день нашей отправки из ѕитера. “а же цепь стрелков охраны и пулемЄты на треножниках.  ругом поросша€ мелким ельником равнина, какие-то захолустные, заметенные снегом подъездные пути.

Ќас выгружают, стро€т и считают. ѕотом снова перестраивают и пересчитывают. Ќачальник конво€ мечетс€, как угорелый, от колонны к колонне: двое арестантов пропало. ¬прочем, при таких пор€дках могло статьс€, что их и вовсе не было.

ћечутс€ и конвойные. ƒика€ ругань. ќшалевшие вконец мужики тыкаютс€ от шеренги к шеренге, окончательно расстраива€ и без того весьма приблизительный пор€док построени€. ќп€ть перестраивают. ќп€ть пересчитывают.

“ак мы стоим часов п€ть и промерзаем до костей. ѕолураздетые урки, несмотр€ на свою красно-индейскую выносливость, совсем еле живы.  онвойные, которые почти так же замЄрзли, как и мы, с каждым часом свирепеют всЄ больше. “о там, то тут люди вал€тс€ на снег. ƒес€ток наших больных уже свалились. ћы укладываем их на рюкзаки, мешки и вс€кое барахло, но €сно, что они скоро замЄрзнут. Ќаши меропри€ти€, конечно, снова нарушают пор€док в колоннах, следовательно, снова порт€т весь подсчЄт. ћежду нами и конвоем возникает ожесточЄнна€ дискусси€.  рыть матом и приводить в пор€док прикладами людей в очках конвой всЄ-таки не решаетс€. Ќам угрожают арестом и обратной отправкой в Ћенинград. Ёто, конечно, вздор, и ничего с нами конвой сделать не может. Ѕорис за€вл€ет, что люди заболели ещЄ в дороге, что сто€ть они не могут.  онвоиры подымают упавших на ноги, те снова вал€тс€ наземь. ѕодход€т какие-то люди в лагерном оде€нии, как потом оказалось, приЄмочна€ комисси€ лагер€. Ќасквозь промЄрзший старичок с колючими усами оказываетс€ начальник санитарной части лагер€. ѕодходит начальник конво€ и сразу набрасываетс€ на Ѕориса:

Ч ј зам какое дело? Ќемедленно станьте в строй!

Ѕорис за€вл€ет, что он врач и не может допустить, чтобы люди замерзали единственно в следствии полней нераспор€дительности конво€. ЌамЄк на Унераспор€дительностьФ и на посылку жалобы в Ћенинград несколько тормозит начальственный разбег чекиста. ¬ результате длительной перепалки по€вл€ютс€ лагерные сани, на них нагружают упавших, и обоз разломанных саней и дохлых кл€ч с погребальной медленностью исчезает в лесу. я потом узнал, что до лагер€ живыми доехали всЄ-таки не все.

 ака€-то команда.  онвой забирает свои пулемЄты и залезает в вагоны. ѕоезд, грем€ буферами, трогаетс€ и уходит на запад. ћы остаЄмс€ в пустом поле. Ќи конво€, ни пулемЄтов. ¬ сторонке от дороги у костра греетс€ полудюжина какой-то публики с винтовками Ч это, оказалось, лагерный ¬ќ’–, вооружЄнна€ охрана, в просторечии называема€ УпопкамиФ и УсвечамиФ. Ќо он нас не охран€ет. Ћюди мечтают не о бегстве, а о тЄплом уголке и гор€чей пище.  уда бежать в эти заваленные снегом пол€?

ѕеред колоннами возникает какой-то расторопный юнец с побелевшими ушами и в лагерном бушлате. ёнец обращаетс€ к нам с речью о предсто€щем нам честном труде, которым мы будем зарабатывать себе право на возвращение в семью труд€щихс€, о социалистическом строительстве, о бесклассовом обществе и о прочих вещах, столь же не уместных на 20 градусах мороза и перед замЄрзшей толпой, как и во вс€ком другом месте. Ёто Ч об€зательные акафисты из об€зательных советских молебнов, которых никто и нигде не слушает всерьЄз, но от которых никто и нигде не может отвертетьс€. Ётот молебен заставл€ет людей ещЄ полчаса дрожать на морозе. ѕравда, из него € окончательно и твердо узнаю, что мы попали на —вирьстрой, в ѕодпорожское отделение ЅЅ .

ƒо лагер€ вЄрст шесть. ћы ползЄм убийственно медленно и кладбищенски уныло. ¬ хвосте колонны плетутс€ полдюжины вохровцев и дюжина саней, подбирающих упавших. Ћагерь всЄ же заботитс€ о своЄм живом товаре. Ќаконец, с горки мы видим вырубленную в лесу пол€ну. »з под снега торчат пни. ƒес€тка, четыре длинных дощатых бараков. ќдни с крышами, другие без крыш. ѕол€на окружена колючей проволокой, местами уже заваленной. ¬от он, концентрационный или по официальной терминологии Уисправительно-трудовойФ лагерь Ч место, о котором столько трагических шепотов по всей –уси.

Ћ»„Ќјя “ќ„ ј «–≈Ќ»я

я уверен в том, что среди двух тыс€ч людей, уныло шествовавших вместе с нами на Ѕеломорско-Ѕалтийскую каторгу, ни у кого не было столь оптимистически бодрого настроени€, какое было у нас троих. ѕравда, мы промЄрзли, устали, нас тоже не очень уж лихо волокли наши ослабевшие ноги, но...

ћы ожидали расстрела, а попали в концлагерь. ћы ожидали ”рала или —ибири, а попали в район полутораста-двухсот верст от границы. ћы были уверены, что нам не удастс€ удержатьс€ всем вместе Ч и вот, мы пока что идем р€дышком. ¬се, что нас ждет дальше, будет легче того, что осталось позади. «десь мы выкрутимс€. » так в сущности недолго осталось выкручиватьс€: €нварь, февраль... в июле мы будем где-то в лесу, по дороге к границе.  ак это все устроитс€, еще не известно, но мы это устроим. ћы люди тренированные, люди большой физической силы и выносливости, люди, не придавленные неожиданностью √ѕ”-ского приговора и перспективами долгих лет сидень€, заботами об оставшихс€ на воле семь€х. ¬ общем, все наше концлагерное будущее представл€лось нам приключением суровым и опасным, но не лишенным даже некоторой доли интереса. Ќесколько более мрачно был настроен Ѕорис, который видал и —оловки и на —оловках видал вещи, которых человеку лучше бы и не видеть. Ќо ведь тот же Ѕорис даже и из —оловков выкрутилс€, правда потер€в более половины своего зрени€.

Ёто настроение бодрости и, так сказать, боеспособности в значительной степени определило и наши лагерные впечатлени€ и нашу лагерную судьбу. ќто, конечно, ни в какой степени не значит, чтобы эти впечатлени€ и эта судьба были обычными дл€ лагер€. ¬ подавл€ющем большинстве случаев, веро€тно, в 99 из ста лагерь дл€ человека €вл€етс€ катастрофой. ќн ломает его и психически и физически Ч ломает непосильной работой, голодом, жестокой системой, так сказать, психологической эксплуатации, когда человек сам выбиваетс€ из последних сил, чтобы сократить срок своего пребывани€ в лагере, но все же главным образом ломает не пр€мо, а косвенно Ч заботой о семье; ибо семь€ человека, попавшего в лагерь, обычно лишаетс€ всех гражданских прав и в первую очередь права на продовольственную карточку. ¬о многих случа€х это означает голодную смерть. ќтсюда Ч эти неправдоподобные продовольственные посылки из лагер€ на волю, о которых € буду говорить позже.

» еще одно обсто€тельство. ќбычный советский гражданин очень плотно привинчен к своему месту и вне этого места видит очень мало. я не был привинчен ни к какому месту и видел в –оссии очень много. » если лагерь мен€ и поразил, так только тем обсто€тельством, что в нем не было решительно ничего особенного. ƒа, конечно, каторга. Ќо где же в –оссии кроме Ќевского и  узнецкого нет каторги? Ќа постройке ћагнитогорска так называемый УэнтузиазмФ обошелс€ приблизительно в 22 тыс€чи жизней. Ќа Ѕеломорско-Ѕалтийском канале он обошелс€ около ста тыс€ч. –азница, конечно, есть, но не така€ уж по советским масштабам существенна€. ¬ лагере людей расстреливали в больших количествах, но те, кто считает, что о всех растрепах публикует советска€ печать, совершают некоторую ошибку. Ћагерные бараки Ч отвратительны, но на воле € видал похуже и значительно похуже. ќчень возможно, что в процентном отношении ко всему лагерному населению количество людей, погибших от голода, тут выше, чем скажем на ”краине, но с голода мрут и тут, и там. ќбъем прав и безграничность бесправи€ примерно така€ же, как и на воле. » тут и там есть масса вс€ческого начальства, которое имеет полное право или пр€мо расстреливать или косвенно сжить со свету, но никто не имеет права ударить или обратитьс€ на ты. Ёто, конечно, не значит, что в лагере не бьют.

≈сть люди, дл€ которых лагерь на много хуже воли, дл€ которых разница между лагерем и волей почти не заметна; есть люди Ч кресть€не, преимущественно южные, украинские Ч дл€ которых лагерь лучше воли. »ли, если хотите, вол€ хуже лагер€.

Ёти очерки Ч несколько оптимистически окрашенна€ фотографи€ лагерной жизни. ќптимизм исходит из моих личных переживаний и мироощущени€, а фотографи€ оттого, что дл€ антисоветски настроенного читател€ агитаци€ не нужна, а советски настроенный все равно ничему не поверит. » погромче нас были витии. Ёнтузиастов не убавишь, а умным нужна не агитаци€, а фотографи€. ¬от в меру сил моих € ее и даю.

¬ Ѕј–ј ≈

ѕредставьте себе грубо сколоченный дощатый гробообразный €щик, длиной метров 50 и шириной метров 8. ѕо средине одной из длинных сторон прорублена дверь, по средине каждой из коротких Ч по окну. Ѕольше окон нет. —текла выбиты, и дыры затыканы вс€кого рода тр€пьем. “аков барак с внешней стороны.

¬нутри вдоль длинных сторон барака т€нутс€ р€ды сплошных нар Ч по два этажа с каждой стороны. ¬ концах барака по железной печурке из тех, что зовутс€ врем€нками, румынками, буржуйками Ч нехитрое и кажетс€ единственное изобретение эпохи военного коммунизма. ƒнем это изобретение не топитс€ вовсе, ибо предполагаетс€, что все население барака должно пребывать на работе. Ќочью над этим изобретением сушитс€ и тлеет бесконечное и безым€нное вшивое тр€пье Ч все, чем только можно обмотать человеческое тело, лишенное обычной человеческой одежды.

ѕечурка топитс€ всю ночь. ¬ радиусе трех метров от нее нельз€ сто€ть, в рассто€нии дес€ти метров замерзает вода. Ѕараки сколочены наспех из сырых сосновых досок. ƒоски рассохлись, в стенах щели, в одну из ближайших к моему ложу € свободно просовывал кулак. ўели забиваютс€ вс€кого рода тр€пьем, но его мало; да и во врем€ периодических обысков ¬ќ’– это тр€пье выковыривает вон, и ветер снова разгуливаетс€ по бараку. Ѕарак освещен двум€ керосиновыми коптилками, долженствующими освещать хот€ бы окрестности печурок. Ќо так как стекол нет, то лампочки мигают этакими одинокими светл€чками. ѕо вечерам, когда барак начинает наполн€тьс€ пришедшей с работы мокрой толпой (барак в среднем рассчитан на 300 человек), эти коптилки играют только роль ма€ков, указывающих изз€бшему лагернику путь к печурке сквозь клубы морозного пара и махорочного дыма.

»з мебели на барак полагаетс€ два длинных, метров на дес€ть, стола и четыре таких же скамейки. ¬от и все.

» вот мы после р€да приключений и передр€г угнездились, наконец, на нарах, разложили свои рюкзаки, отнюдь не распаковыва€ их, ибо по всему бараку шныр€ли урки и смотрим на человеческое месиво, с криками, руганью и драками расползающеес€ по темным закоулкам барака.

ѕовтор€ю, на воле € видел бараки и похуже. Ќо этот оставил особо отвратительное впечатление. Ѕараки на подмосковных торф€никах были на много хуже уже по одному тому, что они были семейные. »ли земл€нки рабочих в ƒонбассе. Ќо там походишь, посмотришь, выйдешь на воздух, вдохнешь полной грудью к скажешь: ну-ну, вот тебе и отечество труд€щихс€. ј здесь придетс€ не смотреть, а жить. Уƒве разницыФ. ќдно, когда зуб болит у ближнего вашего, другое, когда вам не дает жить€ ваше дупло.

ћне почему-то вспомнились прени€ в комиссии по проектированию новых городов. ѕроектировалс€ новый социалистический ћагнитогорск, тоже немногим замечательнее ЅЅ . Ѕарак дл€ мужчин, барак дл€ женщин.  абинки дл€ выполнени€ функций по производству социалистической рабочей силы. ƒети забираютс€ и родителей знать не должны. Ќу и так далее. я обозвал эти УфункцииФ социалистическим стойлом. јвтор проекта небезызвестный —абсович обиделс€ сильно, и € уже подготовилс€ было к значительным непри€тност€м, когда в защиту социалистических производителей выступила  рупска€, и проект был объ€влен Улевым загибомФ или, говор€ точнее, Улевацким загибомФ.  оммунисты не могут допустить, чтобы в этом мире было что-нибудь, сто€щее левее их. ƒл€ спасени€ девственности коммунистической левизны пущен в обращение термин УлевацкийФ. ≈жели уклон вправо, так это будет Управый уклонФ. ј ежели влево, то это будет УлевацкийФ и причем не уклон, а УзагибФ.

Ќе знаю куда загнули в лагере вправо или в УлевацкуюФ сторону. Ќо прожить в этакой гр€зи, вони, тесноте, вшах, холоде и голоде целых полгода? ќ √осподи!

ћои не очень оптимистические размышлени€ прервал чей-то пронзительный крик:

Ч Ѕратишки! ќбокрали! Ѕратишечки, помогите

ѕо тону слышно, что украли последнее. Ќо как тут поможешь? “ьма, толпа, и в толпе змейками шныр€ют урки.  рик тонет в общем шуме и в заботах о собственной шкуре и о своем собственном мешке. —квозь дыры потолка на нас мирно капает тающий снег. ёра вдруг почему-то засме€лс€.

Ч “ы это чего?

Ч ¬спомнил ‘редди. ¬от его бы сюда!

‘ред, наш московский знакомый Ч весьма дипломатический иностранец. ѕлохо поджаренные утренние гренки порт€т ему настроение на весь день. ≈го бы сюда? ѕовесилс€ бы.

Ч  онечно, повесилс€ бы. Ч убежденно говорит ёра.

ј мы вот не вешаемс€. ¬споминаю мои ночлеги на крыше вагона, на Ћаптарском перевале и даже в “уркестанской Украсной „ай-’анеФ... Ќичего, жив.

ЅјЌя » Ѕ”ЎЋј“

ќколо часу ночи нас разбудили крики:

Ч ј ну, вставай в баню!

¬ бараке сто€ло человек тридцать вохровцев Ч никак не отвертетьс€. —пать хотелось смертельно. “олько-то как-то обогрелись, плотно прижавшись друг к другу и накрывшись всем, чем можно. “олько что начали дремать и Ч вот. “очно не могли найти другого времени дл€ бани. ћы топаем куда-то версты за три; к какому-то полустанку, около которого имеетс€ бан€. ¬ лагере с баней строго. Ћагерь боитс€ эпидемий, и Усанитарна€ обработкаФ лагерников производитс€ с беспощадной неуклонностью. ѕринципиально бани устроены неплохо: вы входите, раздеваетесь, сдаете платье на хранение, а белье на обмен на чистое. ѕосле мыть€ выходите в другое помещение, получаете платье и чистое белье. ѕлатье кроме того пропускаетс€ и через дезинфекционную камеру. Ѕаки фактически поддерживают некоторую физическую чистоту. ћыло во вс€ком случае дают, а на коломенском заводе даже повара обходились без мыла. Ќе было.

Ќо скученность и тр€пье делают борьбу со вшой делом безнадежным. ќна плодитс€ и множитс€, обгон€€ вс€кие плановые цифры.

ћы ждем около часу в очереди, на дворе, разумеетс€. ѕотом в предбаннике двое юнцов с тупыми машинками лишают нас вс€ких волос€ных покровов, в том числе и тех, с которыми обычные мирские парикмахеры дела никакого не имеют. ѕотом, после проблематического мыть€ Ч не хватило гор€чей воды Ч нас пропихивают в какую-то примостившуюс€ около бани палатку, где так же холодно, как и на дворе. Ѕелье мы получаем только через полчаса, а платье из дезинфекции через час. ћы мерзнем так, как и в теплушке не мерзли. ћой сосед по нарам поплатилс€ воспалением легких. ћы втроем целый час усиленно занимались боксерской тренировкой Ч то, что называетс€ Убой с теньюФ и выскочили благополучно.

ѕосле бани, дрожа от холода и не попада€ зубом на зуб, мы направл€емс€ в лагерную каптерку, где нам будут выдавать лагерное обмундирование. ЅЅ  Ч лагерь привилегированный. ≈го подпорожское отделение объ€влено сверхударной стройкой Ч постройка гидростанции на реке —вири. —ледовательно, на какое-то обмундирование действительно рассчитывать можно.

—нова очередь у какого-то огромного сара€, изнутри освещенного электричеством. ” дверей попка с винтовкой. ћы отбиваемс€ от толпы, подходим к попке, и € говорю авторитетным тоном:

Ч “оварищ, вот этих двух пропустите.

ј сам ухожу.

ѕопка пропускает ёру и Ѕориса.

„ерез п€ть минут € снова подхожу к двер€м:

Ч ¬ызовите мне —инельникова.

ѕопка чувствует: начальство.

Ч я, товарищ, не могу. ћне здесь приказано сто€ть, зайдите сами.

» € захожу. ¬ сарае все-таки теплее, чем на дворе. —арай набит плотной толпой. √де-то в глубине его Ч прилавок, над прилавком мелькают какие-то оде€ни€ и слышен неистовый гвалт. ѕо закону вс€кий новый лагерник должен получить новое казенное обмундирование, все с ног до головы. Ќо обмундировани€ вообще не хватает, а нового тем более. ¬ исключительных случа€х выдаетс€ Упервый срокФ, т.е. совсем новые вещи; чаще Увторой срокФ Ч старое, но не рваное; и в большинстве случаев Утретий срокФ Ч и старое и рваное. ѕриблизительно половина новых лагерников не получает вовсе ничего, работает в своем собственном.

«а прилавком мечутс€ человек п€ть каких-то каптеров, за отдельным столиком сидит некто вроде заведующего. ќн-то и устанавливает, что кому дать и какого срока. ѕолучатели торгуютс€ и с ним и с каптерами, демонстрируют собственную рвань, умол€ют дать что-нибудь поцелее и потеплее. ¬згл€д завсклада пронзителен и неумолим, и приговоры его, невидимому, обжалованию не подлежат.

Ч Ќу, теб€ по роже видно, что промотчик, Ч говорит он какому-то урке. Ч  атись катышом.

Ч “оварищ начальник. ≈й, Ѕогу...

Ч  атись, катись, говор€т тебе. —ледующий.

—ледующий нажимает на урку плечом. ”рка кроет матом. Ќо он уже отжат от прилавка, и ему только и остаетс€, что на почтительной дистанции потр€сать кулаками и позорить завскладовских родителей. ѕеред завскладом стоит огромный и совершенно оборванный мужик.

Ч Ќу, теб€ сразу видно, мать без рубашки родила. “ак с тех пор без рубашки и ходишь? —овсем голый.  огда это вас, сукиных детей, научат Ч как берут в √ѕ”, так сразу бери из дому все, что есть.

Ч √ражданин начальник, Ч взывает кресть€нин. Ч » дома, почитай, голые ходил. ƒетишкам, стыдно сказать, срамоту прикрыть нечем.

Ч Ќичего, не плач. » детишек скоро сюда заберут.

 ресть€нин получает второго и третьего сорта бушлат, штаны, валенки, шапку и рукавицы. ƒома действительно он так одет не был. ” стола по€вл€етс€ еще один урка.

Ч ј, мое вам почтение, Ч иронически приветствует его зав.

Ч «дравствуйте вам, Ч с неубедительной разв€зностью отвечает урка.

Ч Ќе дали погул€ть?

Ч „то, разве помните мен€? Ч с заискивающей удивленностью спрашивает урка. Ч √лаз у вас, можно сказать...

Ч ƒа, такой глаз, что ничего ты не получишь. ј ну, проваливай дальше.

Ч “оварищ заведующий! Ч вопит урка в страхе. Ч “ак посмотрите же. я совсем голый. ƒа, погл€дите!

“еатральным жестом Ч если только бывают такие театральные жесты Ч урка подымает подол своего френча, и из-под подола гл€дит на зава голое и гр€зное пузо.

Ч “оварищ заведующий! Ч продолжает вопить урка. Ч я же так без одежи совсем к черт€м подохну.

Ч Ќу и дохни ко всем черт€м.

”рку с голым пузом оттирают от прилавка. ѕодходит группа рабочих. ¬се они в сильно поношенных городских пальто, никак не приноровленных ни к здешним местам, ни к здешней работе. ќни получают, кто валенки; кто ватник, кто рваный бушлат. Ќаконец, перед завскладом выстраиваемс€ все мы трое. «ав скорбно огл€дывает нас и наши очки.

Ч ¬ам лучше бы подождать. Ќа ваши фигурки трудно подобрать.

¬ глазах зава € вижу какой-то сочувственный совет и с оглашаюсь. ёра Ч он еле на ногах стоит от усталости Ч предлагает заву иной вариант:

Ч ¬ы бы нас к какой-нибудь работе пристроили. » вам лучше, и нам не так тошно.

Ч Ёто иде€.

„ерез несколько минут мы уже сидим за прилавком и приставлены к каким-то ведомост€м: бушлат 2-го ср. Ч 1; штаны 3-го ср. Ч 1 и т.д.

Ќаше участие ускорило операцию выдачи почти вдвое. „аса через полтора эта операци€ была закончена, и зав подошел к нам. ќт его давешнего балагурства не осталось и следа. ѕередо мной был бесконечно, смертельно усталый человек. Ќа мой вопросительный взгл€д он ответил:

Ч ¬от уже третьи сутки на ногах. ¬се одеваем. «автра кончим Ч все равно, ничего уже не осталось. ƒа, Ч спохватилс€ он, Ч вас ведь надо одеть. —ейчас вам подберут. ¬чера прибыли?

Ч ƒа, вчера.

Ч » на долго?

Ч √овор€т, лет на восемь.

Ч » статьи, веро€тно, зверские?

Ч ƒа, статьи подход€щие.

Ч Ќу, ничего, не унывайте. «наете, как говор€т немцы: mut verloren Ч alles verloren. ”строитесь. “ут, если интеллигентный человек и не совсем шл€па, не пропадет. Ќо, конечно, веселого мало.

Ч ј много веселого на воле?

Ч ƒа и на воле тоже. Ќо там семь€.  ак она живет, Ѕог ее знает. ј € здесь уже п€тый год.

Ч Ќа миру и смерть красна. Ч кисло утешаю €.

Ч ќчень уж много этих смертей. ¬ы, видно, родственники?

я объ€сн€ю.

Ч ¬от это удачно. ¬двоем на много лучше. ј уж втроем... ј на воле у вас тоже семь€?

Ч Ќикого нет.

Ч Ќу, тогда вам пуст€ки. —амое горькое Ч это судьба семьи.

Ќам принос€т по бушлату, паре штанов и прочее Ч полный комплект первого срока. “олько валенок на мою ногу найти не могут.

Ч «айдите завтра вечером с заднего хода. ѕодыщем.

ѕроща€сь, мы благодарим зава.

Ч » совершенно не за что, Ч отвечает он. Ч „ерез мес€ц вы будете делать то же самое. Ёто, батенька, называетс€ классова€ солидарность интеллигенции. „ему-чему, а уж этому большевики нас научили.

Ч ѕростите, можно узнать вашу фамилию? «ав называет ее. ¬ литературном мире ћосквы это весьма небезызвестна€ фамили€.

Ч » вашу фамилию € знаю, Ч говорит зав.

ћы смотрим друг на друга с ироническим сочувствием .

Ч ¬от еще что. ¬ас завтра попытаютс€ погнать в лес дрова рубить. “ак вы не ходите.

Ч ј как не пойти? ѕогон€т.

Ч ѕлюньте и не ходите.

Ч  ак тут плюнешь?

Ч Ќу, вам там будет виднее.  ак-то нужно изловчитьс€. Ќа лесных работах можно застр€ть надолго. ј если отвертитесь, через день-два будете устроены на какой-нибудь приличной работе.  онечно, если можно считать этот кабак приличной работой.

Ч ј под арест не посад€т?

Ч  то вас будет сажать? “акой же д€д€ в очках, как и вы? ќчень мало веро€тно. —тарайтесь только не попадатьс€ на глаза вс€кой такой полупочтенной и полупартийной публике. ≈сли у вас развито советское зрение, вы разгл€дите сразу.

—оветское зрение было у мен€ развито до изощренности. Ёто тот сорт зрени€, который, в частности, позвол€ет вам отличить беспартийную публику от партийной и УполупартийнойФ.  то его знает, какие внешние отличи€ существуют у этих, столь неравных и количественно и юридически категорий. ћожет быть, тут играет роль то обсто€тельство, что коммунисты и иже с ними Ч единственна€ социальна€ прослойка, котора€ чувствует себ€ в –оссии, как у себ€ дома. ћожет быть, та подозрительна€, вечно настороженна€ напр€женность человека, у которого дела в этом доме обсто€т как-то очень неважно, и подозрительный нюх подсказывает в каждом углу притаившегос€ врага. “рудно это объ€снить, но это чувствуетс€.

Ќа прощанье зав дает нам несколько адресов Ч в таком-то бараке живет группа украинских профессоров, которые уже успели здесь окопатьс€ и обзавестись кое-какими св€з€ми.  роме того, в ѕодпорожьи, в штабе отделени€, имеютс€ хорошие люди X, Y, Z, с которыми он, зав, постараетс€ завтра о нас поговорить. ћы сердечно прощаемс€ с завом и бредем к себе в барак, ув€за€ в снегу, пута€сь в обескураживающем однообразии бараков.

ѕосле этого сердечного разговора наша берлога кажетс€ нам особенно гнусной

ќЅ—“јЌќ¬ ј ¬ ќЅў≈ћ » ÷≈Ћќћ

»з разговора в складе мы узнали очень много весьма существенных вещей. ћы находились в подпорожском отделении ЅЅ , но не в самом ѕодпорожьи, а на лагерном пункте ѕогра. —юда предполагалось свезти около 27 000 заключенных. «а последние две недели сюда прибыло 6 эшелонов, следовательно, 10-12 тыс€ч народу, следовательно, по всему лагпункту свирепствовал неверо€тный кабак и следовательно, все лагерные заведени€ испытывали острую нужду во вс€кого рода культурных силах. ћежду тем, по лагерным пор€дкам вс€ка€ така€ культурна€ сила, совершенно независимо от ее квалификации, немедленно направл€лась на общие работы, т.е. лесозаготовки. “уда отправл€лись и врачи, и инженеры, и профессора. »нтеллигенци€ всех этих шести эшелонов рубила где-то в лесу дрова.

—ам по себе процесс этой рубки нас ни в какой степени не смущал. ƒаже больше, при наших физических данных лесные работы дл€ нас были бы легче и спокойнее, чем трепка нервов в какой-нибудь канцел€рии. Ќо дл€ нас дело заключалось вовсе не в легкости или трудности работы. ƒело заключалось в том, что, попада€ на общие работы, мы превращались в безличные единицы той массы, с которой советска€ власть и советский аппарат никак не церемонитс€. Ќаход€сь в массах, человек попадает в тот конвейер механической и механизированной, бессмысленной и беспощадной жестокости, который действует много хуже любого √ѕ”. “ут в массе человек тер€ет вс€кую возможность распор€жатьс€ своей судьбой, как-то лавировать между зубцами этого конвейера. ѕопав на общие работы; мы находились бы под вечной угрозой переброски куда-нибудь в совсем неподход€щее дл€ бегства место, рассылки нас троих по разным лагерным пунктам. ¬ообще, общие работы таили много угрожающих возможностей. ј раз попав на них, можно было бы застр€ть на мес€цы. ќт общих работ нужно было удирать, даже и путем весьма серьезного риска.

ЅќЅј ѕ–»—ѕќ—јЅЋ»¬ј≈“—я

ћы вернулись УдомойФ в половине п€того утра. “олько что успели улечьс€ и обогретьс€, нас подн€ли крики:

Ч ј ну, вставай!

Ѕыло шесть часов утра. Ќа дворе еще ночь. ¬ щели барака дует ветер. Ћампочки еле копт€т. ¬ барачной тьме начинают копошитьс€ не выспавшиес€, промерзшие, голодные люди. ƒежурные бегут за завтраком, по стакану €чменной каши на человека, разумеетс€, без вс€кого признака жира.  аша Усервируетс€Ф в одном бачке на 15 человек.  азенных ложек нет. Ќад каждым бачком наклонитс€ по дес€тку человек, поспешно запихивающих в рот мало съедобную замазку и ревниво наблюдающих за тем, чтобы никто не съел лишней ложки. ѕорции разделены на глаз по дну бачка. «а спинами этого дес€тка сто€т остальные участники пиршества, взирающие на обнажающеес€ дно бачка еще с большей ревностью и еще с большей жадностью. Ёто те, у которых своих ложек нет. ќни ждут УсменыФ. ѕо бараку мечутс€ люди, как-то не попавшие ни в одну УартельФ. ќни взывают о справедливости и об еде. Ќо взывать в сущности не к кому. ќни остаютс€ голодными.

Ч ¬ лагере такой пор€док. Ч говорит какой-то рабочий одной из таких неприка€нных голодных душ, Ч “акой пор€док, что не зевай. ј прозевал, вот и будешь сидеть не евши: и тебе наука и советской власти больше каши останетс€,

Ќаша продовольственна€ артель возглавл€етс€ Ѕорисом и поэтому организована образцово. Ѕорис сам смоталс€ за кашей и как-то ухитритс€ выторговать несколько больше, чем полагалось Ч или во вс€ком случае, чем получили другие; из щепок настрогали лопаточек, которые заменили недостающие ложки. ¬прочем, сам Ѕорис этой каши так и не ел: нужно было выкручиватьс€ от этих самых дров. “ехник Ћепешкин, которого мы в вагоне спасли от урок, был назначен бригадиром одной из бригад. ѕервой частью нашего стратегического плана было попасть в его бригаду. Ёто было совсем просто. ƒальше Ѕорис объ€снил ему, что идти рубить дрова мы не собираемс€ ни в каком случае и что дн€ на три нужно устроить какую-нибудь липу. ѕомимо всего прочего, один из нас троих будет дежурить у вещей, кстати и будет караулить и вещи Ћепешкина.

Ћепешкин был человек опытный. ќн уже два года просидел в ленинградском концлагере, на стройке дома √ѕ”. ќн внес нас в список своей бригады, но при перекличке фамилий наших выкликать не будет. Ќам оставалось не попасть в строй при перекличке и отправке бригады и урегулировать вопрос с дневальным, на об€занности которого лежала проверка всех оставшихс€ в бараке с последующим за€влением вышесто€щему начальству. Ѕыла еще опасность нарватьс€ на начальника колонны, но его € уже видел, правда, мельком; вид у него был толковый, следовательно, как-то с ним можно было сговоритьс€. ќт стро€ мы отделались сравнительно просто: на дворе было еще темно; мы, выйд€ из барака, завернули к уборной, оттуда дальше, минут сорок околачивались по лагерю с чрезвычайно торопливым и деловым видом.  огда последние хвосты колонны исчезли, мы вернулись в барак, усыпили совесть дневального хорошими разговорами, торгсиновской папиросой и обещанием написать ему за€вление о пересмотре дела. Ќапились кип€тку без сахару, но с хлебом и легли спать.

ѕ—»’ќЋќ√»„≈— јя ¬—“–≈„ј

ѕроснувшись, мы устроили военный совет. Ѕыло решено: € и ёра идем на разведку. Ѕорис остаетс€ на дежурстве. ¬о-первых, Ѕорис не хотел быть мобилизованным в качестве врача, ибо эта работа намного хуже лесоразработок Ч преимущественно по ее моральной обстановке и во-вторых, можно было ожидать вс€кого рода уголовных налетов. ¬ рукопашном же смысле Ѕорис стоил хорошего дес€тка урок; € и ёра на такое количество претендовать не могли.

» вот мы с ёрой солидно и медленно шествуем по лагерной улице. Ќе Ѕог весть, кака€ свобода, но все-таки можно пойти направо и можно пойти налево. ѕосле коридоров √ѕ”, надзирателей, конвоиров и прочего и это удовольствие. ¬от шествуем мы так, и пр€мо навстречу нам черт несет начальника колонны.

я вынимаю из кармана коробку папирос. ёра начинает говорить по-английски. —тепенно и неторопливо мы шествуем мимо начальника колонны и вежливо, однако, так сказать, с чувством собственного достоинства, как если бы это было на Ќевском проспекте, приподнимаем свои кепки. Ќачальник колонны смотрит на нас удивленно, но корректно берет под козырек. я уверен, что он нас не остановит. Ќо шагах в тридцати за нами скрип его валенок по снегу замолкает, € чувствую, что начальник колонны остановилс€ и недоумевает, почему мы не на работе и стоит ли ему нас остановить и задать нам сей нескромный вопрос. Ќеужели, € ошибс€? Ќо нет. —крип валенок возобновл€етс€ и затихает вдали. ѕсихологи€ Ч велика€ вещь.

ј психологи€ была така€. Ќачальник колонны, конечно Ч начальник; но, как и вс€кий советский начальник, хлибок и неустойчив. »бо и здесь и на воле закона в сущности нет. ≈сть административное соизволение. ќн может на законном и еще более на незаконном основании, сделать люд€м, сто€щим на низах, целую массу непри€тностей. Ќо такую же массу непри€тностей могут наделать ему люди, сто€щие на верхах. ѕо собачьей своей должности начальник колонны непри€тности делать об€зан. Ќо собачь€ должность вырабатывает, хот€ и не всегда и собачий нюх. Ќепри€тности, даже самые законные, можно делать только тем, от кого ответной непри€тности произойти не может.

“еперь представьте себе возможно конкретнее психологию вот этого хлипкого начальника колонны. »дут по лагерю двое этаких д€дей, только что прибывших с этапом. ясно, что они должны быть на работах в лесу, и €сно, что они от этих работ удрали. ќднако, д€ди одеты хорошо. ќдин из них курит папиросу, какие и на воле курит сама€ верхушка. ¬ид интеллигентный и, можно сказать, спецовский. ѕоходка уверенна€ и при встрече с начальством смущени€ никакого. —корее, этака€ покровительственна€ вежливость. —ловом, люди, у которых, очевидно, есть какие-то основани€ держатьс€ так независимо.  акие именно Ч черт их знает, но, очевидно, есть.

“еперь Ч дальше. ќстановить этих д€дей и послать их в лес, а то и под арест Ч решительно ничего не стоит. Ќо какой толк? јдминистративного капитала на этом никакого не заработаешь. ј риск? ¬от этот д€д€ с папиросой во рту через мес€ц, а может быть и через день будет работать инженером, плановиком, экономистом. » тогда вс€ка€ непри€тность, хот€ бы сама€ злейша€, воздаетс€ начальнику колонны сторицей. Ќо даже возданна€, хот€ бы и в ординарном размере, сна ему ни к чему не нужна. » какого черта ему рисковать?

я этого начальника видал и раньше. Ћицо у него было толковое. » € был уверен, что он пройдет мимо.  стати, мес€ц спуст€ € уже действительно имел возможность этого начальника вздрючить так, что ему небо в овчинку бы показалось. » на весьма законном основании. “ак что он умно сделал, что прошел мимо.

— людьми бестолковыми хуже.

“≈ќ–»я ѕќƒ¬ќƒ»“

¬ тот же день советска€ психологическа€ теори€ чуть мен€ не подвела.

я шел один и услышал резкий оклик:

Ч Ёй, послушайте! „то вы по лагерю разгуливаете?

я обернулс€ и увидел того самого старичка с колючими усами, начальника санитарной части лагер€, который вчера встречал наш эшелон. ќколо него еще три каких-то полуначальственного вида д€ди. ¬идно, что старичок изз€б до костей, и что печень у него не в пор€дке. я спокойно, неторопливо, но отнюдь не почтительно, а так, с видом некоторого незаинтересованного любопытства подхожу к нему. ѕодхожу и думаю: а что же мне в сущности делать дальше?

ѕотом € узнал, что это был крикливый и милейший старичок, доктор Ўуквец, отбарабанивший уже четыре года из дес€ти, никого в лагере не обидевший, но, веро€тно, от плохой печени и еще худшей жизни иногда любивший поорать. Ќо ничего этого € еще не знал. » старичок тоже не мог знать, что € незаконно болтаюсь по лагерю не просто так, а с совершенно конкретными цел€ми побега за границу. » что успех моих меропри€тий в значительной степени зависит от того, в какой степени на мен€ можно будет или нельз€ будет орать.

» € решаюсь идти на арапа.

Ч „то это вам тут курорт или концлагерь? Ч продолжает орать старичок. Ч »звольте подчин€тьс€ лагерной дисциплине! „то это за безобразие! Ўатаютс€ по лагерю, нарушают карантин.

я смотрю на старичка с прежним любопытством, внимательно, но отнюдь не испуганно, даже с некоторой улыбкой. Ќо на душе у мен€ было далеко не так спокойно, как на лице. ”ж отсюда-то, со стороны доктора, такого пассажа € никак не ожидал. Ќо что же мне делать теперь? ƒостаю из кармана свою образцово-показательную коробку папирос.

Ч ¬идите ли, товарищ доктор. ≈сли вас интересуют причины моих прогулок по лагерю, думаю, что начальник отделени€ даст вам исчерпывающую информацию. я был вызван к нему.

Ќачальник отделени€ Ч это звучит гордо. ѕровер€ть мен€ старичок, конечно, не может да и не станет. ƒолжно же у него мелькнуть подозрение, что если мен€ на другой день после прибыти€ с этапа вызывает начальник отделени€, значит, € не совсем р€довой лагерник. ј мало ли, какие шишки попадают в лагерь.

Ч Ќарушать карантин никто не имеет права. » начальник отделени€ тоже. Ч продолжает орать старичок, но все-таки тоном пониже. ѕолуначальственного вида д€ди, сто€щие за его спиной, улыбаютс€ мне сочувственно.

Ч —огласитесь сами, товарищ доктор: € не имею решительно никакой возможности указывать начальнику отделени€ на то, что он имеет право делать и чего не имеет права. » потом, вы сами знаете, в сущности карантина нет никакого.

Ч ¬от потому и нет, что вс€кие милостивые государи, вроде вас, шатаютс€ по лагерю. ј потом санчасть отвечать должна. »зволь те немедленно отправитьс€ в барак.

Ч ј мне приказано вечером быть в штабе. „ье же приказание € должен нарушить?

—таричок €вственно смущен. Ќо и отступать ему неохота.

Ч ¬идите ли, доктор, Ч продолжаю € в конфиденциально-сочувственном тоне. Ч ѕоложение, конечно, идиотское.  ака€ тут изол€ци€, когда несколько сот дежурных все равно лазают по всему лагерю Ч на кухни, в хлеборезку, в коптерку. Ќеорганизованность. Ѕессмыслица. — этим, конечно, придетс€ боротьс€. ¬ы курите? ћожно вам предложить?

Ч —пасибо, не курю.

ƒ€ди полуначальственного вида берут по папиросе.

Ч ¬ы инженер?

Ч Ќет, плановик.

Ч ¬от тоже все эти плановики и их дурацкие планы. ” мен€ по плану должно быть 12 врачей, а нет ни одного.

Ч Ќу, это значит, √ѕ” не допланировало. ¬ ћоскве кое-какие врачи еще и по улицам ход€т.

Ч ј вы давно из ћосквы?

„ерез минут дес€ть мы расстаемс€ со стариком, пожима€ друг другу руки. я обещаю ему в своих УпланахФ предусмотреть необходимость жестокого проведени€ карантинных правил. «накомлюсь с полуначальственными д€д€ми: один санитарный инспектор ѕогры и двое Ч какие-то инженеры. ќдин из них задерживаетс€ около мен€, прикурива€ потухшую папиросу.

Ч ¬ывернулись вы ловко. ƒело только в том, что начальника отделени€ сейчас на ѕогре нет.

Ч “еоретически можно допустить, что € говорил с ним по телефону... ј, впрочем, что поделаешь. ѕриходитс€ рисковать.

Ч ј старичка вы не бойтесь. ћилейшей души старичок. ¬ преферанс играете? «аходите в кабинку, симровизируем пульку.  стати и о ћоскве поподробнее расскажете.

„“ќ «Ќј„»“ –ј«√ќ¬ќ– ¬—≈–№≈«

Ѕольшое двухэтажное дерев€нное здание. ¬нутри закоулки, комнатки, перегородки, фанерные, дощатые, гонтовые. ¬се заполнено людьми, истощенными недоеданием, бессонными ночами, непосильной работой, вечным дерганием из стороны в сторону, УударникамиФ, УсубботникамиФ, Укампани€миФ. ’олод, махорочный дым, чад и угар от многочисленных жест€ных печурок. ƒвери с надпис€ми: ѕЁќ, ќјќ, ”–„,  ¬„... ѕойди, разберись, что это значит. ѕланово-экономический отдел, общеадминистративный отдел, учетно-распределительна€ часть, культурно-воспитательна€ часть. я обхожу эти вывески. ѕЁќ Ч годитс€, но там никого из главков нет. ќјќ Ч не годитс€. ”–„ Ч к черт€м.  ¬„ Ч подход€ще. «аворачиваю в  Ѕ„.

¬ начальнике  ¬„ узнаю того самого расторопного юношу с побелевшими ушами, который распиналс€ на митинге во врем€ выгрузки эшелона. ѕри ближайшем рассмотрении он оказалс€ не таким уж юношей. “олковое лицо, смышленые, чуть насмешливые глаза.

Ќу, с этим можно говорить всерьез, думаю €.

¬ыражение Уразговор всерьезФ нуждаетс€ в очень пространном объ€снении, иначе ничего не будет пон€тно.

ƒело заключаетс€, говор€ очень суммарно, в том, что из ста процентов усилий, затрачиваемых советской интеллигенцией, дев€носто идут совершенно впустую. ¬с€кий советский интеллигент обвешан неисчислимым количеством вс€кого принудительного энтузиазма, вс€кой халтуры, невыполнимых заданий, бессмысленных требований.

ѕредставьте себе, что вы врач какой-нибудь больницы, не московской показательней и прочее, а р€довой, провинциальной. ќт вас требуетс€, чтобы вы хорошо кормили ваших больных, чтобы вы хорошо их лечили, чтобы вы вели общественно-воспитательную работу среди санитарок, сторожей и сестер, подымали трудовую дисциплину, организовывали соцсоревнование и ударничество, источали свой энтузиазм и учитывали энтузиазм, истекающий из ваших подчиненных, чтобы вы были полностью подкованы по части диалектического материализма и истории партии, чтобы вы участвовали в профсоюзной работе и стенгазете, вели санитарную пропаганду среди окрестного населени€ и т.д. и т.д.

Ќичего этого вы в сущности сделать не можете. Ќе можете вы улучшить пищи, ибо ее нет, а то, что есть, потихоньку подъедаетс€ санитарками, которые получают по 37 рублей в мес€ц и, не вору€, жить не могут. ¬ы не можете лечить, как следует, ибо медикаментов у вас нет. ¬место йода идут препараты брома, вместо хлороформа Ч хлор-этил, даже дл€ крупных операций вместо каломели Ч глауберова€ соль. Ќет перев€зочных материалов. Ќет инструментари€. Ќо сказать официально, что всего этого у вас нет, вы не имеете права: это называетс€ дискредитацией власти. ¬ы не можете организовать соцсоревновани€ не только потому, что оно вообще вздор, но и потому, что если бы за него вз€лись мало-мальски всерьез, у вас ни дл€ чего другого времени не хватило бы. ѕо этой же последней причине вы не можете ни учитывать чужого энтузиазма, ни УпрорабатыватьФ решени€ тыс€ча первого съезда мопра.

Ќо вс€ эта чушь требуетс€ не то, чтобы совсем всерьез, но чрезвычайно настойчиво. —овсем не нужно, чтобы вы всерьез проводили какое-нибудь там соцсоревнование, приблизительно вс€кий дурак понимает, что это ни к чему. ќднако, необходимо, чтобы вы делали вид, что это соревнование проводитс€ на все сто процентов. Ёто понимает приблизительно вс€кий дурак, но этого не понимает так называемый советский актив, который на всех этих мопрах, энтузиазмах и ударничествах воспитан, ничего больше не знает и прицепитьс€ ему в жизни больше не за что.

“еперь представьте себе, что откуда-то вам на голову сваливаетс€ сотрудник, который всю эту чепуховину принимает всерьез. ≈му покажетс€ недостаточным, что договор о соцсоревновании мирно висит на стенах и колупаевской, и разуваевской больницы. ќн потребует Учерез общественностьФ или еще хуже через партийную €чейку, чтобы вы реально провер€ли пункты этого договора. ѕо советским УдирективамФ вы об€заны это сделать. Ќо в этом договоре, например, написано: обе соревнующиес€ стороны об€зуютс€ довести до минимума количество паразитов. ј ну-ка, попробуйте проверить, в какой больнице вшей больше и в какой меньше. ј таких пунктов шестьдес€т. Ётот же беспокойный д€д€ возьмет и л€пнет в ком€чейке: надо заставить нашего врача сделать доклад о диалектическом материализме при желудочных заболевани€х. ѕопробуйте сделайте! Ѕеспокойный д€д€ заметит, что кака€-то иссохша€ от голода санитарка где-нибудь в уголке потихоньку вылизывает больничную кашу Ч и вот заметка в какой-нибудь районной газете: У’ищение народной каши в колупаевской больницеФ. ј то и просто донос, куда следует. » влетит вам по второе число, и отправ€т вашу санитарку в концлагерь, а другую вы найдете очень не сразу. »ли подымет беспокойный д€д€ скандал: почему у вас санитарки с гр€зными физиономи€ми ход€т? јнтисанитари€! » не можете вы ему ответить: да сукин ты сын, ты же и сам хорошо знаешь, что в конце второй п€тилетки и то на душу населени€ придетс€ лишь по полкуска мыла в год, откуда же €-то его возьму? Ќу и так далее. » вам никакого жить€ к никакой возможности работать, и персонал ваш разбежитс€, и больные ваши будут дохнуть, и попадете вы в концлагерь Уза развал колупаевской больницыФ.

ѕоэтому-то при вс€ких деловых разговорах установилс€ между толковыми советскими людьми принцип этакого хорошего тона, заранее отметающего какую бы то ни было серьезность какого бы то ни было энтузиазма и устанавливающего такую приблизительно формулировку: лишь бы люди по мере возможности не дохли, а там черт с ним совсем с энтузиазмами и со строительствами и с п€тилетками.

— коммунистической точки зрени€ Ч это вредительский принцип. Ћюди, которые сид€т за вредительство, сид€т по преимуществу за проведение в жизнь именно этого принципа.

Ѕывает и сложнее. Ётот же энтузиазм, принимающий формы так называемых социалистических форм организации труда, режет под корень самую возможность труда. ¬от вам, хот€ и мелкий, но вполне: так сказать, исторический пример.

1929 год, —оветские спортивные кружки дышат на ладан. ≈сть нечего, и люд€м не до спорта. ћы, группа людей, возглавл€ющих этот спорт, прилагаем огромные усили€, чтобы хоть как-нибудь задержать процесс этого развала, чтобы дать молодежи, если не тренировку всерьез, то хот€ бы какую-нибудь возню на чистом воздухе, чтобы как-нибудь, хот€ бы в самой грошовой степени, задержать процесс физического вырождени€... ¬ стране одновременно с ростом голода идет процесс вс€ческого полевени€. Ќа этом процессе делаетс€ много карьер.

ќбласть физической культуры Ч не особо ударна€ область, и пока нас не трогают. Ќо вот группа каких-то активистов вылезает на поверхность: позвольте, как это так? ј почему физкультура остаетс€ у нас аполитичной? ѕочему там не ведетс€ пропаганда за п€тилетку, за коммунизм, за мировую революцию? » вот Ч проект: во всех зан€ти€х и тренировках ввести об€зательную дес€тиминутную беседу инструктора на политические темы.

¬се эти Уполитические темыФ надоели публике хуже вс€кой горчайшей редьки. » так ими пичкают и в школе, и в печати, и где угодно. ¬вести эти беседы в кружках, вполне добровольных кружках, значит Ч ликвидировать их окончательно: никто не пойдет.

—ловом, вопрос об этих дес€тиминутках ставитс€ на заседании президиума ¬÷—ѕ—. УјктивистФ докладывает. ѕублика в президиуме ¬÷—ѕ— не глупа€ публика. ѕеред заседанием € сказал ƒогадову, секретарю ¬÷—ѕ—:

Ч ¬едь, этот проект нас без ножа зарежет.

Ч «амечательно идиотский проект, но... јктивист докладывает Ч публика молчит. “олько ”гланов, тогда народный комиссар труда, как-то удивленно повел плечами:

Ч ƒа зачем же это? –абочий приходит на водную станцию, он хочет плавать, купатьс€, на солнышке полежать, отдохнуть, энергии набратьс€. ј вы ему тут политбеседу. ѕо-моему не нужно это.

“ак вот, год спуст€ это выступление припомнили даже ”гланову. ј все остальные, в том числе и ƒогадов, промолчали, помычали, и проект был прин€т. —отни инструкторов Уза саботаж политической работы в физкультуреФ поехали в —ибирь. –абота кружков была развалена.

јктивисту на эту работу плевать: он делает карьеру, и на этом поприще он ухватил этакое Уведущее звеноФ, которое спорт-то провалит, но его уж наверн€ка вытащит на поверхность. „то ему до спорта? —егодн€ он провалит спорт и подыметс€ на одну ступеньку партийной лесенки. «автра он разорит какой-нибудь колхоз Ч подыметс€ еще на одну. Ќо мне-то не наплевать. я-то в области спорта работаю 25 лет.

ѕравда, € кое-как выкрутилс€. я двое суток подр€д просидел над этой УдирективойФ и послал ее по всем подчиненным мне кружкам по линии союза служащих. «десь было все: и энтузиазм и классова€ бдительность и программы этаких дес€тиминуток. ј программы были такие:

Ёллинские олимпиады, физкультура в рабовладельческих формировани€х, средневековые турниры и военна€ подготовка феодального класса. јнглосаксонска€ система спорта Ч игры; легка€ атлетика Ч как система эпохи загнивающего капитализма. Ќу и так далее.  омар носу не подточит. ќт империализма в этих беседах практически ничего не осталось, но о легкой атлетике можно поговорить. ¬прочем, через полгода эти дес€тиминутки были автоматически ликвидированы: их не перед кем было читать.

¬сероссийска€ халтура, около которой кормитс€ и делает карьеру очень много вс€ческого и просто темного и просто безмозглого элемента, врем€ от времени выдвигает вот этакие Уновые организационные методыФ. ѕопробуйте вы с ними боротьс€ или их игнорировать! √руппа инженера ѕалчинского была расстрел€на, и в официальном обвинении сто€л пункт о том, что ѕалчинский боролс€ против Усквозной ездыФ.

¬ерно, он боролс€, и он был расстрел€н. ѕ€ть лет спуст€ эта езда привела к почти полному параличу т€гового состава и была объ€влена УобезличкойФ. ќколо трех сотен профессоров, которые протестовали против сокращени€ сроков и программ вузов поехали на —оловки. “ри года спуст€ эти программы и сроки пришлось удлинить до прежнего размера, а инженеров возвращать дл€ доучени€. ¬вели УнепрерывкуФ, котора€ была уж совершенно очевидным идиотизмом и из-за которой тоже много народу поехало и на тот свет и на —оловки. ≈сли бы € в свое врем€ открыто выступил против этой самой дес€тиминутки, € поехал бы в концлагерь на п€ть лет раньше срока, уготованного мне дл€ этой цели судьбой.

—оцсоревнование и ударничество, строительный энтузиазм и выдвиженчество, социалистическое совместительство и профсоюзный контроль, Улегка€ кавалери€Ф и чистка учреждений Ч все это заведомо идиотские способы Усоциалистической организацииФ, которые обход€тс€ в миллиарды рублей и в миллионы жизней, которые неукоснительно рано или поздно кончаютс€ крахом, но против которых вы ничего не можете поделать. —оветска€ –осси€ живет в правовых услови€х абсолютизма, который хочет казатьс€ просвещенным, но который все же стоит на уровне восточной деспотии с ее €нычарами, райей и пашами.

ћне могут возразить, что все это Ч слишком глупо дл€ того, чтобы быть правдоподобным. —кажите, а разве не глупо и разве правдоподобно то, что сто шестьдес€т миллионов людей, живущих на земле хорошей и просторной, семнадцать лет подр€д мрут с голоду? –азве не глупо то, что сотни миллионов рублей будут ухлопаны на ƒворец —оветов, на эту вавилонскую башню мировой революции, когда в ћоскве три семьи живут в одной комнате? –азве не глупо то, что днем и ночью, летом и зимой с огромными жертвами гнали стройку днепровской плотины, а теперь она загружена только на 12 процентов своей мощности? –азве не глупо разорить кубанский чернозем и строить оранжереи у ћурманска? –азве не глупо уморить от бескормицы лошадей, коров и свиней, ухлопать дес€тки миллионов на кролика, сорватьс€ на этом несчастном зверьке и заниматьс€, в конце концов, одомашнением карельского лос€ и камчатского медвед€? –азве не глупо бросить в тундру на стройку Ѕеломорско-Ѕалтийского канала 60 000 узЅЅ ов и киргизов, которые там в полгода вымерли все?

¬се это вопиюще глупо. Ќо эта глупость вооружена до зубов. «а ее спиной пулеметы √ѕ”. Ќичего не попишешь.

–ќ——»…— јя  Ћя„ј

Ќо € хочу подчеркнуть одну вещь, к которой в этих же очерках, очерках о лагерной жизни, почти не буду иметь возможности вернутьс€. ¬с€ эта халтура никак не значит, что этот злополучный советский врач не лечит. ќн лечит, и он лечит хорошо, конечно, в меру своих материальных возможностей. ѕоскольку € могу судить, он лечит лучше европейского врача или во вс€ком случае добросовестнее его. Ќо это вовсе не от того, что он советский врач. “ак же, как ћолоков Ч хороший летчик вовсе не от того, что он советский летчик.

“от же самый »льин, о котором € сейчас буду рассказывать, при всей своей халтуре и прочем организовал все-таки какие-то курсы дес€тников, трактористов и прочее. я сам, при всех прочих моих достоинствах и недостатках, выт€нул все-таки миллионов п€тнадцать профсоюзных денежек, предназначенных на вс€кого рода диалектическое околпачивание профсоюзных масс и построил на эти деньги около полусотни спортивных площадок, спортивных парков, водных станций и прочего. ¬се это построено довольно паршиво, но все это все же лучше, чем диамат.

“ак что велика€ всероссийска€ халтура, вовсе не значит, что €, врач, инженер и прочее, что мы только халтурим. ѕомню, √орький в своих воспоминани€х о Ћенине приводит свои собственные слова о том, что русска€ интеллигенци€ остаетс€ и еще долго будет оставатьс€ единственной кл€чей, влекущей телегу российской культуры. —ейчас √орький сидит на правительственном облучке и вкупе с остальными, восседающими на оном, хлещет эту кл€чу и в хвост и в гриву.  л€ча по уши в€знет в халтурном болоте и все-таки тащит. Ѕольше т€нуть, собственно, некому. “ак можете себе представить ее отношение к люд€м, подкидывающим на эту и так непроезжую колею еще лишние халтурные комь€?

¬ концлагере основными видами халтуры €вл€ютс€ УэнтузиазмФ и УперековкаФ. Ёнтузиазм в лагере приблизительно такой же и такого происхождени€, как и на воле, а УперековкиФ нет ни на полкопейки. –азве что лагерь превращает случайного воришку в окончательного бандита, обалделого от коллективизации мужика в закаленного и остервенелого контрреволюционера; такого, что когда он дорветс€ до коммунистического горла, он сие удовольствие постараетс€ продлить.

Ќо горе будет вам, если вы где-нибудь, так сказать, официально позволите себе усомнитьс€ в энтузиазме и в перековке. ѕриблизительно так же неуютно будет вам, если р€дом с вами будет работать человек, который не то принимает всерьез эти лозунги, не то хочет сколотить на них некий советский капиталец.

–ј«√ќ¬ќ– ¬—≈–№≈«

“ак вот, вы приходите к человеку по делу. ≈сли он беспартийный и толковый, вы с ним сговоритесь сразу. ≈сли беспартийный и бестолковый, лучше обойдите сторонкой: упаси вас, √осподи, попадете в концлагерь или, если вы уже в концлагере, попадете на Ћесную –ечку.

— такими приблизительно соображени€ми € вхожу в помещение  ¬„. ѕолдюжины каких-то оборванных личностей малюют какие-то лозунги, друга€ полдюжина что-то пишет, треть€ просто суетитс€. —ловом, кипит весела€ социалистическа€ стройка. ¬иду того юнца, который произносил приветственную речь перед нашим эшелоном на подъездных пут€х к —вирьстрою. ѕри ближайшем рассмотрении он оказываетс€ не таким уж юнцом, а глаза у него толковые.

Ч —кажите пожалуйста, где € могу видеть начальника  ¬„ товарища »льина?

Ч Ёто €.

я этак мельком огл€дываю эту веселую стройку и моего собеседника и стараюсь выразить взором своим приблизительно такую мысль:

Ч ѕодхалтуриваете?

Ќачальник  ¬„ отвечает мне взгл€дом, который ориентировочно можно было бы перевести так.

Ч ≈ще бы! ¬идите, как насобачились.

ѕосле этого между нами устанавливаетс€, так сказать, полна€ гармони€.

Ч ѕойдемте ко мне в кабинет.

я иду за ним.  абинет Ч это убога€ закута с одним дощатым столом и двум€ стуль€ми, из коих один Ч на трех ножках.

Ч —адитесь. ¬ы, € вижу, удрали с работы.

Ч ј € и вообще не ходил.

Ч ”гу... ¬чера там, в колонне Ч это ваш брат что ли?

Ч » брат и сын... “ак сказать, восторгались вашим красноречием.

Ч Ќу, бросьте. я все-таки старалс€ в скорострельном пор€дке.

Ч —корострельным? ƒвадцать минут людей на морозе морозили.

Ч ћеньше нельз€. —ебе дороже обойдетс€. –егламент.

Ч Ќу, если регламент, так можно и ушами пожертвовать.  ак они у вас?

Ч „ерт его знает. —едьма€ шкура слезает. Ќу, € вижу, во-первых, что вы хотите работать в ¬„ , во-вторых, что статьи у вас дл€ этого предпри€ти€ совсем неподход€щие и что, в-третьих, мы с вами как-то сойдемс€.

» »льин смотрит на мен€ торжествующе.

Ч я не вижу, на чем, собственно, основано второе утверждение.

Ч Ќу, плюньте. √лаз у мен€ наметанный. «а что вы можете сидеть? ѕревышение власти? ¬редительство? ¬оровство?  онтрреволюци€? ≈сли бы превышение власти, вы пошли бы в административный отдел. ¬редительство Ч в производственный. ¬оровство всегда действует по хоз€йственной части. Ќо куда же приткнутьс€ истинному контрреволюционеру, как не в культурно-воспитательную часть? Ћогично?

Ч ƒальше некуда.

Ч ƒа. Ќо дело в том, что контрреволюции мы вообще, так сказать, по закону принимать права не имеем. ј вы в широких област€х контрреволюции, € подозреваю, занимаете какую-то особо непохвальную позицию.

Ч ј это из чего следует?

Ч “ак. Ќе похоже, чтобы вы за ерунду сидели. ¬ы мен€ извините, но физиономи€ у вас с советской точки зрени€ весьма неблагонадежна€. ¬ы в первый раз сидите?

Ч ѕриблизительно в первый.

Ч ”дивительно.

Ч Ќу, что ж, давайте играть в Ўерлока ’олмса и доктора ¬атсона. “ак что же вы нашли в моей физиономии?

»льин уставилс€ в мен€ и неопределенно пошевелил пальцами.

Ч Ќу, как бы вам сказать... ѕродерзновенность. Ќахальство сметь свое суждение иметь. Ётакое, знаете ли, амбрэ Укритически мысл€щей личностиФ. ј не люб€т этого у нас...

Ч Ќе люб€т, Ч согласилс€ €.

Ч Ќу, не в том дело. ≈сли вы при всем этом столько лет на воле проканителились Ч € лет на п€ть раньше вас угодил Ч значит и в лагере как-то сориентируетесь. ј кроме того, что вы можете предложить мне конкретно?

я конкретно предлагаю.

Ч Ќу, € вижу, вы не человек, а универсальный магазин. —читайте себ€ за  ¬„. —татей своих особенно не рекламируйте. ƒа, а какие же у вас статьи?

я рапортую.

Ч ќго! Ќу, значит, вы о них помалкивайте. ѕока хват€тс€, вы уже обживетесь и вас не тронут. Ќу, приходите завтра. ћне сейчас нужно бежать еще один эшелон встречать.

Ч ƒайте мне какую-нибудь записочку, чтобы мен€ в лес не т€нули.

Ч ј вы просто плюньте. »ли сами напишите.

Ч  ак это сам?

Ч ќчень просто: такой-то требуетс€ на работу в  Ѕ„. ѕечать? ѕодпись? ѕечати у вас нет. ” мен€ тоже. ј подпись ваша или мо€ Ч кто разберет?

Ч √м, Ч сказал €.

Ч —кажите, неужели бы на воле все врем€ жили, ездили и ели только по насто€щим документам?

Ч ј вы разве таких людей видали?

Ч Ќу, вот. ѕриучайтесь к т€желой мысли о том, что по существующим документам вы будете жить, ездить и есть и в лагере.  стати, напишите уж записку на всех вас троих Ч завтра здесь разберемс€. Ќу, пока. ќ документах прочтите у Ёренбурга. “ам все написано.

Ч „итал. “ак до завтра.

ѕророчество »льина не сбылось. ¬ лагере € жил, ездил и ел исключительно по насто€щим документам Ч неверо€тно, но факт. ¬  ¬„ € не попал. »льина € больше так и не видел.

— ј„ ј — ѕ–≈ѕя“—“¬»яћ»

—обыти€ этого дн€ потекли стремительно и несообразно. ¬ыйд€ от »льина, на лагерной улице € увидал ёру под конвоем какого-то вохровца. Ќо мо€ тревога оказалась сильно преувеличенной: ёру тащили в третий отдел Ч лагерное √ѕ” Ч в качестве машиниста; не паровозного, а на пишущей машинке. ќн со своими талантами за€вилс€ в плановую часть, и какой-то мимохожий чин из третьего отдела забрал его себе. —ожалени€ были бы бесплодны да и бесцельны. ѕребывание ёры в третьем отделе дало бы нам расположение вохровских секретов вокруг лагер€, знание системы ловли беглецов, карту и другие весьма существенные предпосылки дл€ бегства.

я вернулс€ в барак и сменил Ѕориса. Ѕорис исчез на разведку к украинским профессорам Ч так, на вс€кий случай, ибо € полагал, что мы все устроимс€ у »льина.

¬ бараке было холодно, темно и противно. Ўатались какие-то урки и умильно погл€дывали на наши рюкзаки. Ќо € сидел на нарах в этакой богатырской позе, а р€дом со мною лежало здоровенное полено. ”рки облизывались и скрывались во тьме барака. ќттуда, из этой тьмы, врем€ от времени доносились крики и ругань, чьи-то вопли о спасении и все, что в таких случа€х полагаетс€. ќдна из таких стаек, осмотревши рюкзаки, мен€ и полено, отошла в сторонку, куда не достигал свет от коптилки и смачно пообещала:

Ч ѕодожди ты Ч в мать, печенку и прочее Ч поймаем мы теб€ и без полена.

¬ернулс€ от украинских профессоров Ѕорис. ѕо€вилась нова€ перспектива: они уже работали в ”–„ в ѕодпорожьи, в отделении. “ам была остра€ нужда в работниках; работа там была отвратительна€, но там не было лагер€, как такового, не было бараков, проволоки, урок и прочего. ћожно было жить не то в палатке, не то в кресть€нской избе. Ѕыло электричество. » вообще, с точки зрени€ ѕогры ѕодпорожье казалось этакой мировой столицей. ѕерспектива была соблазнительна€.

≈ще через час пришел ёра. ¬ид у него был растер€нный и сконфуженный. Ќа мой вопрос, в чем дело, ёра ответил как-то туманно: потом де расскажу. Ќо в стремительности лагерных событий и перспектив ничего нельз€ было откладывать. ћы забрались в глубину нар, и там ёра шепотом и по-английски рассказал следующее. ≈го уже забронировали было за административным отделом в качестве машиниста, но какой-то помощник начальника третьей части за€вил, что машинист нужен им. ј так как никто в лагере не может конкурировать с третьей частью, как на воле никто не может конкурировать с √ѕ”, то административный отдел отступил без бо€. ќт третьей части ёра осталс€ в восторге: во-первых, на стене висела карта и даже не одна, а несколько; во-вторых, было €сно, что в нужный момент отсюда можно будет спереть кое какое оружие. Ќо дальше произошла така€ вещь.

ѕосле надлежащего испытани€ на пишущей машинке ёру привели к какому-то д€де и сказали:

Ч ¬от этот паренек будет у теб€ на машинке работать.

ƒ€д€ посмотрел на ёру весьма пристально и за€вил:

Ч „то-то мне ваша личность знакома€. » где это € вас видал?

ёра всмотрелс€ в д€дю и узнал в нем того чекиста, который в роковом вагоне номер 13 играл роль контролера.

„екист, казалось, был доволен этой встречей.

Ч ¬от это здорово. » как же это вас сюда послали? ¬от тоже чудаки реб€та. “ри года собирались и на бабе сорвались. Ч и он стал рассказывать прочим чинам третьей части, сидевшим в комнате, приблизительно всю историю нашего бегства и нашего ареста.

Ч ј остальные ваши где? «доровые бугаи подобрались. ƒ€дюшка евонный нашему одному (он назвал какую-то фамилию) так руку ломанул, что тот до сих пор в лубках ходит. Ќу-ну, не думал, что встретимс€.

„екист оказалс€ из болтливых в такой степени, что даже проболталс€ про роль Ѕабенки во всей этой операции. Ќо это было очень плохо. Ёто значит, что через несколько дней вс€. администраци€ лагер€ будет знать, за что именно мы попались и, конечно, примет кое-какие меры, чтобы мы этой попытки не повторили.

ј меры могли быть самые разнообразные. ¬о вс€ком случае все наши розовые планы на побег повисли над пропастью. Ќужно было уходить с ѕогры, хот€ бы и в ѕодпорожье, хот€ бы только дл€ того, чтобы не болтатьс€ на глазах этого чекиста и не давать ему повода дл€ его болтовни.  онечно и ѕодпорожье не гарантировало от того, что этот чекист не доведет до сведени€ администрации нашу историю, но он мог этого и не сделать. ѕо-видимому, он этого так и не сделал.

Ѕорис сейчас же пошЄл к украинским профессорам форсировать подпорожские перспективы.  огда он вернулс€, в наши планы ворвалась нова€ неожиданность.

Ћесорубы уже вернулись из лесу, и барак был наполнен мокрой и галдевшей толпой. —квозь толпу к нам протиснулись два каких-то растрЄпанных и слегка обалделых от работы и хаоса интеллигента.

Ч  то тут —олоневич Ѕорис?

Ч я, Ч сказал брат.

Ч „то такое oleum ricini?

Ѕорис даже слегка отодвинулс€ от столь неожиданного вопроса.

Ч  асторка. ј вам это дл€ чего?

Ч ј что такое aciduim arsenicosum? ¬ каком растворе употребл€етс€ acibum carbolicum?

я ничего не понимал. » Ѕорис тоже. ѕолучив удовлетворительные ответы на эти таинственные вопросы, интеллигенты перегл€нулись.

Ч √оден? Ч спросил один из них у другого.

Ч √оден, Ч подтвердил другой.

Ч ¬ы назначены врачом амбулатории, Ч сказал Ѕорису интеллигент. Ч «абирайте ваши вещи и идЄмте со мною. “ам уж стоит очередь на приЄм. Ѕудете жить в кабинке около амбулатории.

»так, таинственные вопросы оказались экзаменом на звание врача. Ќужно сказать откровенно, что перед неожиданностью этого экзаменационного натиска мы оказались несколько растер€нными. Ќо дискуссировать не приходилось. Ѕорис забрал все наши рюкзаки и в сопровождении ёры и обоих интеллигентов ушЄл в УкабинкуФ. ј кабинка Ч это отдельна€ комнатушка при амбулаторном бараке, котора€ имела то несомненное преимущество, что в ней можно было оставить вещи в некоторой безопасности от уголовных налЄтов.

Ќочь прошла скверно. Ќа дворе сто€ла оттепель, и сквозь щели потолка нас поливал тающий снег. «а ночь мы промокли до костей. ѕромокли и наши оде€ла. ”тром мы, мокрые и не выспавшиес€ пошли к Ѕорису, прихватив туда все свои вещи, слегка обогрелись в пресловутой кабинке к пошли нажимать на все пружины дл€ ѕодпорожь€. ¬ лес мы, конечно, не пошли.   полдню € и ёра уже имели, правда, пока только принципиальное, назначение в ѕодпорожье, в ”–„.

”– » ¬ Ћј√≈–≈

ѕока все мы судорожно мотались по нашим делам, лагпункт продолжал жить своей суматошной каторжной жизнью. ѕрибыл ещЄ один эшелон, ещЄ тыс€чи две заключЄнных, дл€ которых одежды уже не было да и помещени€ тоже. Ћюдей перебрасывали из барака в барак, пыта€сь УуплотнитьФ эти гробообразные €щики и без того набитые до отказу. ѕлотничьи бригады наспех строили новые бараки. ѕо раскисшим от оттепели УулицамФ подвозились серые промокшие брЄвна. ƒохлые лагерные кл€чи застревали на ухабах. —верху моросила кака€-то др€нь Ч помесь снега и дожд€. ”в€за€ по колени в разбухшем снегу, проходили колонны УновичковФ Ч та же сера€ рабоче-кресть€нска€ скотинка, кака€ была и в нашем эшелоне. »м будет намного хуже, ибо они останутс€ в том, в чЄм приехали сюда.  азЄнное обмундирование уже исчерпано, а ждут ещЄ три-четыре эшелона.

—реди людей, растер€нных, дезориентированных, оглушЄнных перспективами долгих лет каторжной жизни, урки то вились незаметными змейками, то собирались в волчьи стаи. Ўныр€ли по баракам, норов€ ст€нуть всЄ, что плохо лежит, организовывали и, так сказать, массовые вооружЄнные нападени€.

¬ечером напали на трЄх дежурных, получивших хлеб дл€ целой бригады. ќдного убили, другого ранили, хлеб исчез.  онечно, дополнительной порции бригада не получила и осталась на сутки голодной. ¬ наш барак Ч к счастью когда в нЄм не было ни нас, ни наших вещей Ч ворвалась вооружЄнна€ финками банда человек в п€тнадцать. ƒело было утром, народу в бараке было мало. Ѕарак был обобран почти до нитки.

јдминистраци€ сохран€ла какой-то странный нейтралитет. » за урок вз€лись сами лагерники.

¬ыйд€ утром из барака, € был поражЄн очень неуютным зрелищем. ѕрив€занный к сосне, сто€л или висел какой-то человек. ≈го волосы были покрыты запекшейс€ кровью. ќдин глаз висел на какой-то кровавой ниточке. ≈динственным признаком жизни, а может быть только признаком агонии, было судорожное подергивание левой ступни. ¬ стороне шагах в двадцати на куче снега лежал другой человек. — этим было всЄ кончено. —квозь кровавое месиво снега, крови, волос и обломков черепа были видны размозженные мозги.

 учка кресть€н и рабочих не без некоторого удовлетворени€ созерцала это зрелище.

Ч Ќу вот, теперь по крайности с воровством будет спокойнее, Ч сказал кто-то из них.

Ёто был мужицкий самосуд, жестокий и бешеный, по€вившийс€ в ответ на террор урок и на нейтралитет администрации. ¬прочем и по отношению к самосуду администраци€ соблюдала тот же нейтралитет. ћне казалось, что вот в этом нейтралитете было что-то суеверное.  ак бы в этих изуродованных телах лагерных воров вс€ка€ публика из третьей части видела что-то и из своей собственной судьбы. Ёти вспышки Ч € не хочу сказать народного гнева ЧЧ дл€ гнева они достаточно бессмысленны, а скорее народной €рости, жестокой и неорганизованной, пробегают этакими симпатическими огоньками по всей стране. —колько вс€кого колхозного актива, сельской милиции, деревенских чекистов плат€т изломанными кост€ми и проломленными черепами за великое социалистическое ограбление мужика. ¬едь там, в глубине –оссии, тишины нет никакой. “ам идет почти ни на минуту не прекращающа€с€ зверина€ резн€ за хлеб и за жизнь. » жизнь в крови, и хлеб в крови. » мне кажетс€, что когда публика из третьей части гл€дит на вот этакого изорванного в клочки урку, перед нею встают перспективы, о которых ей лучше и не думать.

¬ эти дни лагерной контратаки на урок € как-то встретил своего бывшего спутника по теплушке ћихайлова. ¬ид у него был отнюдь не победоносный. ‘изиономи€ его носила следы недавнего и весьма вдумчивого избиени€. ќн подошел ко мне, пыта€сь приветливо улыбнутьс€ своими разбитыми губами и распухшей до синевы физиономией.

Ч ј € к вам по старой пам€ти, товарищ —олоневич. ћахорочкой угостите.

Ч ¬ам не жалко за науку.

Ч «а какую науку?

Ч ј все, что вы мне в вагоне рассказывали.

Ч ѕригодилось?

Ч ѕригодилось.

Ч ƒа мы тут вс€кую зап€тую знаем.

Ч ќднако, зан€тых-то оказалось дл€ вас больше, чем вы думали.

Ч Ќу, это дело плевое. Ќу, что? Ќу, вот мен€ избили. Ќаших человек п€ть на тот свет отправили. ј дальше что? ѕобуйствуют, но наша все равно возьмет, организаци€.

» старый пахан улыбнулс€ с прежней самоуверенностью.

Ч ј те, кто убил, те уж живыми отсюда не уйдут. Ќет-с. Ёто уж извините. ѕотому все это Ч стадо баранов, а мы Ч организаци€.

я посмотрел на урку не без некоторого уважени€.

ѕќƒѕќ–ќ∆№≈

“ихий морозный вечер. ¬се небо в звездах. ћы с ёрой идем в ѕодпорожье по тропинке, проложенной по льду —вири. ¬дали, верстах в трех, сверкают электрические огоньки ѕодпорожь€. Ѕерега реки покрыты густым хвойным лесом, завалены м€гкими снеговыми сугробами.  ое-где сдержанно рокочут незамерзшие быстрины. ¬ходим в ѕодпорожье.

¬идно, что это было когда-то богатое село. ѕросторные двухэтажные избы, рубленные из аршинных бревен, резные коньки, облезла€ окраска ставень.  репко жил свирский мужик. “еперь его реб€тишки бегают по лагерю, выпрашива€ у каторжников хлебные объедки, селедочные головки, несъедобные лагерные щи.

” нас обоих Ч вызов в ”–„. ѕока еще не назначение, а только вызов. ”–„ Ч учетно-распределительна€ часть лагер€, она учитывает всех заключенных, распредел€ет их на работы, перебрасывает из пункта на пункт, из отделени€ в отделение, следит за сроками заключени€, за льготами и прибавками сроков, принимает жалобы и прочее в этом роде.

¬нешне это такое же отвратное здание, как и все советские заведени€, не столичные, конечно, а так, чином пониже, какие-нибудь сызранские или царево-кокшайские. ѕолдюжины комнатушек набиты так же, как была набита наша теплушка. —толы из не крашенных, иногда даже не обструганных досок. “акие же табуретки и взамен недостающих табуреток Ч березовые полень€. ѕромежутки забиты €щиками с делами, св€зками карточек, кучами вс€кой бумаги.

 онвоир сдает нас какому-то делопроизводителю или, как здесь говор€т, УделопутуФ. ƒелопут подмахивает сопроводиловку, Ч

Ч —адитесь, подождите.

—есть не на что. —нимаем рюкзаки и усаживаемс€ на них. ¬ комнатах лондонским туманом плавает густой махорочный дым. ƒоноситс€ крепка€ начальственна€ ругань, угроза арестами и прочее. Ќе то, что в √ѕ” и на ѕогре начальство не посмело бы так ругатьс€. ѕо комнатушкам мечутс€ люди.  то ищет полено, на которое можно было бы сесть, кто умол€ет делопута дать ручку: срочна€ работа, не выполнишь Ч посад€т. Ќо ручек нет и у делопута. ƒелопут же увлечен таким зан€тием: он выковыривает сердцевину химического карандаша и делает из нее чернила, ибо никаких других в ”–„ не имеетс€. «емлисто-зеленые, изможденные лица людей, сутками сид€щих в этом махорочном дыму, тесноте, ругани, бестолковщине. ∆уть.

я начинаю чувствовать, что на лесоразработках было бы куда легче и уютнее. ¬прочем, потом так и оказалось. Ќо лесозаготовки Ч это конвейер; только попади и теб€ потащит, черт знает, куда. «десь все-таки как-то можно будет изворачиватьс€.

ќткуда-то из дыма канцел€рских глубин показываетс€ некий старичок. ¬последствии он оказалс€ одним из урчевских воротил товарищем Ќаседкиным. Ќа его сизом носу перев€занные канцел€рской дратвой железные очки. Ћицо в геморроидальных морщинах. ¬ слеп€щихс€ глазках Ч добродушное лукавство старой, видавшей вс€кие виды канцел€рской крысы.

Ч «дравствуйте. Ёто вы Ч юрист с ѕогры? ј это Ч ваш сын? ” нас, знаете, две пишущих машинки, только писать не умеет никто. –аботы, вообще, масса. ј работники! Ќу, сами увидите. “о есть, такой неграмотный народ, просто дальше некуда. Ќу, идем, идем. “олько вещи с собой возьмите. —опрут, об€зательно сопрут. “ут такой народ, только отвернись Ч сперли. ј юридическа€ часть у нас запущена Ч страх. ¬ам с над нею крепко придетс€ посидеть.

—леду€ за разговорчивым старичком, мы входим в урчевские дебри. »з махорочного тумане ” на нас смотр€т жуткие кувшинные рыла, какие-то низколобые, истасканные, обалделые и озверелые. ¬с€ эта губерни€ неистово пишет, штемпелюет, подшивает, регистрирует и ругаетс€.

—таричок начинает рытьс€ по полкам, €щикам и просто наваленным на полу кучам каких-то дел, призывает себе в помощь еще двух канцел€рских крыс и, наконец, из какого-то полуразбитого €щика извлекают наши Уличные делаФ Ч две папки с нашими документами, анкетами, приговором и прочее. —таричок передвигает очки с носа на переносицу.

Ч —олоневич, »ван... так... образование,.. так, приговор, гм, статьи...

Ќа слове УстатьиФ старичок запинаетс€, спускает очки с переносицы на нос и смотрит на мен€ взгл€дом, в котором € читаю:

Ч  ак же это вас, милостивый государь, так угораздило? » что мне с вами делать?

я тоже только взгл€дом отвечаю:

Ч ƒело ваше хоз€йское.

я понимаю, положение и у старичка и у ”–„а пиковое. — контрреволюцией брать нельз€, а без контрреволюции откуда же грамотных вз€ть? —таричок повертитс€-повертитс€ и что-то устроит.

ќчки оп€ть лезут на переносицу, и старичок начинает читать ёрино дело, но на этот раз уже не вслух. ѕрочт€, он складывает папки и говорит:

Ч Ќу, так значит в пор€дке. —ейчас € вам покажу ваши места и вашу работу. », наклон€€сь ко мне, добавл€ет шепотом:

Ч “олько о статейках ваших вы не разглагольствуйте. ѕотом как-нибудь урегулируем.

Ќј —“–ј∆≈ «ј ќЌЌќ—“»

»так, € стал старшим юрисконсультом и экономистом ”–„а. ¬ мое ведение попало пудов 30 разбросанных и растрепанных дел и два Умладших юрисконсультаФ, один из коих до моего по€влени€ на горизонте именовалс€ старшим. ќн был безграмотен и по старой и по новой орфографии, а на мой вопрос об образовании ответил мрачно, но мало вразумительно:

Ч ¬ыдвиженец.

ќн бывший комсомолец. —идит за участие в коллективном изнасиловании. ќ том, что в советской –оссии существует така€ вещь, как уголовный кодекс, он от мен€ услышал первый раз в своей жизни. ¬ €щиках этого УвыдвиженцаФ скопилось около 4.000 (четырех тыс€ч! ) жалоб заключенных.

» за каждой жалобой чь€-то жива€ судьба.

ћое Увступление в исполнение об€занностейФ совершилось таким образом. Ќаседкин ткнул пальцем в эти самые тридцать пудов бумаги, отчасти разложенной на полках, отчасти сваленной в €щики, отчасти вал€ющейс€ на полу и сказал:

Ч Ќу, вот. Ёто, значит, ваши дела. Ќу, тут уж вы сами разбирайтесь, что Ч куда. » исчез.

я сразу заподозрил, что и сам-то он никакого пон€ти€ не имеет Учто Ч кудаФ и что с подобными вопросами мне лучше всего ни к кому не обращатьс€. ћои Умладшие юрисконсультыФ как-то незаметно раста€ли и исчезли, так что только спуст€ дней п€ть € пыталс€ было вернуть одного из них в лоно Уэкономическо-юридического отделаФ, но от этого меропри€ти€ вынужден был отказатьс€: мой УпомФ оказалс€ откровенно полуграмотным и нескрываемо бестолковым парнем, к тому же его прит€гивал УблатФ Ч работа в каких-то закоулках ”–„, где он мог €вственно распор€дитьс€ судьбой хот€ бы кухонного персонала и поэтому получать двойную порцию каши.

я очутилс€ наедине с тридцатью пудами своих дел и лицом к лицу с тридцатью кувшинными рылами из так называемого советского актива. ј советский актив Ч это вещь посерьезнее √ѕ”.

ќѕќ–ј ¬Ћј—“»

Уѕ–»¬ќƒЌќ… –≈ћ≈Ќ№   ћј——јћФ

 артина нынешней российской действительности определ€етс€ не только директивами верхов, но и качеством повседневной практики тех миллионных УкадровФ советского актива, которые дл€ этих верхов и директив служат Уприводными ремн€ми к массамФ Ёто крепкие ремни. ¬ административной практике последних лет двенадцати этот актив был подобран путем своеобразного Уестественного отбораФ, спа€лс€ в чрезвычайно однотипную прослойку, в высокой степени вытренировал в себе те, веро€тно, врожденные качества, которые определили его катастрофическую роль в советском хоз€йстве и в советской жизни.

—оветский актив Ч это и есть тот загадочный дл€ внешнего наблюдател€ слой, который поддерживает власть крепче и надежнее, чем ее поддерживает √ѕ”, единственный слой русского населени€, который безраздельно и до последней капли крови предан существующему строю. ќн охватывает низы партии, некоторую часть комсомола и очень значительное число людей, жаждущих партийного билета и чекистского поста.

≈сли вз€ть дл€ примера, очень, конечно, не точного, аутентичные времена ”грюм-Ѕурчеевщины, скажем, времена јракчеева, то и в те времена страной, т.е. в основном кресть€нством, правило не третье отделение и не жандармы и даже не пресловутые 10.000 столоначальников. ‘ункции непосредственного обуздани€ мужика и непосредственного выколачивани€ из него прибавочной стоимости выполн€ли вс€кие Унезаметные героиФ, вроде бурмистров, приказчиков и прочих, действовавших кнутом на исторической УконюшнеФ и кулачищем во вс€ких иных местах. јдминистративна€ де€тельность ”грюм-Ѕурчеева прибавила к этим кадрам еще по шпиону в каждом доме.

 онечно, бурмистру крепостных времен до активиста эпохи Узагнивани€ капитализмаФ и пролетарской революции, как от земли до неба. ” бурмистра был кнут, у активиста пулеметы, а в случае необходимости и бомбовозы. Ѕурмистр выжимал из мужицкого труда сравнительно ерунду, активист отбирает последнее. У‘инансовый планФ бурмистра обнимал в среднем нехитрые затраты на помещичий пропой души, финансовый план активиста устремлен на построение мирового социалистического города Ќепреклонска и в этих цел€х на вывоз заграницу всего, что только можно вывезти. ј так как по тому же ўедрину город √лупов, будущий Ќепреклонск, Уизобилует всем и ничего, кроме розог и административных меропри€тий, не потребл€етФ, отчего торговый баланс всегда склон€етс€ в его пользу, то и взимание на экспорт идет в размерах, дл€ голодной страны поистине опустошительных.

—оветский актив был вызван к жизни в трех цел€х: Усогл€датайство, ущемление и ограблениеФ. — точки зрени€ ”грюм-Ѕурчеева, заседающего в  ремле, советский обыватель неблагонадежен всегда; начина€ со вчерашнего председател€ мирового коммунистического интернационала и кончал последним мужиком, колхозным или не колхозный, безразлично. —ледовательно, согл€датайство должно проникнуть в мельчайшие поры народного организма. ќно и проникает. —огл€датайство без последующего ущемлени€ бессмысленно и бесцельно, поэтому вслед за системой шпионажа строитс€ система Убеспощадного подавлени€Ф. ≈жедневную мало заметную извне рутину грабежа, шпионажа и репрессии выполн€ют кадры актива. √ѕ” только возглавл€ет эту систему, но в народную толщу оно не допускаетс€: не хватило бы никаких УштатовФ. “ам действует исключительно актив, и он действует практически бесконтрольно и безапелл€ционно.

ƒл€ того, чтобы заниматьс€ этими делами из года в год; нужна соответствующа€ структура психики; нужны по терминологии оп€ть же ўедрина, Утвердой души прохвостыФ.

–ќ∆ƒ≈Ќ»≈ ј “»¬ј

–одоначальницей этих твердых душ, конечно, не хронологически, а так сказать, только психологически, €вл€етс€ та же пресловута€ и уже ставша€ нарицательной пионерка, котора€ побежала в √ѕ” доносить на свою мать. ѕрактически не важно, из каких соображений она это сделала, то ли из идейных, то ли мать просто в очень уж недобрый час ей косу надрала. ≈сли после этого доноса семь€ оной многообещающей девочки даже и уцелела, то €сно, что все же в дом этой пионерке ходу больше не было. Ќе было ей ходу и ни в какую иную семью. ƒаже коммунистическа€ семь€, в принципе поддержива€ вс€кое согл€датайство, все же предпочтет у себ€ дома чекистского шпиона не иметь. ѕервый шаг советской активности ознаменовываетс€ предательством и изол€цией от среды. “очно такой же процесс происходит и с активом вообще.

Ќужно иметь в виду, что в среде Усоветской труд€щейс€ массыФ жить действительно очень неуютно. ƒе-юре эта масса правит Упервой в мире республикой труд€щихс€Ф, де-факто она €вл€етс€ лишь объектом самых неверо€тных административных меропри€тий, от которых она в течение 17 лет не может ни очухатьс€, ни поесть досыта. ѕоэтому тенденци€ вырватьс€ из массы, попасть в какие-нибудь, хот€ бы относительные верхи, выражена в ———– с исключительной резкостью. Ётой тенденцией отчасти объ€сн€етс€ и так называема€ Ут€га по учебеФ.

¬ырватьс€ из массы можно, говор€ схематически, трем€ пут€ми: можно пойти по пути Уповышени€ квалификацииФ, стать на заводе мастером, в колхозе, скажем, трактористом. Ёто не очень многообещающий путь, но все же и мастер и тракторист питаютс€ чуть-чуть сытнее массы и чувствуют себ€ чуть-чуть в большей безопасности. ¬торой путь Ч путь в учебу, в интеллигенцию Ч обставлен вс€ческими рогатками и в числе прочих перспектив требует четырех-п€ти лет жуткой голодовки в студенческих общежити€х с очень небольшими шансами вырватьс€ оттуда без туберкулеза. », наконец, третий путь Ч это путь общественно-административной активности. “уда т€нетс€ часть молодн€ка, жаждуща€ власти и сытости немедленно, на бочку.

 арьерна€ схема здесь очень не сложна. —оветска€ власть преизбыточествует бесконечным числом вс€ких общественных организаций, из которых все без исключени€ должны УсодействоватьФ.  ак и чем может общественно содействовать наш кандидат в активисты?

¬ сельсовете или профсоюзе, на колхозном или заводском собрании он по вс€кому поводу, а также и без вс€кого повода начнет выскакивать этаким ѕетрушкой и распинатьс€ в преданности и непреклонности. ќраторских талантов дл€ этого не нужно. —обственных мыслей Ч тек более, ибо мысль, да еще и собственна€, всегда носит отпечаток чего-то недозволенного и даже неблагонадежного. “акой же оттенок носит даже и казенна€ мысль, но выраженна€ своими словами. ѕоэтому-то советска€ практика выработала р€д строго стандартизированных фраз, которые давно уже потер€ли решительно вс€кий смысл: беспощадно бор€сь с классовым врагов (а кто есть ныне классовый враг?), целиком и полностью поддержива€ генеральную линию нашей родной пролетарской партии (а что есть генеральна€ лини€?), сто€ на страже решающего и завершающего года п€тилетки (а почем решающий и почему завершающий?), ну и так далее. ѕор€док фраз не об€зателен; главное предложение может отсутствовать вовсе. —мысл отсутствует почти всегда. Ќо все это вместе вз€тое создает такое впечатление:

Ч —мотри-ка! ј ѕетька-то наш в активисты лезет.

Ќо это только приготовительный класс активности. ƒл€ дальнейшего продвижени€ активность должна быть конкретизирована, и вот на этой-то ступени получаетс€ первый отсев званых и избранных. ћало сказать, что мы де, сто€ пн€ми на страже и т.д., а нужно сказать, что и кто мешает нам этими пн€ми сто€ть. —казать что мешает Ч дело довольно сложное. „то мешает безотлагательному и незамедлительному торжеству социализма? „то мешает Унепрерывному и бурному росту благососто€ни€ широких труд€щихс€ массФ и снабжению этих масс картошкой, не гнилой и в достаточных количествах? „то мешает выполнению и перевыполнению УпромфинпланаФ нашего завода? ¬о-первых, кто его разберет, а во-вторых, при вс€ких попытках разобратьс€ всегда есть риск впасть не то в уклон, не то в загиб, не то даже в антисоветскую агитацию. ћенее обременительно дл€ мозгов, более рентабельно дл€ карьеры и совсем безопасно дл€ собственного благополучи€ вылезти на трибуну и л€пнуть:

Ч ј по моему пролетарскому, рабочему мнению план нашего цеха срывает инженер »ванов. ѕотому, как он, товарищи, не нашего пролетарского классу: евонный батька поп, а сам он Ч кусок буржуазного интеллигента.

ƒл€ инженера »ванова это не будет иметь решительно никаких последствий: его √ѕ” знает и без рекомендации нашего активиста. Ќо некоторый политический капиталец наш активист уже приобрел: болеет, дескать, нуждами нашего пролетарского цеха и перед доносом не остановилс€.

¬ деревне активист л€пнет о ток, что УподкулачникФ »ванов ведет антиколхозную агитацию. ѕри таком обороте подкулачник »ванов имеет очень много шансов поехать в концлагерь. Ќа заводе активист инженера, пожалуй, укусить всерьез не сможет, потому и донос его ни в ту, ни в другую сторону особых последствий иметь не будет, но своего соседа по цеху он может цапнуть весьма чувствительно. јктивист скажет, что ѕетров сознательно и злонамеренно выпускает бракованную продукцию, что —идоров Ч лжеударник и потому не имеет права на ударный обед в заводской столовке, а »ванов седьмой сознательно не ходит на пролетарские демонстрации.

“акой мелкой сошкой, как заводской рабочий, √ѕ” не интересуетс€, поэтому, что бы тут ни л€пнул активист, это, как говор€т в ———–, будет вз€то на карандаш. ѕетрова переведут на низший оклад, а не то и увол€т с завода. ” —идорова отымут обеденную карточку. »ванов седьмой рискует весьма непри€тными разговорами, ибо, как это своевременно было предусмотрено ”грюм-Ѕурчеевым, Упраздники отличаютс€ от будней усиленным упражнением в маршировкеФ, и участие в оных маршировках дл€ обывател€ об€зательно.

¬от такой Уконкретный доносФ €вл€етс€ насто€щим доказательством политической благонадежности и открывает активисту дальнейшие пути. Ќа этом этапе спотыкаютс€ почти все, у кого дл€ доноса душа не достаточно тверда.

ƒальше активист получает конкретные, хот€ пока еще и бесплатные задани€, выполн€ет разведывательные поручени€ ком€чейки, участвует в какой-нибудь легкой кавалерии, котора€ с мандатами и полномочи€ми этаким табунком налетает на какое-нибудь заведение и там, где раньше был просто честный советский кабак, устраивает форменное светопреставление; изображает Урабочую массуФ на какой-нибудь чистке (рабоча€ масса на чистки не ходит) и там вгрызаетс€ в заранее указанные ком€чейкой икры, выуживает прогульщиков, лодырей, вредителей-рабочих, выколачивает мопровские или осоавиахимовские недоимки. ¬ деревне помимо всего этого активист будет ходить по избам, вынюхивать запиханные в какой-нибудь рваный валенок п€ть-дес€ть фунтов не сданного государству мужицкого хлеба, выслеживать вс€кие антигосударственные тенденции и вообще доносительствовать во всех возможных направлени€х. ѕройд€ этакий искус и доказав, что душа у него действительно тверда€, означенный прохвост получает, наконец, портфель и пост.

Ќј јƒћ»Ќ»—“–ј“»¬Ќќћ ѕќѕ–»ў≈

ѕост этот обыкновенно из паршивенький. Ќо чем больше будет про€влено твердости души и непреклонности характера перед вс€кий человеческим горем, перед вс€ким человеческим страданием, перед вс€кой человеческой жизнью, тем шире и тучнее пути дальнейшего поприща. » вдали, где-нибудь на горизонте, ма€чит путеводной звездой партийный билет и теплое место в √ѕ”.

ќднако и в партию и в особенности в √ѕ” принимают не так, чтоб уж очень с распростертыми объ€ти€ми, туда попадают только избранные из избранных. Ѕольшинство актива задерживаетс€ на средних ступеньках Ч председатели колхозов и сельсоветов, члены заводских комитетов профсоюзов, милици€, хлебозаготовительные организации, коопераци€, низовой аппарат √ѕ”, вс€кие согл€датайские амплуа в домкомах и жилкомах и прочее. ¬ пор€дке пресловутой текучести кадров наш активист, точно футбольный м€ч, перебрасываетс€ из конца в конец страны, по вс€ким ударным и сверхударным кампани€м , хлебозаготовкам, м€созаготовкам, хлопкозаготовкам, бригадам, комисси€м, ревизи€м.

—егодн€ он грабит какой-нибудь украинский колхоз, завтра вылавливает кулаков на ”рале, через три дн€ руководит налетом какой-нибудь легкой гиппопотамии на стекольный завод, ревизует рыбные промыслы на  аспии, расследует Уантигосударственные тенденцииФ в каком-нибудь совхозе или школе и всегда, везде, во вс€ких обсто€тельствах своей бурной жизни вынюхивает скрытого классового врага.

ѕриказы, директивы, установки, задани€, инструкции мелькают, как ассоциации в голове сумасшедшего. ќни сыплютс€ на активиста со всех сторон; по всем лини€м Ч партийной, административной, советской, профсоюзной, хоз€йственной. ќни создают атмосферу обалдени€, окончательно преграждающего доступ каких бы то ни было мыслей и чувств в и без того нехитрую голову твердой души прохвоста.

ѕон€тно, что люди мало-мальски толковые по активистской стезе не пойдут: предпри€тие, как об этом будет сказано ниже, не очень уж выгодное и достаточно рискованное. ѕон€тно также, что в атмосфере грабежа, текучести и обалдени€, никакой умственности актив приобрести не в состо€нии. ƒл€ того, чтобы раскулачить мужика даже и до самой последней нитки, никакой умственности по существу и не требуетс€. “ребуютс€ стальные челюсти и волчь€ хватка, каковые свойства и вытренировываютс€ до предела. ”читьс€ этот актив времени не имеет.  ое-где существуют так называемые совпартшколы, но там преподают ту науку, котора€ в терминологии щедринских знатных иностранцев обозначена, как grom pobieda razdovaissa Ч разумеетс€ в марксистской интерпретации этого грома. ѕредполагаетс€, что Уклассовый инстинктФ замен€ет активисту вс€кую работу сообразительного аппарата.

ќтобранный по признаку моральной и интеллектуальной тупости, прошедший многолетнюю школу грабежа, угнетени€ и убийства, спа€нный беспредельной преданностью власти и беспредельной ненавистью населени€, актив образует собою чрезвычайно мощную прослойку нынешней –оссии. ≈го качествами, врожденными и благоприобретенными, определ€ютс€ безграничные возможности разрушительных меропри€тий власти и ее роковое бессилие в меропри€ти€х созидательных. “ам, где нужно раскулачить, ограбить и зарезать, актив действует с опустошительной стремительностью. “ам, где нужно что-то построить, актив в кратчайший срок создает совершенно безвылазную неразбериху.

Ќа вс€кое мановение со стороны власти актив отвечает взрывами энтузиазма и вихр€ми административного восторга.  аждый очередной лозунг создает своеобразную советскую моду, в которой каждый активист выворачиваетс€ наизнанку, чтобы переплюнуть своего соседа и проползти вверх. Ќепрерывка и сверхранний сев, бытовые коммуны и соцсоревнование, борьба с религией и кролиководство Ч все сразу охватываетс€ пламенем энтузиазма, в этом пламени гибнут зародыши здравого смысла, буде такие и проз€бали в голове законодател€.

 огда в подмогу к остальным двуногим и четвероногим, впр€женным в колесницу социализма, был запр€жен этаким коренником еще и кролик, это было глупо, так сказать, в принципе.  ролик Ч зверь в нашем климате капризный, кормить его все равно было нечем, проще было вернутьс€ к знакомым населению и притерпевшимс€ ко всем невзгодам русской жизни свинье и курице. Ќо все-таки кое-чего можно было добитьс€ и от кролика, если бы не энтузиазм.

ƒес€тки тыс€ч активистов вцепились в куцый кроличий хвост, наде€сь, что этот хвост выт€нет их куда-то повыше. «а границей были закуплены миллионы кроликов за деньги, полученные за счет вымирани€ от бескормицы свиней и кур. ¬ ћоскве, где не то, что кроликов и людей кормить было нечем, УкролиководствоФ нав€зывали больницам и машинисткам, трестам и домашним хоз€йкам, бухгалтерам и даже horribile dictu церковным приходам. ќтказыватьс€, конечно, было нельз€: неверие, подрыв, саботаж советских меропри€тий.  роликов пораспихали по московским квартирным дырам, и кролики передохли все. “о же было и в провинции. ”же на закате дней кроличьего энтузиазма € как-то УобследовалФ крупный подмосковной кролиководческий совхоз, совхоз показательный и весьма привилегированный по части кормов. — совхозом было неблагополучно, несмотр€ на все его привилегии: кролики пребывали в аскетизме и размножатьс€ не хотели. ѕотом вы€снилось: на семь тыс€ч импортных бельгийских кроликов самок было только около двадцати.  ак был организован этот кроличий монастырь, толи в пор€дке вредительства, толи в пор€дке головот€пства, толи за границей закупали кроликов вот этакие энтузиасты Ч все это осталось покрытым мраком социалистической неизвестности.

“еперь о кроликах уже не говор€т. ќт всей этой эпопеи осталс€ дес€ток анекдотов, да и те непечатны.

 јћЌ» ѕ–≈“ Ќќ¬≈Ќ»я

ѕути административного энтузиазма усе€ны, увы, не одними революционными розами. ¬о-первых, обыватель, преимущественно кресть€нин всегда и при первом же удобном случае готов проломить активисту череп. » во-вторых, за каждым активистом сидит активист чином повыше, и от этого последнего проистекает р€д весьма крупных непри€тностей.

ѕозвольте дл€ €сности привести и расшифровать один конкретный пример.

¬ Уѕоследних Ќовост€хФ от 5 феврал€ 1934 г, была помещена така€ заметка о советской –оссии, кажетс€, из УѕравдыФ. √раммофонна€ фабрика выпускала пластинки с песенкой У¬ “уле жил да был корольФ. јдминистраци€ фабрики по зрелом, веро€тно, обсуждении пришла к тому выводу, что король в пролетарской стране фигура неподход€ща€.  ороль был заменен УстарикомФ. «а этакий УперегибФ нарком просвещени€ Ѕубнов оную администрацию выгнал с завода вон.

Ёмигрантский читатель может доставить себе удовольствие и весело посме€тьс€ над незадачливой администрацией: заставьте дурака Ѕогу молитьс€ и т.д. ћогу уверить этого читател€, что будучи в шкуре означенной администрации, он бы сме€тьс€ не стал; за УстарикаФ выгнал Ѕубнов, а за Укорол€Ф пришлось бы, пожалуй, разговаривать с ягодой. ¬едь сажали же певцов за У¬ плену император, в плену...Ф »бо требовалось петь: У¬ плену полководец, в плену...Ф

¬о вс€ком случае, лучше рискнуть изгнанием с двадцати служб, чем одним приглашением в √ѕ”. Ќе такой уж дурак этот администратор, как издали может казатьс€.

“ак вот, в этой краткой, но поучительной истории фигурируют директор завода, который, веро€тно, не совсем уж обормот, граммофонна€ пластинка, котора€ дл€ Угенеральной линииФ не так уж актуальна и Ѕубнов, который не совсем уж держиморда. » кроме того, действие сие происходит в ћоскве.

ј если не ћосква, а  раснококшайск и если не граммофонна€ пластинка, а скажем Уантипартийный уклонФ и если не Ѕубнов, а просто держиморда. “ак тогда как?

Ќедостараешьс€ Ч влетит и перестараешьс€ Ч влетит. “ут нужно потрафить в самый раз. ј как именно выгл€дит этот Усамый разФ, неизвестно приблизительно никому.

Ќеизвестно потому, что и сам актив безграмотен и бестолков и потому, что получаемые им УдирективыФ так же безграмотны и бестолковы. “е декреты и прочее, которые исход€т из ћосквы по официальной линии, практически никакого значени€ не имеют, как не имеет, скажем, решительно никакого значени€ проектируемые тайные выборы. »бо кто осмелитс€ выставить свою кандидатуру, котора€ будет ведь не тайной, а открытой. »меют здесь значение только те и отнюдь не публикуемые директивы, которые идут по партийной линии. —кажем, по поводу означенного тайного голосовани€ актив несомненно получит директиву о том, как тайно ликвидировать €вных и неугодных кандидатов или €вные и антипартийные предложени€. ¬ партийности и антипартийности этих предложений судьей окажетс€ тот же актив. » тут ему придетс€ сильно ломать голову: почему ни с того, ни с сего УкорольФ оказалс€ партийно приемлемым и почему за УстарикаФ вздули?

ѕартийна€ директива исходит от московского держиморды и Успуска€сь в низовку, подвергаетс€ обработке со стороны держиморд областных, районных и прочих Упрорабатывающих оную директивуФ применительно к местным услови€м. “ак что одна и та же директива, родившись в ћоскве из одного источника, по дороге на село или на завод разрастетс€ целой этакой многоголовой гидрой. ѕо советской линии (через исполком), по заводской линии (через трест), по партийной линии (через партийный комитет), по партийно-согл€датайской (через отдел √ѕ”) и т.д. и т.д. ¬се эти гидры одновременно и с разных сторон вцеп€тс€ нашему активисту во все подход€щие и неподход€щие места, каковой факт способствовать про€снению чьих бы то ни было мозгов никак не может.

 онечно, промежуточные держиморды об этих директивах друг с другом не сговариваютс€.  огда очередна€ директива кончаетс€ очередным крахом, возникает ожесточенный междуведомственный мордобой. ƒержиморды большие сваливают все грехи на держиморд мелких, и едет наш актив и за ”рал и на низовую работу и просто в концлагерь.

¬ самом чистом виде эта истори€ произошла со знаменитым головокружением Ч истори€, которую € случайно знаю весьма близко. ѕо пр€мой директиве —талина ёг –оссии был разорен вдребезги: требовалось сломить кулачество в тех районах, где оно составл€ло подавл€ющее большинство населени€. јндреев, нынешний секретарь ÷  партии, получил на эту тему специальную и личную директиву от —талина. ƒиректива, примененна€ к местным услови€м, была передана секретар€м районных комитетов партии в письменном виде, но с приказанием по прочтении и усвоении сжечь. Ётот последний вариант € самолично видал у одного из уже бывших секретарей, который догадалс€ ее не сжечь.

Ќа донского и кубанского мужика актив ринулс€ со всем своим погромным энтузиазмом. ќ том, что делалось на ƒону и на  убани, лучше и не говорить. Ќо когда начались волнени€ и восстани€ в армии, когда волей-неволей пришлось дать отбой, —талин выкинул свое знаменитое Уголовокружение от успеховФ: от актива ему нужно было отгородитьс€ во им€ собственной шкуры.

ћаккиавели не подгадил. ћужики из актива выт€гивали кишки по вершку. √ѕ” расстреливало и рассылало особенно одиозные фигуры, и сам € слыхал в вагоне старушонку, котора€ говорила:

Ч ¬от —талину уж действительно дай Ѕог здоровь€. ѕр€мо из петли вытащил.

“олько здесь, за границей, € пон€л, что старушонка эта. несмотр€ на весь свой преклонный возраст, принадлежала к партии младоросов.

...“от д€д€, который догадалс€ оную директиву не сжечь, был очень стрел€ным советским держимордой. ќн не только не сжег ее, он ее передал в третьи руки. » вз€тый за жабры по обвинению в головокружении, сказал, что ежели с ним что-нибудь особенно сделают, так эта директивка за подписью самого јндреева пойдет гул€ть по партийным и по военным верхам. ƒ€д€ сторговалс€ с √ѕ” на том, что его выслали в —реднюю јзию. ƒирективна у него осталась и была запр€тана в особо секретном месте. Ќо столь догадливые активисты попадаютс€ очень редко.

“ак вот и живет этот актив между обухом рабоче-кресть€нской €рости и плетью Урабоче-кресть€нскойФ власти.

¬ласть с активом не церемонитс€. ¬прочем, с кем в сущности церемонитс€ сталинска€ власть? –азве только с Ћениным да и то потому, что все равно уже помер. — активом она не церемонитс€ в особенности исход€ из того весьма реалистического соображени€, что этому активу все равно деватьс€ некуда; лишь только он уйдет из-под крылышка власти, лишь только он будет лишен традиционного нагана, его зарежут в самом непродолжительном времени.

„≈–“ќ¬џ „≈–≈ѕ »

ќторванный от вс€кой социальной базы, предавший свою мать √ѕ” и свою душу черту, актив делает карьеру. Ќо черт, как это известно было уже √оголю, имеет чисто большевицкую привычку платить черепками. Ётими черепками оплачиваетс€ и актив.

Ћюди, которые представл€ют себе этот актив в качестве Уоливок нацииФ и победителей в жизненной борьбе, совершают грубую ошибку. Ќикакие они не сливки и никакие не победители. Ёто измотанные, истрепанные, обалделые люди и не только палачи, но и жертвы. “а небольша€ сравнительно прослойка актива, котора€ пошла на все эти доносы и раскулачивани€ во им€ какой-то веры, пусть очень туманной, но все же веры, веры хот€ бы только в вождей, состоит кроме всего прочего из людей глубоко и безнадежно несчастных, слишком широкие потоки крови отрезывают дорогу назад, а впереди... ¬переди ничего, кроме чертовых черепков не видно.

—оветска€ власть платить вообще не любит. »ндивидуально ценный и во многих случа€х практически трудно заменимый спец как-то пропитываетс€ и не голодает, не вору€. јктив может не голодать только за счет воровства.

ќн и подворовывает, конечно, в нищенских советских масштабах, так на фунт м€са и на бутылку водки, по такой примерно схеме:

¬анька сидит председателем колхоза, —тепка в милиции ѕетька, скажем, в √осспирте. ¬анька раскулачит мужицкую свинью и передаст ее милиции. ¬ыходит как будто и легально: не себе же ее вз€л. ћилицейский —тепка эту свинью зарежет, часть отдаст на какие-нибудь м€созаготовки, чтобы потом, в случае какого-нибудь подсиживани€, легче было отписатьс€, часть в возда€ние услуги даст тому же ¬аньке, часть в ча€нии дальнейших услуг препроводит ѕетьке. ѕетька снабдит всю компанию водкой. ¬одка же будет извлечена из акта, в котором будет сказано, что на подводе ћарксо-Ћенинско-—талинского колхоза означенна€ водка была перевозима со склада в магазин, причем в силу низкого качества оси, изготовленной –оссельмашем, подвода опрокинулась, и водка Ч поминай, как звали. јкт будет подписан председателем колхоза, старшим милицейским и заведующим ћарксо-Ћенинско-—талинским от делением √осспирта. ѕодойди потом, разберись.

ƒа и разбиратьс€-то никто не будет. ћестное население будет молчать, воды в рот набравши. »бо, ежели кто-нибудь донесет на ѕетьку в √ѕ”, то в этом √ѕ” у ѕетьки может быть свой товарищ или, как в этом случае говор€т, УкорешокФ. ѕетьку-то, может и вышлют в концлагерь, но зато и оставшиес€ УкорешкиФ, и те, кто прибудет на ѕетькино место, постараютс€ с возможным автором разоблачени€ расправитьс€ так, чтобы уж окончательно никому повадно не было портить очередную активистскую выпивку.

Ётакое воровство в той части, кака€ идет на активистский пропой души, большого народнохоз€йственного значени€ не тлеет даже и в масштабах советской нищеты. Ѕывает значительно хуже, когда дл€ сокрыти€ воровства или дл€ получени€ возможности сорвать уничтожаютс€ ценности, далеко превосход€щие потребительские аппетиты актива. ¬ моей кооперативной де€тельности Ч была и така€ Ч мне раз пришлось обследовать склад в 8.000 пудов копченого м€са, которое сгноили в цел€х сокрыти€ концов в воду.  онцы действительно были скрыты: к складу за полверсты подойти было нельз€. » на все были акты, подписанные соответствующими ¬аньками, ѕетьками и —тепками.

–евизионна€ комисси€ вынесла соломоновское решение, согнать мужиков и выкопав €мы, зарыть в эти €мы оное гнилье.

ƒл€ полноты картины следует добавить, что сгнившие колбасы были изготовлены из раскулаченных у тех же мужиков свиней. ¬ течени€ мес€ца после этого благовонного происшестви€ половина местного актива была вырезана мужиками Уна корнюФ. ќстальные разбежались.

ј “»¬ » »Ќ“≈ЋЋ»√≈Ќ÷»я

“ак что, куда ни кинь, все выход€т чертовы черепки. ќсобенно обидный вариант этих черепков получаетс€ в отношении актива и интеллигенции.

Ќынешний российский политический строй Ч это абсолютизм, который хочет быть просвещенным. ’оз€йственный строй Ч это крепостничество, которое хочет быть культурным. ѕоэтому советский барин любит щегол€ть культурой и белыми перчатками. ќбраща€сь к аналогии крепостных времен, следует вспомнить, что тот самый ћирабо, который

пь€ного √аврилу
за изм€тое жабо
хлещет в ус и в рыло,

относилс€ весьма сочувственно к ¬ольтеру и украшал жизнь свою крепостным балетом. ќн, конечно, был покровителем и наук и искусств. ќн, скажем, после хорошей псовой охоты по мужичьим пол€м или после соответствующих операций на конюшне, был очень не прочь отдохнуть душой и телом за созерцанием каких-нибудь этаких черных тюльпанов. ѕо этой самой причине он милостиво пригласит в свой барский кабинет ученого, хот€ и тоже крепостного, садовода и будет вести с ним проникновенные разговоры о цветоводстве или о том, как бы этак распланировать барский парк, чтобы соседнее буржуазное поместье сдохло от зависти.

 ак видите, тема эта довольно тонка€. Ѕурмистр же столь тонких разговоров вести не может. ќн выполн€ет функцию грубую Ч бьет плебс по морде. —адовода пороть невыгодно, на обучение его какие-то деньги ухлопали. ј на место бурмистра можно поставить приблизительно любого обормота с достаточно административными длан€ми и челюст€ми.

¬от приблизительна€ схема взаимоотношений треугольника Ч парти€ Ч актив Ч интеллигенци€, Ч как эта схема складываетс€ в последние годы. »бо именно в последние годы стало €сно, что с интеллигенцией власть одновременно и перепланировала и недопланировала.

»стребление Убуржуазной интеллигенцииФ было поставлено в таких масштабах, что когда УпланФ при содействии доблестных активистских челюстей был выполнен, то оказалось, что почти никого и не осталось. ј нова€ советска€, пролетарска€ и т.д. интеллигенци€ оказалась еще более контрреволюционной, чем была стара€ интеллигенци€ и менее грамотной технически и орфографически, чем была стара€ даже полуинтеллигенци€. ќбразовалась дыра или по советской терминологии Ч прорыв; остра€ Унехватка кадровФ врачебных, технических, педагогических и прочих. »нтеллигент оказалс€ Ув ценеФ. ј недорезанный старый в еще большей. Ёто не поворот политики и не эволюци€ власти, а просто закон спроса и предложени€ или по ћарксу Уголый чистоганФ. ѕри изменившемс€ соотношении спроса активистским челюст€м снова найдетс€ работа.

“еперь представьте себе психологию актива. ќн считает, что он соль земли и надежда мировой революции. ќн проливал кровь. ≈му не единожды и не дважды проламывали череп и выпускали кишки. ќн безусловно верный пес советского абдул-гамидизыа. Ќи в каких уклонах, сознательных по крайней мере, он не повинен и повинен быть не может. ƒл€ уклона нужны все-таки хоть какие-нибудь мозги, хоть кака€-нибудь совесть. Ќи теме, ни другим актив не переобременен. ћожете вы представить себе уездного держиморду, замешанного в Убессмысленных мечтани€хФ и болеющего бол€ми и скорб€ми страны?

ѕо всему этому актив считает, что ктоЧкто, а уж он-то во вс€ком случае имеет право на начальственные благоде€ни€ и на тот жизненный пирог, который, увы, проплывает мимо его стальных челюстей и разинутой пасти и попадает в руки интеллигенции, руки заведомо иронические и неблагонадежные.

ј пирог попадает все-таки к интеллигенции. ÷епных псов никогда особенно не корм€т, говор€т, что они от этого бывают злее. Ќе корм€т особенно и актив, прежде всего потому, что кормить досыта вообще нечем, а то, что есть, перепадает преимущественно Улюд€м в ценеФ, т.е. партийной верхушке и интеллигенции.

¬се это очень обидно и очень как-то двусмысленно. —кажем, актив об€зан согл€датайствовать и в первую голову согл€датайствовать за интеллигенцией и в особенности за советской и пролетарской, ибо ее больше, и она более активна.  ак бы осторожно человека не учили, он от этого приобретает скверную привычку думать. ј ничего в мире советска€ власть так не боитс€, как оружи€ в руке и мыслей в голове у труд€щихс€ масс. ќружие можно отобрать. Ќо каким, хот€ бы самым пронзительным обыском можно обнаружить, например, склад опасных мыслей?

—лежка за мысл€ми Ч вещь тонка€ и активу €сно не под силу. Ќо следить он об€зан. ќткопают помимо какого-нибудь приставленного к этому делу ѕетьки какой-нибудь “роцкистско-бу-харинский право-левацкий уклоно-загиб и сейчас же ѕетьку за жабры: а ты что не вцепилс€?   поедет ѕетька или на јму-ƒарью или в ЅЅ .

ј с другой стороны, как его сигнализируешь? »нтеллигент Ч он Увсе превзошел, депеши выдумывать можетФ, а уж ѕетьку ему этаким уклоно-загибом обойти Ч дело совсем плевое. ¬озьмет в руки книжку и ткнет туда ѕетьку носом.

Ч ¬идишь?  ем написано? Ѕухариным,  аменевым, –адеком написано. —мотри, партиздат есть? ≈сть. Уѕод редакцией коммунистической академииФ написано? Ќаписано. Ќу так и пошел ты ко всем черт€м. јктивисту ничего не остаетс€, как пойти ко всем черт€м.

Ќо и в этом местопребывании активисту будет неуютно. »бо откуда его бедна€ чугунна€ голова может знать, была ли инкриминируема€ Ѕухаринско-проча€ фраза или цитата написана до разоблачени€ или после пока€ни€. »ли она успела проскочить перед обалделым взором коммунистической академии в промежуток между разоблачением и пока€нием? » не придетс€ ли означенному Ѕухарину за означенную фразу снова разоблачатьс€, поротьс€ и ка€тьс€, и не влетит ли при этом оному активисту задним числом и по тому же месту?

Ќе досмотришь и Ч
ѕритупление классовой бдительности;
’ождение на поводу у классового врага;
√нилой оппортунизм;
—мычка с враждебными партии элементами.

ѕерестараешьс€ и оп€ть палка Ч УголовокружениеФ, УперегибФ, УспецеедствоФ, Уразвал работыФ и даже травл€ интеллигенции. » как тут отличить линию от загиба, недооценку от переоценки, пролетарскую общественность от голого администрировани€ и халтуру от кабака? Ќа всей этой терминологии кружатс€ и гибнут головы, наполненные и не одним только УэнтузиазмомФ.

—“ј¬ ј Ќј —¬ќЋќ„№

—оветскую власть, в зависимости от темперамента или от политических убеждений, оценивают, как известно, с самых различных точек зрени€. Ќо, по-видимому, за скобки всех этих точек зрени€ можно вынести один общий множитель, как будто бесспорный Ч советска€ система, как система власти во что бы то ни стало, показала миру недос€гаемый образец Утехники властиФ.

 ак бы мы ни оценивали советскую систему, бесспорным кажетс€ еще одно Ч ни одна власть в истории человечества не ставила себе таких грандиозных целей, ни одна в истории власть по дороге к своим цел€м не нагромоздила такого количества трупов. » при этом осталась непоколебимой.

Ётот треугольник целейЧтруповЧнепоколебленности создает целый р€д оптических иллюзий. «а голой техникой властвовани€ люд€м мерещатс€ и УэнтузиазмФ и УмистикаФ, и УгероизмФ и слав€нска€ душа... и черт знает, что еще.

¬ 1918 году в германском  иеве мне как-то пришлось этак Упо душамФ разговаривать с ћануильским, нынешним генеральным секретарем коминтерна, а также представителем красной ћосквы в весьма неопределенного цвета  иеве. я доказывал ћануильскому, что большевизм обречен, ибо сочувствие масс не на его стороне.

я помню, как сейчас, с каким искренним пренебрежением посмотрел на мен€ ћануильский. “очно хотел сказать, вот поди ж ты, даже мирова€ война и та не всех еще дураков вывела.

Ч ѕослушайте, дорогой мой, Ч усмехнулс€ он весьма презрительно, да на какого же нам черта сочувствие масс? Ќам нужен аппарат власти. » он у нас будет. ј сочувствие масс? ¬ конечном счете наплевать нам на сочувствие масс.

ќчень много лет спуст€, пройд€ всю суровую, снимающую вс€кую иллюзию школу советской власти, €, так сказать, своей шкурой прощупал этот уже реализованный аппарат власти в городах и в деревн€х, на заводах и в аулах, в ¬÷—ѕ— и в лагере, и в тюрьмах. “олько после всего этого мне стал €сен ответ на мой давнишний вопрос, из кого же можно сколотить аппарат власти при условии отсутстви€ сочувстви€ масс?

ќтвет заключаетс€ в том, что аппарат можно сколотить из сволочи и сколоченный из сволочи, он оказалс€ непреоборимым, ибо дл€ сволочи нет ни сомнени€, ни мысли, ни сожалени€, ни сострадани€: твердой души прохвосты.

 онечно, эти твердой души активисты отнюдь не специфически русское €вление. ¬ јфрике они занимаютс€ стрельбой по живым чернокожим цел€м, в јмерике линчуют негров, покупают акции компании Ќоева ковчега. Ёто мировой тип. Ёто тип человека с мозгами барана, челюст€ми волка и моральным чувством протоплазмы. Ёто тип человека, ищущего решени€ плюгавых своих проблем в распоротом животе ближнего своего.  о так как никаких решений в этих животах не обнаруживаетс€, то проблемы остаютс€ нерешенными, а животы вспарываютс€ дальше. Ёто тип человека, участвующего шестнадцатым в очереди в коллективном изнасиловании.

–еалистичность большевизма выразилась, в частности, в том, что ставка на сволочь была поставлена пр€мо и бестрепетно.

я никак не хочу утверждать, что ћануильский был сволочью, как не сволочью был и “оркведама. Ќо когда христианство т€нуло людей в небесный рай кострами и пытками, а большевизм Ч в земной чекой и пулеметами, то в практической де€тельности, ничего не поделаешь, приходилось базироватьс€ на сволочи. “ехнику организации и использовани€ этой последней большевизм от средневековой и капиталистической кустарщины подн€л до уровн€ самолетов и радио. ќн этот УактивФ собрал со всей земли, отделил от всего остального населени€ химической пробой на донос и кровь, отгородил стеной из ненависти, вооружил пулеметами и танками... —очувствие масс. ѕлевать нам на сочувствие масс.

Ћј√≈–Ќџ≈ ѕ–ќћџ—Ћџ ј “»¬ј

 огда € несколько осмотрелс€ кругом и ознакомилс€ с людским содержанием ”√„, мне стало как-то очень не по себе. ѕравда, на воле активу никогда не удавалось вцепитьс€ мне в икры всерьез. Ќо как будет здесь, в лагере? «десь в лагере самый неудачный, самый озлобленный, обиженный и Ѕогом и —талиным актив Ч все те, кто гл€дел и не догл€дел, служил и переслужилс€, воровал и проворовалс€. ” него вместо почти облюбованного партбилета Ч годы каторги, вместо автомобил€ Ч березовое полено и вместо власти Ч нищенский лагерный блат из-за лишней ложки €чменной каши. ј пирог? ѕирог так мимо и ушел.

«а что же боролись, братишечки?

...я сижу на полене, кругом на полу вал€ютс€ кипы Уличных делФ, и € пытаюсь как-нибудь разобратьс€ или, по Ќаседкинской терминологии, определить УчтоЧкудаФ. ¬ысокий жилистый человек с костистым изжеванным лицом в буденовке, но без звезды и в военной шинели, но без петлиц Ч значит, заключенный, но из привилегированных Ч проходит мимо мен€ и осматривает мен€, мое полено и мои дела. ќсматривает внимательно и как-то презрительно-озлобленно. ѕроходит в следующую закуту, и оттуда € слышу его голос:

Ч „то эти сукины дети с ѕогры оп€ть нам какого-то профессора пригнали?

Ч Ќе, юрес-кон-сул какой-то, Ч отвечает подобострастный голос.

Ч Ќу, все равно. ћы ему здесь покажем университет. ћы ему очки в зад вгоним. “вердун, вызови мне ‘рейденберга.

Ч —лушаю, товарищ —тародубцев.

‘рейденберг Ч это один из украинских профессоров, профессор математики. ¬ этом качестве он почему-то попал на должность УстатистикаФ Ч должность, ничего общего со статистикой не имеюща€. —татистик Ч это низовой погонщик ”–„, долженствующий Ув масштабе колонныФ, т.е. двух-трех бараков, учитывать использование рабочей силы и гнать на работу всех, кто еще не помер. Ќеподход€ща€ дл€ профессора ‘рейденберга должность.

Ч “оварищ —тародубцев, ‘рейденберг у телефона.

Ч ‘рейденберг? √оворит —тародубцев... —колько раз € вам, сукиному сыну, говорил, чтобы вы мне сюда этих очкастых идиотов не присылали... „то? „ей приказ? ѕлевать мне на приказ! я вам приказываю.  ак начальник строевого отдела... ј то € вас со всем очкастым г. на дев€тнадцатый квартал вышибу. “ут вам не университет. “ут вы у мен€ не поразговариваете. „то? ћолчать, черт вас раздери! я вот вас самих в шизо посажу. ќп€ть у вас вчера семь человек на работу не вышло. ѕлевать € хочу на ихние болезни... ¬ам приказано всех гнать... „то? ¬ы раньше матом крыть научитесь, а потом будете разговаривать. „то ¬ќ’–а у вас нет?... ≈сли у вас завтра хоть один человек не выйдет...

я слушаю эту тираду, пересыпанную весьма лапидарными, но отнюдь не печатными выражени€ми, личные дела в голову мне не лезут.  то такой —тародубцев, какие у него права и функции? „то означает этот столь многообещающий прием? » в какой степени мо€ теории советских взаимоотношений на воле может быть приложена здесь? «десь у мен€ знакомых ни души. ѕрофессора? — одним вот как разговаривают. ƒвое служат в ”–„ уборщиками Ч совершенно €сно, из чистого издевательства над УочкастымиФ. ќдин профессор рефлексологии штемпелюет личные карточки, 10-15 часов однообразного движени€ рукой.

ѕрофессор рефлексологии... ѕсихологи€ в советской –оссии аннулирована. –аз нет души, то кака€ же психологи€? ј профессор был такой.  ак-то несколько позже, не помню, по какому именно поводу, € сказал что-то о фрейдизме.

Ч ‘рейдизм? Ч переспросил мен€ профессор. Ч Ёто что? Ќовый уклон?

ѕрофессор был советского скорострельного призыва. ј уж новую советскую интеллигенцию УактивФ ненавидит всеми фибрами своих твердых душ. —тара€ еще туда-сюда. ”чилась при царском строе Ч кто теперь разберет. ј вот нова€, котора€ обошла и обставила активистов на самых глазах, под самым носом... “ут есть, от чего скрипеть зубами.

Ќет, в качестве поддержки профессора никуда не год€тс€. ѕытаюсь рассмотреть свою ситуацию теоретически.   чему теоретически сводитс€ эта ситуаци€? Ќадо полагать, что € попал сюда потому, что был нужен более высокому начальству, веро€тно, из чекистов. ≈сли это так, на —тародубцева не сейчас, так позже можно будет плюнуть. —тародубцева можно будет обойти так, что ему останетс€ только зубами л€згать. ј если не так? „ем € рискую? ¬ конце концов, едва ли большим, чем просто лесные работы. ¬о вс€ком случае, при любом положении попытки актива вцепитьс€ в икры нужно пресекать в самом корне. “ак говорит мо€ советска€ теори€. »бо, если не осадить сразу, заед€т. Ёта публика значительно хуже урок хот€ бы потому, что урки гораздо толковее. ќни если будут пыр€ть ножом, то во им€ каких-то конкретных интересов. јктив может вцепитьс€ в горло просто из одной собачьей злости, без вс€кой выгоды дл€ себ€ и без вс€кого в сущности расчета, из одной, так сказать, классовой ненависти. ¬ тот же вечер € прохожу мимо стола —тародубцева.

Ч Ёй вы, как ваша фамили€? “оже профессор?

я останавливаюсь.

Ч ћо€ фамили€ —олоневич. я не профессор.

Ч “о-то. “ут идиотам плохо приходитс€.

” мен€ становитс€ нехорошо на душе. «начит, началось. «начит, нужно осаживать сейчас же. ј € здесь в ”–„, как в лесу. Ќо ничего не поделаешь. —тародубцев смотрит на мен€ в упор наглыми, выпученными, синими с прожилками глазами.

Ч Ќу, не все же идиоты. ¬от вы, насколько € понимаю, не так уж плохо устроились.

 то-то сзади хихикнул и заткнулс€. —тародубцев вскочил с перекошенным лицом. я постаралс€ всем своим лицом и фигурой выразить полную и немедленную, психическую и физическую готовность дать в морду. » дл€ мен€ это, веро€тно, грозило бы несколькими недел€ми изол€тора. ƒл€ —тародубцева Ч несколькими недел€ми больницы. Ќо последнего обсто€тельства —тародубцев мог еще и не учитывать. ѕоэтому €, предупрежда€ готовый вырватьс€ из уст —тародубцева мат, говорю ему этаким академическим тоном.

Ч я, видите ли, не знаю вашего служебного положени€. Ќо должен вас предупредить, что если вы хоть на одну секунду попробуете разговаривать со мною таким тоном, как разговаривали с профессором ‘рейденбергом, то получитс€ очень нехорошо.

—тародубцев стоит молча. “олько лицо его передергиваетс€. я поворачиваюсь и иду дальше. ¬след мне несетс€:

Ч Ќу, подожди же...

» уже пониженным голосом присовокупл€ет мат. Ќо этого мата € УофициальноФ могу и не слышать, € уже в другой комнате.

¬ тот же вечер сид€ на своем полене, € слышу в соседней комнате такой диалог:

„ей-то голос:

Ч “оварищ —тародубцев, что такое ихтиолог?

Ч »хтиолог? Ёто рыба така€. ƒопотопна€. —ейчас их нету.

Ч  ак нету? ј вот ћедгора требует сообщить, сколько у нас на учете ихтиологов.

Ч ¬от тоже сразу видно Ч идиоты с университетским образованием... Ч √олос —тародубцева повышаетс€ в расчете на то, чтобы € смог слышать его афоризм. Ч ¬от тоже удивительно, как с высоким образованием, так непременно идиот. Ќу и пиши им, никаких допотопных рыб в распор€жении ”–„ не имеетс€. ”три им нос.

ѕарень замолк, видимо, приступил к утиранию носа. » вот, к моему ужасу, слышу € голос ёры:

Ч Ёто не рыба, товарищ —тародубцев, а ученый... который рыб изучает.

Ч ј вам какое дело. Ќе разговаривать, когда вас не спрашивают, черт вас возьми. я вас тут научу разговаривать. ¬с€кий сукин сын будет лезть не в свое дело.

ћне становитс€ оп€ть нехорошо. ¬ступитьс€ с кулаками на защиту ёры Ч будет как-то глупо, в особенности, пока дело до кулаков еще не доходит. —молчать? ƒать этому активу прорвать наш фронт, так сказать, на ёрином участке? » на какого черта ёре было лезть с его поправкой. —лышу срывающийс€ голос ёры:

Ч —лушаюсь. Ќо только € доложу об этом начальнику ”–„. ≈сли бы ваши допотопные рыбы пошли в ћедгору, была бы непри€тность и ему.

” мен€ отходит от сердца. ћолодцом, ёрчик, выкрутилс€. Ќо как долго и с каким успехом придетс€ еще выкручиватьс€ дальше?

Ќас поместили на жительство в палатке. Ѕыло электрическое освещение и с потолка вода не лилась. Ќо температура на нарах была градусов 8-10 ниже нул€.

Ќочью пробираемс€ УдомойФ. ёра подавлен.

Ч Ќужно куда-нибудь сматыватьс€, ¬атик. «аед€т. —егодн€ € видал: —тародубцев выронил папиросу, позвал из другой комнаты профессора ƒ. и заставил ее подн€ть.   чертовой матери. Ћучше к уркам или в лес.

я тоже думал, что лучше к уркам или в лес. Ќо € еще не знал всего, что нам готовил ”–„ и мес€цы, которые нам предсто€ло провести в нем. я также не дооценивал волчью хватку —тародубцева. ќн чуть было не отправил мен€ под расстрел. » никто еще не знал, что впереди будут кошмарные недели отправки подпорожских эшелонов на Ѕјћ, что эти недели будут безмерно т€желее Ўпалерки, одиночки и ожидани€ расстрела.

» все-таки, если бы не попали в ”–„, то едва ли бы мы выбрались из всего этого живьем.

–ј«√ќ¬ќ– — Ќј„јЋ№—“¬ќћ

Ќа другой день ко мне подходит один из профессоров уборщиков.

Ч ¬ас вызывает начальник ”–„ товарищ Ѕого€вленский.

Ќервы, конечно, уже начинают тупеть.  о все-таки на душе оп€ть тревожно и нехорошо. ¬ чем дело? Ќе вчерашний ли разговор со —тародубцевым?

Ч —кажите мне, кто, собственно, этот Ѕого€вленский? »з заключенных?

Ч Ќет, старый чекист.

—тановитс€ легче. ќп€ть один из парадоксов советской путаницы. „екист Ч это хоз€ин. јктив Ч это свора. —вора норовит вцепитьс€ в любые икры, даже и те, которые хоз€ин предпочел бы видеть не изгрызанными. ’оз€ин может быть любой сволочью, но накинувшуюс€ на вас свору он в большинстве случаев отгонит плетью. — мужиком и рабочим актив расправл€етс€ более или менее беспреп€тственно. »нтеллигенцию сажает само √ѕ”. ¬ столицах, где актив торчит совсем на задворках, это мало заметно, но в провинции √ѕ” защищает интеллигенцию от актива или во вс€ком случае от самосто€тельных поползновений актива.

“ака€ же закута, как и остальные УотделыФ ”–„. «адрипанный письменный стол. «а столом Ч человек в чекистской форме. Ќа столе перед ним лежит мое личное дело.

Ѕого€вленский окидывает мен€ суровым чекистским взором и начинает начальственное внушение, совершенно беспредметное и бессмысленное. «десь, дескать, лагерь, а не курорт; тут, дескать, не миндальничают, а с контрреволюционерами в особенности; за малейшее упущение или нарушение трудовой лагерной дисциплины Ч немедленно под арест, в шизо, на дев€тнадцатый квартал, на Ћесную –ечку. Ќужно вз€ть большевицкие темпы работы. Ќужна ударна€ работа. Ќу и так далее.

Ёто свирепое внушение действует, как бальзам, на мои раны Ч эффект, какового Ѕого€вленский никак не ожидал. »з этого внушени€ € умозаключаю следующее: что Ѕого€вленский о моих стать€х знает, что оные статьи в его глазах никаким преп€тствием не служат, что о разговоре со —тародубцевым он или ничего не знает или, зна€, никакого значени€ ему не придает и что, наконец, о моих будущих функци€х он имеет то самое представление, которое столь блест€ще было сформулировано Ќаседкиным: что Ч куда.

Ч √ражданин начальник, позвольте вам доложить, что ваше предупреждение совершенно бесцельно.

Ч “о есть, как так бесцельно? Ч свирепеет Ѕого€вленский.

Ч ќчень просто, раз € попал в лагерь, в моих собственных интересах работать, как вы говорите, ударно и стать ценным работником, в частности, дл€ вас. ƒело тут не во мне.

Ч ј в ком же по-вашему дело?

Ч √ражданин начальник, ведь через неделю-две в одной только ѕогре будет 25-30 тыс€ч заключенных. ј по всему отделению их будет тыс€ч 40-50. ¬едь вы понимаете, как при таком аппарате. ¬едь и мне в конечном счете придетс€ отвечать, всему ”–„ и мне тоже.

Ч ƒа уж на счет отвечать, это будьте спокойны. Ќе поцеремонимс€.

Ч Ќу конечно. Ќа воле тоже не церемон€тс€. Ќо вопрос в том, как при данном аппарате организовать рассортировку этих сорока тыс€ч? «апутаемс€ ведь к чертовой матери.

Ч Ќ-да. јппарат у вас не очень. ј на воле вы где работали? я изобретаю соответствующий моменту стаж.

Ч “ак что ж вы стоите? —адитесь.

Ч ≈сли вы разрешите, гражданин начальник. ћне кажетс€, что вопрос идет о квалификации существующего аппарата. ќсобенно в низовке, в бараках и колоннах. Ќужно бы небольшие курсы организовать. Ќа основе ударничества.

» € запинаюсь. ”сталость. ћозги не работают. ¬от дернула нелегка€ л€пнуть об ударничестве. Ќе хватало еще л€пнуть что-нибудь о соцсоревновании. —овсем подмочил бы свою нарождающуюс€ деловую репутацию.

Ч ƒа, курсы Ч это бы неплохо. ƒа кто будет читать?

Ч я могу вз€тьс€. ћедгора должна помочь. ќтделение как-никак ударное.

Ч ƒа, это надо обдумать. Ѕерите папиросу.

Ч —пасибо. я старовер.

ћо€ образцово-показательна€ коробка оп€ть по€вл€етс€ на свет Ѕожий. Ѕого€вленский смотрит на нее не без удивлени€. я прот€гиваю:

Ч ѕожалуйста.

Ѕого€вленский берет папиросу.

Ч ќткуда это в лагере люди такие папиросы достают?

Ч »з ћосквы при€тели послали. —ами не кур€т, а записаны в распределитель номер первый.

–аспределитель номер первый Ч это правительственный распределитель, так дл€ наркомов и иже с ниш. Ѕого€вленский это, конечно, знает.

ћинут через двадцать мы расстаемс€ с Ѕого€вленским несколько не в том тоне, в каком встретились.

“≈’Ќ» ј √»Ѕ≈Ћ» ћј——

ћои об€занности УюрисконсультаФ и Уэкономиста-плановикаФ имели то замечательное свойство, что никто решительно не знал, в чем именно они заключаютс€. ¬ том числе и €. я знакомилс€ с новой дл€ мен€ отраслью советского быти€ и по мере своих сил пыталс€ завести в ”–„ какой-нибудь пор€док. Ѕого€вленский, надо отдать ему справедливость, оказывал мне в этих попытках весьма существенную поддержку. УјктивФ изводил нас с ёрой дес€тками мелких бессмысленных подвохов, но ничего путного сделать не мог, а как оказалось впоследствии, концентрировал силы дл€ генеральной атаки. „его этому активу было нужно, € так и не узнал до конца. ¬озможно, что одно врем€ он бо€лс€, как бы € не стал на скользкие пути разоблачени€ его многообразного воровства, вымогательства и грабежа. Ќо дл€ такой попытки € все-таки был слишком стрел€нным воробьем. Ѕлагоприобретенные за счет мужицких жизней бутылки советской сивухи распивались, хот€ и келейно, но в купе с головкой административного отдела, третьей части и прочих лагерных заведений. —ловом, та же схема: ¬анька в колхозе, —тепка в милиции, ѕетька в √осспирте... ѕопробуйте пробить эту цепь круговой при€тельской пролетарской поруки. Ёто и на воле жизнеопасно, а в лагере уж проще сразу повеситьс€. я не собиралс€ ни вешатьс€, ни лезть с буржуазным уставом в пролетарский монастырь. Ќо актив продолжал нас травить Ч бессмысленно и в сущности бесцельно. ѕотом в эту сначала бессмысленную травлю вклинились мотивы деловые и весьма весомые. –азыгралась одна из бесчисленных в –оссии сцен классовой борьбы между интеллигенцией к активом Ч борьбы за человеческие жизни.

Ѕ≈—ѕќўјƒЌќ—“№ ¬  ј„≈—“¬≈ —»—“≈ћџ

“ехника истреблени€ масс тлеет два лица. — одной стороны простираетс€ кровава€ рука √ѕ”, то есть система, обдуманна€, беспощадно жестока€, но все же не бессмысленна€. — другой стороны действует актив, который эту безумность, доводит до полной бессмыслицы уже никому, в том числе и √ѕ”, решительно ни дл€ чего не нужной. “ак делаетс€ и на воле и в лагере.

Ћагерный пор€док поставлен так: заключенный »ван должен срубить и напилить 7,5 кубометров леса в день, или выполнить соответствующее количество другой работы. ¬се эти работы строго нормированы, и нормы напечатаны в справочниках. Ётот »ван получает свое дневное пропитание исключительно в зависимости от количества выполненной работы. ≈сли он выполн€ет норму целиком, он получает 600 грамм хлеба. ≈сли не выполн€ет, получает 500, 400 и даже 200 грамм. Ќа энном лагпункте имеетс€ тыс€ча таких »ванов, следовательно энский лагпункт должен выполнить 7 500 кубометров. ≈сли эта норма выполнена не будет, то не только отдельные »ваны, ко и весь лагпункт в целом получит урезанную порцию хлеба. ѕри этом нужно иметь в виду, что хлеб €вл€етс€ почти единственным продуктом питани€, и что при суровом припол€рном климате 600 грамм обозначает более или менее стабильное недоедание, 400 Ч вымирание, 200 Ч голодную смерть.  оличество использованных рабочих рук подсчитывает ”–„, количество и качество выполненной работы Ч производственный отдел, на основании данных которого отдел снабжени€ выписывает то или иное количество хлеба.

Ќормы эти технически не выполн€ютс€ никогда. » от того; что рабоча€ сила находитс€ в состо€нии посто€нного истощени€ и от того, что советский инструмент, как правило, никуда не годитс€, и от того, что на каждом лагерном пункте имеетс€ известное количество отказчиков, преимущественно урок и по многим другим причинам. “ехники вроде Ћепешкина, экономисты вроде мен€, инженеры и прочие интеллигенты непрестанно изощр€ютс€ во вс€ких комбинаци€х, жульничествах, подлогах, чтобы половину выполненной нормы изобразить в качестве 70 процентов и чтобы отсто€ть лагпункты от голодани€. ¬ некоторой степени это удаетс€ почти всегда. ѕри этой УпоправкеФ и, так сказать, при нормальном ходе событий лагпункты голодают, но не вымирают. ќднако, Унормальный пор€докФ Ч вещь весьма не устойчива€.

 арьер 3 на лагпункте ѕогра зан€т земл€ными работами. Ёти работы оп€ть-таки нормированы. ѕока карьер копает в нормальном грунте, дело кое-как идет. «атем землекопы наталкиваютс€ на так называемый УплывунФ Ч водоносный слой песка. ѕолужидка€ песчана€ кашица расплываетс€ с лопат и с тачек. Ќормы выполнить физически невозможно.  рива€ разработки катастрофически идет вниз. “ак же катастрофически падает крива€ снабжени€. Ѕригада карьера, тыс€чи две землекопов, начинает пухнуть от голода.  рива€ выработки падает еще ниже, крива€ снабжени€ идет вслед за нею. Ѕригады начинают вымирать.

— точки зрени€ обычной человеческой логики нормы эти нужно пересмотреть. Ќо такой пересмотр может быть сделан только управлением лагер€ и только с санкции √улага в каждом отдельном случае. Ёто делаетс€ дл€ того, чтобы никакое местное начальство, на глазах которого дохнут люди, не имело бы никакой возможности прикрывать объективными причинами какие бы то ни было производственные прорывы. Ёто делаетс€ также потому, что система, построенна€ на подстегивании рабочей силы угрозой голодной смерти, должна показать люд€м эту смерть, так сказать, в натуральном виде, чтобы публика не думала, что кто-то с нею собираетс€ шутки шутить.

¬ данном случае, случае с карьером 3, санкци€ на пересмотр нормы пришла только тогда, когда все бригады полностью перешли в так называемую слабосилку Ч место, куда отправл€ют людей, которые уже совсем вал€тс€ с ног от голода или от перенесенной болезни; где им дают 600 грамм хлеба и используют на легких и не нормированных работах. ќбычный лагерник проходит такую слабосилку раза три за свою лагерную жизнь. — каждым разом поправка идет все труднее. —читаетс€, что посла третьей слабосилки выживают только исключительно крепкие люди.

 онечно, лагерна€ интеллигенци€ иногда при пр€мом попустительстве местного лагерного начальства, ежели это начальство толковое, изобретает самые фантастические комбинации дл€ того, чтобы спасти людей от голода. “ак в данном случае была сделана попытка работы в карьере прекратить совсем, а землекопов перебросить на лесные работы. Ќо об этой попытке узнало правление лагерем, и р€д инженеров поплатилс€ добавочными сроками, арестом и даже ссылкой на —оловки. ¬ бригадах из 2.000 человек до слабосилки и в самой слабосилке умерло по подсчетам Ѕориса около 1.600 человек.

Ёто Ч беспощадность, обдуманна€ и осмысленна€. Ѕоротьс€ с нею почти невозможно. Ёто система. ¬ систему вход€т, конечно и расстрелы, но € не думаю, чтобы по Ѕеломорско-Ѕалтийскому лагерю расстреливали больше двух-трех дес€тков человек в день.

ј “»¬»—“— јя ѕќѕ–ј¬ ј   —»—“≈ћ≈ Ѕ≈—ѕќўјƒЌќ—“»

ѕараллельно этой системе, возглавл€емой и поддерживаемой √ѕ”, развиваетс€ многополезна€ де€тельность актива, причин€юща€ лагерному населению неизмеримо большие потери, чем √ѕ”, слабосилка и расстрелы. Ёта де€тельность актива направл€етс€, говор€ схематично, трем€ факторами: рвением, безграмотностью и бестолковщиной.

ј. –вение

ѕрибывающие в лагерь эшелоны этапников попадают в карантин и распределительные пункты, где люд€м дают 600 грамм хлеба и где нормированных работ нет. Ћагерна€ система с необычайной жестокостью относитс€ к использованию рабочей силы. ѕереброски из отделени€ в отделение делаютс€ только в выходные дни. ѕребывание лагерников в карантине и на распределительном пункте считаетс€ утечкой рабочей силы. Ёта утечка организационно неизбежна, но ”–„ должен следить за тем, чтобы ни одного лишнего часа лагерник не проторчал вне производственной бригады. ”–„ из кожи лезет вон, чтобы в самом стремительном пор€дке разгрузить карантин и распределительные пункты. Ётим делом заведует —тародубцев. ƒес€тки тыс€ч лагерников, еще не оправившихс€ от тюремной голодовки, еще еле таскающих свои истощенные ноги, перебрасываютс€ на лесные работы, в карьеры. Ќо делать им там нечего. »нвентар€ еще нет. Ќет пил, топоров, лопат, тачек, саней. Ќет и одежды. Ќо одежды не будет совсем; в лесу на двадцатиградусных морозах по по€с в снегу придетс€ работать в том, в чем человека застал арест.

≈сли нет топоров, нормы выполнены не будут. Ћюди хлеба не получат по той же причине, по которой не получали хлеба землекопы карьера номер 3. Ќо там давали хоть по 400 грамм: все-таки хоть что-то да копали, а здесь будут давать только 200, ибо выработка равна приблизительно нулю.

—ледовательно, ”–„ в лице —тародубцева выполн€ет свое задание, так сказать, в боевом пор€дке. ќн рабочую силу дал. „то с этой силой будет дальше, его не касаетс€, пусть расхлебывает производственный отдел. ѕроизводственный отдел в лице своих инженеров мечетс€, как угорелый, с обирает топоры и пилы, молит о приостановке этого потока людей, не могущих быть использованными. ј поток все льетс€.

ѕришлось говорить Ѕого€вленскому не о том, что люди гибнут, на это ему было наплевать, а о том, что если через неделю-две придетс€ поставить на положение слабосилки половину лагер€, за это и √улаг по головке не погладит. ѕоток был приостановлен, и это было моим первым деловым столкновением со —тародубцевым.

Ѕ. Ѕезграмотность

—троительство гидростанции на реке Ќиве (Ќивастрой) требует от нашего отделени€ 860 плотников. ѕо таким требовани€м высылают кресть€н, исход€ из того соображени€, что вс€кий кресть€нин более или менее плотник. ¬ партию, назначенную на отправку, попадают 140 узбеков, которые в личных карточках в графе Упрофесси€Ф помечены кресть€нами. ”рчевский актив и пон€ти€ не имеет о том, что эти узбеки, выросшие в безводных и безлесных пустын€х —редней јзии, с плотничьим ремеслом не имеют ничего общего, что следовательно, как рабоча€ сила, они будут бесполезны; как едоки, они, не вырабатыва€ нормы, будут получать по 200-400 грамм хлеба, что они, как жители знойной и сухой страны, попав за ѕол€рный круг, в тундру, в болото, в пол€рную ночь. вымрут, как мухи и от голода и от цинги,

¬. Ѕестолковщина

Ќесколько дней подр€д —тародубцев изрыгал в телефонную трубку совершенно неописуемую хулу на начальство третьего лагпункта. Ќо эта хула была, так сказать, обычным методом административного воздействи€.  аждое советское начальство вместо того, чтобы привести в действие свои мыслительные способности, при вс€ком прорыве хватаетс€ прежде всего за привычное оружие разноса и разгрома. Ќехитро, кажетс€, было бы догадатьс€, что если прорыв налицо, то все, что можно было сделать в пор€дке матерной эрудиции, было сделано уже и без —тародубцева. „то подт€гивали, завинчивали гайки, крыли матом и сажали под арест и бригадиры и статистики и начальники колонн и уж, разумеетс€, начальник лагпункта. Ќикакой јмерики —тародубцев тут изобрести не мог. Ќехитро было бы догадатьс€ и о том, что если низовой мат не помог, то и стародубцевский не поможет. ¬о вс€ком случае эти фиоритуры продолжались дней п€ть, и € как-то слыхал, что на третьем лагпункте дела обсто€т совсем др€нь. Ќаконец, вызывает мен€ Ѕого€вленский, с которым к этому времени у мен€ успели установитьс€ кое-какие Уделовые отношени€Ф.

Ч ѕослушайте, разберитесь-ка вы в этой чертовщине. ѕо нашим данным третий лагпункт выполн€ет свою норму почти целиком. ј эти идиоты из продовольственного отдела (ѕ–ќ) показывают только 25 процентов. ¬ чем здесь дело?

я засел за кипу сводок, сотней которых можно было бы покрыть доброе немецкое кн€жество. √рафы сводок, говор€щие об использовании конского состава, навели мен€ на некоторые размышлени€. «воню в ветеринарную часть лагпункта.

Ч „то у вас такое с лошадьми делаетс€?

Ч ” нас, говор€ откровенно, с лошадьми фактически дело совсем др€нь.

Ч ƒа вы говорите толком, в чем дело?

Ч “ак что лошади фактически не работают.

Ч ѕочему не работают?

Ч “ак что, можно сказать, почти все подохли.

Ч ќтчего подохли?

Ч Ёто, так сказать, по причине веточного корма.  ак его, значит, осенью силосовали, так вот, значит, как есть, все кони передохли.

Ч ј на чем же вы лес возите?

Ч √овор€ фактически, на спинах возим. –учною т€гой.

¬се сразу стало пон€тным,

 ампани€, конечно, ударна€ на внедрение веточного корма провалилась по –уси, когда € еще был на воле.  огда от раскулачивани€ и коллективизации не то, что овес, а и трава расти перестала, власть стала внедр€ть веточный корм из сосновых и еловых веток, замечательно калорийный, богатый витаминами и прочее. Ёто было нечто вроде пресловутого кролика.  то дерзал сомневатьс€ или, Ѕоже упаси, возражать, ехал в концлагерь.  олхозные мужики и бабы уныло бродили по лесам, резали еловые и сосновые ветки, потом эти ветки запихивались в силосные €мы. “а же истори€ была проделана и здесь. ѕока было сено, лошади кое-как держались.  огда перешли на стопроцентный дров€ной способ кормлени€, лошади передохли все.

Ќачальство лагпункта совершенно правильно рассудило, что особенно торопитьс€ с констатированием результатов этого елово-соснового кормлени€ ему совершенно незачем, ибо хот€ это начальство в данном нововведении уж никак повинно не было, но вздуют в первую очередь его по той именно схеме, о которой € говорил в главе об активе; отвечает преимущественно самый младший держиморда. ƒрова таскали из лесу на люд€х на рассто€ние от 6 до 11 километров. “ак как Уподвозка ручной т€гойФ в нормировочных ведомост€х предусмотрена, то лагерники выполнили приблизительно 70-50 процентов нормы, но не по рубке, а по перевозке. ѕутем некоторых статистических ухищрений лагпунтовска€ интеллигенци€ подн€ла этот процент до ста. Ќо от всех этих меропри€тий дров отнюдь не прибавилось. » единственное, что могла сделать интеллигенци€ производственного отдела, это путем примерно таких же ухищрений подн€ть процент фактической заготовки дров с 5-10, скажем, до 40-50 процентов. ќтдел снабжени€ из этого расчета и выдавал продовольствие лагпункту.

Ќаселение лагпункта стало помаленьку переезжать в слабосилку. ј это тоже не так просто Ч дл€ того, чтобы попасть в слабосилку, раньше нужно добитьс€ врачебного осмотра, нужно чтобы были Уобъективные признаки голодного истощени€Ф, а в этих признаках избиралс€ не столько врач, сколько члены комиссии из того же актива. » наконец, в слабосилку, всегда переполненную, принимают далеко не всех. Ћагпункт вымирал уже к моменту моего открыти€ этой силосованной чепухи.

 огда € с этими результатами пошел на доклад к Ѕого€вленскому, —тародубцев кинулс€ сейчас же вслед за мной. я доложил. Ѕого€вленский посмотрел на —тародубцева.

Ч ƒве недели. ƒве недели ни черта толком узнать даже не могли. –аботнички, мать вашу. ¬от посажу € вас на мес€ц в Ўизо.

Ќо не посадил. —тародубцев считалс€ незаменимым специалистом по урчевским делам. ¬ ћедгору полетела средатированна€ в трагических тонах телеграмма с просьбой разрешить Увнеплановое снабжениеФ третьего лагпункта в виду открывшейс€ конской эпидемии. „ерез три дн€ из ћедгоры пришел ответ:

У¬ы€снить и подвергнуть суровому наказанию виновныхФ.

“еперь в дело был брошен актив третьей части. јрестовывали ветеринаров, конюхов, возчиков. јрестовали начальника лагпункта чекиста. Ќо никому в голову не пришло подумать о том, что будет с лошадьми и силосованным дубьем на других лагпунктах.

ј на третьем лагпункте работало, около п€ти тыс€ч человек.

... онечно, помимо, так сказать, Умассовых меропри€тийФ актив широко практикует и индивидуальный грабеж тех лагерников, у которых что-нибудь есть, а так же и тех, у которых нет решительно ничего. “ак, например, от посылки на какой-нибудь Ќивастрой можно откупитьс€ литром водки. Ћитр водки равен заработку лесоруба за 4-5 мес€цев каторжной работы. Ћесоруб получает 3 р. 80 к. в мес€ц и на эти деньги он имеет право купить в ларьке 500 грамм сахару и 20 грамм махорки в мес€ц.  онечно, лучше обойтись и без сахару и без махорки и даже без марок дл€ писем домой, чем поехать на Ќивастрой. —пособов в этом роде, иногда значительно более жестоких, в распор€жении актива имеетс€ весьма обширный выбор. я полагаю, что в случае падени€ советской власти этот актив будет вырезан приблизительно сплошь, так в масштабе семизначных чисел. ќтнюдь не будучи человеком кровожадным, € полагаю, что стоит.

«ј „“ќ Ћёƒ» —»ƒя“?

¬се эти прорывы, кампании и проча€ кровава€ чепуха касалась мен€, как экономиста-плановика, хот€ € за все свое пребывание на этом ответственном посту ничего и ни на одну копейку не напланировал. ¬ качестве же юрисконсульта €, несмотр€ на оптимистическое мнение Ќаседкина, что € сам разберусь Учто Ч кудаФ, все-таки никак не мог сообразить, что мне делать с этими дес€тками пудов личных дел. Ќаконец, € сообразил, что если € определю мои никому не известные функции, как Уоказание юридической помощи лагерному населениюФ то это будет нечто соответствующее по крайней мере моим собственным устремлени€м. Ќа Уюридическую помощьФ начальство посмотрело весьма косо:

Ч „то, кулаков собираетесь из лагер€ выцарапывать?

Ќо € за€вил, что по инструкции √улага така€ функци€ существует. ѕротив инструкции √улага Ѕого€вленский, разумеетс€, возражать не посмел. ѕравда, он этой инструкции и в глаза не видал, € тоже, но инструкци€ √улага, даже и не существующа€, звучала как-то внушительно.

ќт тридцати пудов этих дел несло т€жким запахом того же бесправи€ и той же безграмотности. “ут действовала та же схемаЧ осмысленна€ беспощадность √ѕ” и бессмысленное и безграмотное рвение актива. — папками, прибывшими из √ѕ”, мне не оставалось делать решительно ничего; там сто€ло: »ванов, по статье такой-то, срок дес€ть лет. » точка. Ќикакой Уюридической помощиФ тут не выжмешь. √ородское население сидело почти исключительно по приговорам √ѕ”. ≈сли и попадались приговоры судов, то они в подавл€ющем большинстве случаев были мотивированы с достаточной по советским масштабам убедительностью.  ресть€не сидели и по приговорам √ѕ” и по постановлени€м бесконечных троек и п€терок Ч по раскулачиванию, по коллективизации, по хлебозаготовкам, и € даже наткнулс€ на приговоры троек по внедрению веточного корма, того самого... «десь тоже ничего нельз€ было высосать. ѕриговоры обычно были формулированы так: »ванов »ван, средн€к, 47 лет, 7-8, 10 лет. Ёто значило, что человек сидит за нарушение закона о Усв€щенной социалистической собственностиФ (закон от 7 августа 1932 года) и приговорен к дес€ти годам. Ѕыли приговоры народных судов, были и мотивированные приговоры разных троек. ќдин мне попалс€ такой: человека засадили на 10 лет за кражу трех картошек на колхозном поле, Укаковые картофелины были обнаружены при означенном обвин€емом »ванове обыскомФ.

ћотивированный приговоры были мукой мученической. ≈сли и был какой-то Усостав преступлени€Ф, то в литературных упражнени€х какого-нибудь выдвиженца, секретарствующего в  раснококшайском народном суде, этот УсоставФ был запутан так, что ни начала, ни конца. „асто здесь же р€дом в деле лежит и за€вление осужденного, написанное уже в лагере. » из за€влени€ ничего не пон€ть. —оциальное положение, конечно, бедн€цкое, кл€твы в верности к социалистическому строительству и Унашему великому вождюФ, призывы к пролетарскому милосердию. ќдновременно и Уполное и чистосердечное раска€ниеФ и просьба о пересмотре дела, Употому как труд€щий с самых малых лет, а что написано у приговоре, так в том виноватым не былФ...

»з таких приговоров мне особенно €сно помнитс€ один: кресть€нин Ѕузулукского района ‘аддей Ћычков, осужден на 10 лет за участие в бандитском нападении на колхозный обоз. «десь же к делу пришита справка бузулукской больницы. »з этой справки €сно, что за мес€ц до нападени€ и полтора мес€ца после него Ћычков лежал в больнице в сыпном тифу. “акое алиби, что дальше некуда. —уд в своей УмотивировкеФ признает и справку больницы и алиби, а дес€ть лет все-таки дал. «десь же в деле пока€нное за€вление Ћычкова, из которого пон€ть окончательно ничего невозможно. я решил вызвать Ћычкова в ”–„ дл€ личных объ€снений. јктив сразу полез на стенку: € разваливаю трудовую дисциплину, € отрываю рабочую силу и прочее и прочее и прочее. Ќо за моей спиной уже сто€ла пресловута€ инструкци€ √улага, в которую €, в меру элементарнейшего правдоподоби€, мог втиснуть решительно все, что мне вздумаетс€. Ќа этот раз Ѕого€вленский посмотрел на мен€ не без некоторого недовери€: что-то врешь ты, брат, насчет этой инструкции. Ќо вслух сказал только:

Ч Ќу, что ж, раз в инструкции есть. “олько вы не очень уж этим пользуйтесь.

¬ызванный в ”–„ Ћычков объ€снил, что ни о каком нападении он, собственно говор€, решительно ничего не знает. ƒело же заключаетс€ в том, что он, Ћычков, находилс€ в конкурирующих отношени€х с секретарем сельсовета по вопросу о какой-то юной колхознице. ¬ этом соцсоревновании секретарь первого места не зан€л, и Ћычков был пришит к бандитскому делу и поехал на 10 лет в ЅЅ : не соревнуйс€ с начальством.

¬ особенно подход€щий момент мне как-то особенно ловко удалось подъехать к Ѕого€вленскому, и он разрешил мне переслать в ћедгору дес€тка полтора таких дел дл€ дальнейшего направлени€ на их пересмотр. Ёто был мой последний успех в качестве юрисконсульта.

ј “»¬ —’¬ј“»Ћ «ј √ќ–Ћќ

—ел € в галошу из-за дел по вы€снению. ƒела же эти заключались в следующем.

“ерритори€ ЅЅ , как € уже об этом говорил, т€нетс€ в меридиальном направлении приблизительно на 1.200 километров.

ѕо всей этой территории идут непрерывные обыски, облавы, проверки документов и прочее в поездах, на пароходах, на мостах, на базарах, на улицах. ¬с€кое лицо, при котором не будет обнаружено достаточно убедительных документов, считаетс€ бежавшим лагерником и попадает в лагерь до вы€снени€. Onus progandi возлагаетс€ по традиции √ѕ” на обвин€емого: докажи, что ты не верблюд. „еловек, уже попавший в лагерь, ничего толком доказать, разумеетс€, не в состо€нии. “огда местный ”–„ через управление ЅЅ  начинает наводить справки по указанным арестованным адресам его квартиры, его службы, профсоюза и прочее.

–азумеетс€, что при темпах мрачных выдвиженцев такие справки могут т€нутьс€ не только мес€цами, но и годами. “ем временем незадачливого путешественника переброс€т куда-нибудь на ”хту, в ¬ишеру, в ƒальлаг, н тогда получаетс€ вот что. „еловек сидит без приговора, без срока, а где-то там на воле семь€ попадает под подозрение особенно в св€зи с паспортизацией. ћечетс€ по вс€ким советским кабакам, вс€кий кабак норовит отписатьс€ и отделатьс€, и получаетс€, черт знает, что. »з этой кучи дел которую € успел разобрать, таких Увы€сн€ющихс€Ф набралось около полусотни. Ѕыли и забавные.  акой-то питерский коммунист, фамилии не помню, участвовал в рабочей экскурсии на Ѕеломорско-Ѕалтийский канал. Ёкскурсантов воз€т по каналу так: документы отбираютс€; вместо документов выдаетс€ кака€-то временна€ бумажонка и делаетс€ свирепое предупреждение: от экскурсии не отбивайс€. ћой коммунист, видимо полагал, что ему, как партийному, особые законы не писаны, от экскурсии отбилс€, как он писал Упо причине индивидуального пристрасти€ к рыбной ловле удочкойФ. ѕри этом небольшевицком зан€тии он свалилс€ в воду, а когда вылез и высох, то оказалось, что экскурси€ ушла, а бумажка в воде расплылась и разлезлась до неузнаваемости. —идел он из-за своего Уиндивидуального пристрасти€Ф уже восемь мес€цев. ќколо полугода в его деле лежали уже все справки, необходимые дл€ его освобождени€, в том числе справка от соответствующей парторганизации и справка от медгорского управлени€ ЅЅ  с приложением партийного билета незадачливого рыболова, а в билете и его фотографи€.

„еловек грешный, в скорострельном освобождении этого рыболова € отнюдь заинтересован не был: пусть посидит и посмотрит. Ћюбишь кататьс€ Ч люби и дрова возить.

Ќо остальные дела как-то не давали поко€ моей интеллигентской совести.

«агвоздка заключалась в том, что, во-первых, лагерна€ администраци€ ко вс€кого рода освободительным меропри€ти€м относилась крайне недружелюбно, а во-вторых, в том, что среди этих дел были и такие, которые лежали в ”–„ в окончательно вы€сненном виде больше полугода, и они давно должны были быть отправлены в управление лагерем в ћедвежью √ору. Ёто должен был сделать —тародубцев. — точки зрени€ лагерно-бюрократической техники здесь получалась довольно сложна€ комбинаци€. » € бы ее провел, если бы не сделал довольно грубой технической ошибки.  огда Ѕого€вленский слегка заел по поводу этих дел, € сказал ему, что говорил с инспектором ћининым, который в эти дни инструктировал наш ”–„. ћинин был из ћедвежьей √оры, следовательно, начальство, и, следовательно, от ћедвежьей √оры скрывать уже было нечего. Ќо с ћининым € не говорил, а только собиралс€ поговорить. Ѕого€вленский же собралс€ раньше мен€. ¬ышло очень неудобно. » во-вторых, € не догадалс€ как-нибудь заранее реабилитировать —тародубцева и выдумать какие-нибудь Уобъективные обсто€тельстваФ, задержавшие дела а нашем ”–„. ¬прочем, ничем эта задержка —тародубцеву не грозила, разве только лишним крепким словом из уст Ѕого€вленского. Ќо всей этой ситуации оказалось вполне достаточно дл€ того, чтобы толкнуть —тародубцева на решительную атаку.

¬ один прекрасный день, очень не веселый день моей жизни, мне сообщили, что —тародубцев подал в третью часть (лагерное √ѕ” или, так сказать, √ѕ” в √ѕ”) за€вление о том, что в цел€х контрреволюционного саботажа работы ”–„ и мести ему, —тародубцеву, € украл из стола —тародубцева 72 папки личных дел освобождающихс€ лагерников и сжег их в печке. » что это за€вление подтверждено свидетельскими показани€ми полдюжины других ”рчевских активистов. я почувствовал, что, пожалуй, немного раз в моей жизни € сто€л так близко к УстенкеФ, как сейчас.

“еоретическа€ схема мне была уныло €сна, безнадежно €сна: за€вление —тародубцева и показаний активистов дл€ третьей части будет вполне достаточно, тем более, что и —тародубцев и активисты и треть€ часть, все это были свои парни, сво€ шпана. Ѕого€вленского же € подвел своим мифическим разговором с ћининым. Ѕого€вленскому € все же не всегда и не очень был удобен своей активностью, направленной преимущественно в сторону Угнилого либерализмаФ. » наконец, когда разговор дойдет до ћедгора, то Ѕого€вленского спрос€т: а на какой же черт он вопреки инструкции брал на работу контрреволюционера да еще с такими стать€ми? ј так как дело по столь контрреволюционному преступлению да еще и караемому Увысшей мерой наказани€Ф, должно было пойти в ћедгору, то Ѕого€вленский, конечно, сбросит мен€ со счетов и отдаст на растерзание. ¬ лагере Ч да и на воле тоже Ч можно рассчитывать на служебные и личные интересы вс€кого партийного и полупартийного начальства, но на человечность и даже на простую пор€дочность рассчитывать нельз€.

ƒеталей стародубцевского доноса € не знал, да так и не узнал никогда. Ќе думаю, чтобы 6 свидетельских показаний были средактированы без вопиющих противоречий (дл€ того, чтобы в таком деле можно было обойтись без противоречий, нужны все-таки мозги), но ведь мне и перед расстрелом этих показаний не покажут. ћожно было, конечно, аргументировать и тем соображением, что ежели € собиралс€ с диверсионными цел€ми срывать работу лагер€, то € мог придумать дл€ лагер€ что-нибудь менее выгодное, чем попытку оставить в нем на год-два лишних более семидес€ти пар рабочих рук. ћожно был бы указать на психологическую несообразность предположени€, что €, который лез в бутылку из-за освобождени€ всех, кто, так сказать, попадалс€ под руку, не смог выдумать другого способа отмщени€ за мои поруганные —тародубцевым высокие чувства, как задержать в лагере 72 человека, уже предназначенных к освобождению.  онечно, всем этим можно было бы аргументировать. Ќо если и ленинградское √ѕ” в лице —тародубцева товарища ƒобротина ни логике, ни психологии обучено не было, то что уж говорить о шпане из подпорожской третьей части!

 онечно, полсотни дел Упо вы€снению , из-за которых € в сущности и сел, были уже спасены: ћинин забрал их в ћедвежью √ору.  онечно, Унесть больше любви, аще кто душу свою положит за други сво€Ф, но € с прискорбием должен сознатьс€, что это соображение решительно никакого утешени€ мне не доставл€ло. –оль мученика, при всей ее сценичности, написана не дл€ мен€.

я в сотый, веро€тно, раз нехорошими словам вспоминал своего интеллигентского черв€ка, который заставл€ет мен€ лезть в предпри€ти€, в которых так легко потер€ть все, в которых ни в каком случае ничего нельз€ выиграть. Ёто было очень похоже на пь€ницу, который кл€нетс€ Ч Уни одной больше рюмкиФ, кл€нетс€ с утреннего похмель€ до вечерней выпивки.

Ќекоторый просвет был с одной стороны: донос был сдан в третью часть п€ть дней тому назад. » € до сих пор не был арестован.

¬ объ€снение этой необычной отсрочки можно было выдумать достаточное количество достаточно правдоподобных гипотез, но гипотезы решительно ничего не устраивали. Ѕорис в это врем€ лечил от романтической болезни начальника третьей части. Ѕорис попыталс€ кое-что у него выпытать, но начальник третьей части ухмыл€лс€ с несколько циничной загадочностью и ничего путного не говорил. Ѕорис был такого мнени€, что на все гипотезы и на все превентивные меропри€ти€ нужно плюнуть и нужно бежать, не тер€€ ни часу. Ќо как бежать? » куда бежать?

” ёры была странна€ смесь оптимизма с пессимизмом. ќн считал, что и из лагер€ в частности и из советской –оссии вообще (дл€ него советский лагерь и советска€ –осси€ были приблизительно одним и тем же), у нас все равно нет никаких шансов вырватьс€ живьем. Ќо вырватьс€ все-таки необходимо. Ёто Ч вообще. ј в каждом частном случае ёра возлагал несокрушимые надежды на так называемого Ўпигел€.

Ўпигель был юным евреем, которого € никогда в глаза не видал и которому € в свое врем€ оказал небольшую, в сущности пуст€ковую и вполне, так сказать, заочную услугу. ѕотом мы сели в одесскую чрезвычайку Ч €, жена и ёра. ёре было тогда семь лет. —ели без вс€ких шансов уйти от растрепа, ибо при аресте были захвачены документы, о которых прин€то говорить, что они Уне оставл€ют никаких сомненийФ. ”казанный Ўпигель околачивалс€ в то врем€ в одесской чрезвычайке. я не знаю, по каким, собственно, мотивам он действовал. ѕо разным мотивам действовали тогда люди.   не знаю, каким способом это ему удалось. –азные тогда были способы. Ќо все наши документы он из чрезвычайки утащил; утащил вместе с нами и оба наши дела, и мое и жены. “ак что, когда мы посидели достаточное врем€, нас выпустили вчистую, к нашему обоюдному и несказанному удивлению. ¬сего этого вместе вз€того и с некоторыми детал€ми, вы€снившимис€ значительно позже, было бы вполне достаточно дл€ холивудского сценари€, которому не поверил бы ни один разумный человек.

¬о вс€ком случае, термин УЎпигельФ вошел в наш семейный словарь. » ёра не совсем был не прав.  огда приходилось очень плохо, совсем безвылазно, когда ни по какой человеческой логике никакого спасени€ ждать было неоткуда, Ўпигель подвертывалс€.

ѕодвернулс€ он и на этот раз.

“ќ¬ј–»ў я »ћ≈Ќ ќ » ѕ≈–¬џ≈ ’јЋ“”–џ

ћежду этими двум€ моментами Ч ощущени€ полной безвыходности и ощущени€ полной безопасности, прошло около суток. «а эти сутки € передумал многое. ƒумал и о том, как неумно в сущности € действовал. —овсем не по той теории, котора€ сложилась за годы советского жить€, и котора€ категорически предписывает из всех имеющихс€ на горизонте перспектив выбирать прежде всего халтуру. ѕод щитом халтуры можно и что-нибудь путное сделать. Ќо без халтуры человек беззащитен, как средневековый рыцарь без лат. ј € вот вопреки всем теори€м вз€лс€ за дело. » как это у мен€ из головы выветрилась безусловна€ и повелительна€ необходимость вз€тьс€ прежде всего за халтуру?

ќчередной Ўпигель и очередна€ халтура подвернулись неожиданно.

¬ ѕодпорожье свозили все новые и новые эшелоны лагерников, и первоначальный УпромфинпланФ был уже давно перевыполнен.   средине феврал€ в ѕодпорожском отделении было уже до 45.000 заключенных.  абак в ”–„ свирепствовал совершенно невообразимый. ƒес€тки тыс€ч людей оказывались без инструментов, следовательно, без работы; следовательно, без хлеба. Ќикто не знал толком, на каком лагпункте и сколько находитс€ народу. ќдни УкомандировкиФ снабжались удвоенной порцией пропитани€, другие не получали ничего. ¬се списки перепутались. —орок п€ть тыс€ч личных дел, сорок п€ть тыс€ч личных карточек, сорок п€ть тыс€ч формул€ров и прочих бумажек, символизирующих где-то погибающих живых людей, засыпали ”–„ лавиной бумаги и писчей, и обойной, и от старых этикеток кузнецовского ча€, и от листов старых акцизных бандеролей и Ѕог знает, откуда еще; все это называетс€ бумажным голодом.

“акие же формул€ры, личные карточки, учетные карточки, и также кажда€ разновидность в сорока п€ти тыс€чах экземпл€рах перетаскивались окончательно обалдевшими статистиками и старостами из колонны в колонну, из барака в барак. “ыс€чи безым€нных »ванов, Уоторвавшихс€ от своих документовФ и не знающих, куда им приткнутьс€, бродили голодными толпами по карантину и пересылке. —отни начальников колонн метались по баракам, пыта€сь собрать воедино свои разбредшиес€ стада. Ѕыла оттепель. ѕоловина бараков с дыр€выми потолками, но без крыш, протекла насквозь. ƒруга€ половина; с крышами, протекла не насквозь. Ћюди из первой половины вопреки вс€ким вохрам перекочевывали во вторую половину, и в этом процессе вс€кое подобие колонн и бригад та€ло, как снег на потолках протекавших бараков.   началу феврал€ в лагере установилс€ окончательный хаос. ƒл€ ликвидации его из ћедвежьей √оры приехал начальник ”–ќ (учетно-распределительного отдела) управлени€ лагерем. ќ нем, как и о вс€ком лагерном паше, имеющем право на жизнь и смерть, ходили по лагерю легенды, расцвеченные активистской угодливостью, фантазией урок и страхом за свою жизнь всех вообще обитателей лагер€.

...„аса в два ночи, окончив наш трудовой УденьФ, мы собрались в кабинете Ѕого€вленского. «а его столом сидел человек высокого роста в щегольской чекистской шинели, с твердым, властным, чисто выбритым лицом. „то-то было в этом лице патрицианское. — нескрываемой брезгливостью в поджатых губах он взирал на рваную, голодную, вороватую ораву актива, котора€, толка€сь и запина€сь, вливалась в кабинет. ≈го, казалось, мучила необходимость дышать одним воздухом со всей этой рванью, опорой и необходимым условием его начальственного быти€. ≈го хорошо и вкусно откормленные щеки подергивались гримасой холодного отвращени€. Ёто был начальник ”–ќ тов. якименко.

ќрава в нерешительности толклась у дверей.  ое-кто подобострастно клан€лс€ якименке, видимо зна€ его по какой-то предыдущей работе. Ќо якименко смотрел пр€мо на всю ораву и на поклоны не отвечал. ћы с ёрой пробрались вперед и уселись на подоконнике.

Ч Ќу, что ж вы? —обирайтесь скорей и рассаживайтесь.

–ассаживатьс€ било не на чем. ќрава вытекла обратно и вернулась с табуретками, полень€ми и досками. „ерез несколько минут все расселись, и якименко начал речь

я много слыхал советских речей. “акой хамской и по смыслу и по тону € еще не слыхал. якименко не сказал УтоварищиФ, не сказал даже УгражданеФ. –ечь была почти бессодержательна. јппарат расхл€бан. “ак работать нельз€. Ќужны ударные темпы. ѕусть никто не думает, что кому-то и куда-то удастс€ из ”–„ уйти. (Ёто был намек на профессоров и на нас с ёрой). »з ”–„ уйдут либо на волю, либо в гроб.

я подумал о том, что €, собственно, так и собираюсь сделать Ч или в гроб или на волю. “олько уж, извините, на насто€щую волю. ’от€, в данный момент дело, кажетс€, стоит гораздо ближе ко гробу.

–ечь была кончена.  то желает высказатьс€? ќрава молчала. Ќачал говорить Ѕого€вленский. ќн сказал все то, что говорил якименко Ч не больше и не меньше. “олько тон был менее властен, речь была менее литературна, и выражений не литературных в ней было меньше.

—нова молчание. якименко обводит презрительно-испытующим взором землисто-зеленые лица оравы, безразлично скользит мимо интеллигенции Ч мен€, ёры и профессоров и говорит тоном угрозы:

Ч Ќу?

ќткашл€лс€ —тародубцев и начал:

Ч ћы, конечно, сознава€ наш пролетарский долг, чтобы, так сказать, загладить наши преступлени€ перед нашим пролетарским отечеством, должны, так сказать, ударными темпами. ѕотому как некотора€ часть сотрудников действительно работает в пор€дке расхл€банности и оп€ть же нету революционного сознани€, что как наше отделение ударное, и значит парти€ доверила нам ответственный участок великого социалистического строительства, так мы должны, не щад€ своих сил, на пользу мировому пролетариату, ударными темпами в пор€дке боевого задани€.

Ѕессмысленной чередой мелькают бессмысленные фразы Ч штампованные фразы любого советского УобщественникаФ и в  олонном зале ћосквы, и в прокуренной закуте колхозного сельсовета, и среди станков цехового собрани€. „то это? «а семнадцать лет не научились говорить так, чтобы было, если не смысловое, то хот€ бы этимологическое подлежащее. »ли просто Ч защитна€ окраска? Ќе выступить нельз€: антиобщественник. » выступить? ¬от так и выступают Ч четверть часа из пустого в порожнее. » такое порожнее, что и зацепитьс€ не за что. Ќе то, что смысла, и уклона не сыскать.

—тародубцев заткнулс€.

Ч  ончили?

Ч  ончил.

якименко снова обводит ораву гипнотизирующим взором.

Ч Ќу, кто еще? „то и сказать нечего?

ќткашливаетс€ Ќаседкин.

Ч ” мен€, разрешите, есть конкретное предложение. ѕо части, чтобы заключить соцсоревнование с ”–„ краснознаменного ¬одораздельского отделени€. ≈сли позволите, € зачитаю.

Ч «ачитывайте, Ч брезглив о разрешает якименко.

Ќаседкин зачитывает. √осподи кака€ халтура!

 ака€ убога€, провинциальна€, отставша€ на две п€тилетки халтура! Ёх, мне бы!

Ќаседкин кончил. —нова начальственное УЌуФ

» суровое молчание. я решаюсь.

Ч –азрешите, гражданин начальник.

–азрешающее Ч УЌуФ.

я говорю, сид€ на подоконнике, не мен€€ позы и почти не подыма€ головы.   советскому начальству можно относитьс€ корректно, можно и не относитьс€ корректно, но относитьс€ почтительно нельз€ никогда. » даже за внешней корректностью всегда нужно показать, что мне на теб€ в сущности наплевать, обойдусь и без теб€. “огда начальство думает, что € действительно могу обойтись и что, следовательно, где-то и какую-то зацепку € и без него имею. ј зацепки могут быть разные. ¬ том числе и весьма высокопоставленные. ¬с€кий же советский начальник боитс€ вс€кой зацепки.

Ч я, как человек в лагере новый, всего две недели, не рискую, конечно, выступать с решающими предложени€ми. Ќо, с другой стороны, € недавно с воли, и € хорошо знаю те новые формы социалистической организации труда (о, √осподи!), которые проверены опытом миллионов ударников, и результаты которых мы видим и на ƒнепрострое и на ћагнитострое и на тыс€чах наших пролетарских новостроек (а опыт сотен тыс€ч погибших!). ѕоэтому €, принима€, так сказать, за основу интересное (еще бы!) предложение товарища Ќаседкина, считал бы нужным его уточнить.

я подн€л голову и встретилс€ глазами со —тародубцевым. ¬ глазах —тародубцева сто€ло:

Ч ћели, мели. Ќе долго тебе молоть-то осталось.

я посмотрел на якименко. якименко ответил подгон€ющим УЌу!Ф.

» вот из моих уст полились уточнени€ пунктов договора, календарные сроки, коэффициент выполнени€, контрольные тройки, буксир отстающих, социалистическое совместительство лагерной общественности, выдвиженчество лучших ударников...

Ѕоюсь, что из всей этой абракадабры читатель не поймет ничего. »мею также основание полагать, что в ней вообще никто ничего не понимает. Ќа извилистых пут€х генеральной линии и п€тилеток все это обрело смысл и характер формул знахарского заговора или завываний €кутского шамана. ƒолжно действовать на эмоции. ƒумаю, что действует. ѕосле получаса таких заклинаний мне лично хочетс€ кому-нибудь набить морду.

ѕодымаю голову, мельком смотрю на якименко, на его лице Ч насмешка. ƒовольно демонстративна€, но не лишенна€ некоторой заинтересованности.

Ч Ќо помимо аппарата самого ”–„, Ч продолжаю €, Ч есть и низовой аппарат колонн, лагпунктов, бараков. ќн, извините за выражение, не годитс€ ни к ... (≈сли якименко выражалс€ не вполне литературными формулировками, то в данном случае и мне не следует блюсти излишнюю pruderie). Ћюди новые, не всегда грамотные и совершенно не в курсе элементарнейших технических требований учетно-распределительской работы. ѕоэтому в первую голову мы, аппарат ”–„, должны вз€тьс€ за них.   каждой группе работников должен быть прикреплен известный лагпункт.  аждый работник должен ознакомить соответственных низовых работников с техникой работы. “оварищ —тародубцев, как наиболее старый и опытный из работников ”–„, не откажетс€, конечно, (в глазах —тародубцева вспыхивает мат).  аждый из нас должен дать несколько часов своей работы (√осподи, кака€ чушь! » так работают часов по 17). Ќужно отпечатать на пишущей машинке или на гектографе элементарнейшие инструкции.

я чувствую, что еще несколько уточнений и конкретизации, и € начну молоть окончательный вздор. я умолкаю.

Ч ¬ы кончили, товарищ... ?

Ч —олоневич, Ч подсказал Ѕого€вленский.

Ч ¬ы кончили, товарищ —олоневич?

Ч ƒа, кончил, гражданин начальник.

Ч Ќу, что ж. Ёто более или менее конкретно. ѕредлагаю избрать комиссию дл€ проработки. ¬ составе: —олоневич, Ќаседкин. Ќу, кто еще? Ќу, вот вы, —тародубцев. —рок Ч два дн€.  ончаем. ”же четыре часа.

¬ыборы a la soviet кончены. ћы выходим на двор, в тощие сугробы. √олова кружитс€, и ноги подкашиваютс€. ’очетс€ есть, но есть решительно нечего. » за всем этим Ч сознание, что как-то, еще не вполне €сно, как, но все же в борьбе за жизнь, в борьба против актива, третьей части и стенки кака€-то позици€ захвачена.

Ѕј–»Ќ Ќјƒ≈¬ј≈“ Ѕ≈Ћџ≈ ѕ≈–„ј“ »

Ќа другой же день —тародубцев гл€дел окончательным волком. ƒаже сознание того, что где-то в джунгл€х третьей части Упрорабатываетс€Ф его донос, не было достаточно дл€ его полного удовлетворени€.

ћой Урабочий кабинетФ имел такой вид.

¬ углу комнаты табуретка. я сижу на полу, на полене. Ќадо мною, на полках, вокруг мен€ на полу и передо мною на табуретке Ч все мои дела; их уже пудов п€тьдес€т. ѕ€тьдес€т пудов пестрой бумаги, символизирующей сорок п€ть тыс€ч человеческих жизней.

ѕроход€ мимо моего УстолаФ, —тародубцев с демонстративной небрежностью задевает табуретку ногой, и мои дела разлетаютс€ по полу. я встаю с окончательно сформировавшимс€ намерением сокрушить —тародубцеву челюсть. ¬ этом христианском порыве мен€ останавливает голос якименко:

Ч “ак вот он где. я оборачиваюсь.

Ч ѕослушайте, куда вы к черт€м запропастились? »щу его по всем закоулкам ”–„. Ќе така€ уж миниатюрна€ фигура. ј вы вот где приткнулись. „то это? ¬ы здесь и работаете?

Ч ƒа, Ч уныло иронизирую €. Ч ёрисконсультский и планово-экономический отдел.

Ч Ќу, это безобразие! Ќе могли себе стола найти?

Ч ƒа все уж разобрано.

Ч Tarde venientibus Ч полень€, Ч щеголевато иронизирует якименко. Ѕывает и так, что Ч tarde venientibus Ч полень€ми.

якименко понимающим взором окидывает сцену Ч перевернутую табуретку, разлетевшиес€ бумаги, мен€, —тародубцева и наши обоюдные позы и выражени€ лиц.

Ч Ѕезобразие все-таки. ѕередайте Ѕого€вленскому, что € приказал найти вам и место, и стул, и стол. ј пока пойдемте ко мне домой. ћне с вами кое о чем поговорить нужно.

Ч —ейчас, € только бумаги с полу подберу.

Ч Ѕросьте. —тародубцев подберет. —тародубцев, подберите.

— искаженным лицом —тародубцев начинает подбирать. ћы с якименко выходим из ”–„.

Ч ¬от идиотска€ погода, Ч говорит якименко тоном, предполагающим мою сочувственную реплику. я подаю сочувственную реплику. –азговор начинаетс€, так сказать, в светских тонах; погода, еще о художественном театре начнет говорить.

Ч я где-то слыхал вашу фамилию. Ёто не ваши книжки по туризму?

Ч ћои.

Ч Ќу, вот. ќчень при€тно. “ак что мы с вами, так сказать, товарищи по призванию. ¬ этом году собираюсь по —ванетии.

Ч ѕодход€щие места.

Ч ¬ы как шли? — севера? „ерез ƒонгуз-ќрун?

Ќу, чем не черные тюльпаны?

» так шествуем мы, обсужда€ прелести маршрутов ¬ольной —ванетии. Ќавстречу идет начальник третьей части. ќн почтительно берет под козырек. якименко останавливает его.

Ч Ѕудьте добры мне на шесть вечера машину.  стати, вы знакомы?

Ќачальник третьей части мнетс€.

Ч Ќу, так позвольте вас познакомить. Ёто наш известный туристский де€тель, тов. —олоневич. Ѕудет вам читать лекции по туризму. Ёто...

Ч ƒа, € уже имею удовольствие знать товарища Ќепомн€щего.

“оварищ Ќепомн€щий берет под козырек, щелкает шпорами к прот€гивает мне руку. ¬ этой руке Ч донос —тародубцева, эта рука собираетс€ поставить мен€ к стенке. я тем не менее пожимаю ее.

Ч Ќужно будет устроить собрание наших работников. ¬ольнонаемных, конечно. “ов. —олоневич прочтет нам доклад об экскурси€х по  авказу.

Ќачальник третьей части оп€ть щелкает шпорами.

Ч ќчень будет при€тно послушать.

Ќа всю эту комедию € смотрю с несколько запутанным чувством.

...ѕриходим к якименко. Ѕольша€ чиста€ комната. якименко снимает шинель.

Ч –азрешите, пожалуйста, товарищ —олоневич, € сниму сапоги и прил€гу.

Ч ѕожалуйста, Ч запинаюсь €.

Ч ”же две ночи не спал вовсе.  аторжна€ жизнь.

ѕотом, как бы спохватившись, что уж ему-то и в моем-то присутствии о каторжной жизни говорить вовсе уж не удобно, поправл€етс€.

Ч  аторжна€ жизнь выпала на долю нашему поколению.

я отвечаю весьма неопределенным междометием.

Ч Ќу, что ж, товарищ —олоневич. “уризм Ч туризмом, но нужно и к делам перейти. я настораживаюсь.

Ч —кажите мне откровенно. «а что вы, собственно сидите?

я схематически объ€сн€ю: работал переводчиком, св€зь с иностранцами, оппозиционные разговоры.

Ч ј сын ваш?

Ч ѕо форме Ч за то же самое. ѕо существу Ч дл€ компании.

Ч Ќ-да. »ностранцев лучше обходить сторонкой. Ќу, ничего. ќсобенно унывать нечего. ¬ лагере культурному человеку, особенно если с головой, не так уж плохо. Ч якименко улыбнулс€ не без некоторого цинизма. Ч ѕо существу не така€ уж жизнь и на воле.  онечно, первое врем€ т€жело. Ќо люди ко всему привыкают. », конечно, восьми лет вам сидеть не придетс€. я благодарю якименко за утешение.

Ч “еперь дело вот в чем. —кажите мне откровенно, какого вы мнени€ об аппарате ”–„?

ћне нет никакого смысла скрывать это мнение.

Ч ƒа, конечно. Ќо что поделаешь? ƒругого аппарата нет. я надеюсь, что вы поможете мне его наладить. ¬от вы вчера говорили об инструкци€х низовым работникам. я вас дл€ этого, собственно говор€ и побеспокоил. —делаем вот что. я вам расскажу, в чем заключаетс€ работа всех звеньев аппарата, а вы на основании этого напишете этакие инструкции. “ак, чтобы было коротко и €сно самым дубовым мозгам. ѕишите вы, помнитс€, недурно.

я скромно склон€ю голову.

Ч Ќо, видите ли, товарищ якименко, € боюсь что на мою помощь трудно рассчитывать. «десь пустили сплетню, что € украл и сжег несколько дес€тков дел, и € ожидаю...

я смотрю на якименку и чувствую, как внутри что-то начинает вздрагивать.

Ќа лице якименки по€вл€етс€ вчерашн€€ презрительна€ гримаса.

Ч јх, это? ѕлюньте.

ћысли и ощущени€ лет€т стремительной путаницей. ≈ще вчера была почти полна€ безвыходность. —егодн€ Ч плюньте. якименко не врет, хот€ бы потому, что врать у него нет никакого основани€. Ќеужели, это в самом деле Ўпигель? ѕапироска в руках дрожит мелкой дрожью. я опускаю ее под стол.

Ч ¬ данных услови€х не так легко плюнуть. я здесь человек новый.

Ч „епуха все это. я этот донос... это дело видал. —апоги в см€тку. ѕросто —тародубцев пропустил все сроки, запуталс€ и кинул все печку. я его знаю. ¬здор. я это дело прикажу ликвидировать.

¬ голове становитс€ как-то покойно и пусто. ƒаже нет особого облегчени€. „то-то вроде растер€нности.

Ч –азрешите вас спросить, товарищ якименко, Ч почему вы поверили, что это вздор?

Ч Ќу, знаете ли. ¬идал же € людей. „тобы человек вашего типа, кстати и ваших статей, Ч улыбнулс€ якименко, Ч стал покупать месть какому-то несчастному —тародубцеву ценой примерно... сколько это будет? “ам, кажетс€, семьдес€т дел. ƒа? Ќу, так значит, в сумме лет сто лишнего заключени€. —огласитесь сами, непохоже.

Ч ћне очень жаль, что вы не вели моего дела в √ѕ”.

Ч ¬ √ѕ” Ч другое. „аю хотите?

ѕринос€т чай, с лимоном, сахаром и печеньем.

¬ срывах и взлетах советской жизни, где срыв Ч это смерть, а взлет Ч немного тепла, кусок хлеба и несколько минут сознани€ безопасности, € сейчас чувствую себ€ на каком-то взлете, несколько фантастическом.

¬озвращаюсь в ”–„ в каком-то тумане. Ќа улице уже темновато. ћен€ окликает резкий, почти истерический, вопросительный возглас ёры:

Ч ¬атик? “ы?

я оборачиваюсь.  о мне бегут ёра и Ѕорис. ѕо лицам их € вижу, что что-то случилось. „то-то очень тревожное.

Ч „то, ¬а, выпустили?

Ч ќткуда выпустили?

Ч “ы не был арестован?

Ч » не собиралс€, Ч неудачно иронизирую €.

Ч ¬от, сволочи! Ч с сосредоточенной €ростью и вместе с тем с каким-то мне еще не пон€тным облегчением говорит ёра. Ч ¬от, сволочи!

Ч ѕодожди, ёрчик, Ч говорит Ѕорис. Ч ∆ив, и не в третьей части, и слава “ебе, √осподи. ћне в ”–„ —тародубцев и прочие сказали, что ты арестован самим якименкой, начальником третьей части и патрул€ми.

Ч —тародубцев сказал?

Ч ƒа.

” мен€ к горлу подкатывает острое желание обн€ть —тародубцева и прижать его так, чтобы и руки и грудь чувствовали, как медленно хрустит и лопаетс€ его позвоночник. „то должны были пережить и ёра и Ѕорис за те часы, что € сидел у якименки, пил чай и вел хорошие разговоры?

Ќо ёра уже дружественно тычет мен€ кулаком в живот, а Ѕорис столь же дружественно обнимает мен€ своей пудовой лапой. ” ёры в голосе слышны слезы. ћы торжественно в полутьме вечера целуемс€, и мен€ охватывает огромное чувство и нежности и уверенности. ¬от здесь два самых моих близких и родных человека на этом весьма неуютно оборудованном земном шаре. » неужели же мы, при нашей спайке, при абсолютном Увсе за одного, и один за всехФ пропадем? Ќет, не может быть. Ќет, не пропадем!

ћы тискаем друг друга и говорим разные слова, милые, ласковые и совершенно бессмысленные дл€ вс€кого постороннего уха, наши семейные слова. » как будто тот факт, что € еще не арестован, что-нибудь предрешает дл€ завтрашнего дн€; ведь, ни Ѕорис, ни ёра о €кименковском УплюньтеФ не знают еще ничего. ¬прочем, здесь действительно carpe diem: сегодн€ живы и то слава Ѕогу.

я торжественно высвобождаюсь из братских и сыновних тисков и столь же торжественно провозглашаю.

Ч ј теперь, милостивые государи, последн€€ сводка с фронта победы Ч Ўпигель.

Ч ¬атик, всерьез? „естное слово?

Ч “ы, ¬а, в самом деле, не трепли зр€ нервов, Ч говорит Ѕорис.

Ч я совершенно всерьез. Ч и € рассказываю весь разговор с якименкой.

Ќовые тиски, и потом ёра тоном полной непогрешимости говорит:

Ч Ќу, вот. я ведь теб€ предупреждал. ≈сли совсем плохо, то Ўпигель какой-нибудь должен же по€витьс€, иначе как же.

”вы, со многими бывает и иначе.

...–азговор с якименкой, точно списанный со страниц Ўехерезады, сразу ликвидировал все: и донос и третью часть и перспективы Ч или стенки или побега на верную гибель, активистские поползновени€ и большую часть работы в урчевском бедламе.

¬ечерами вместо того, чтобы коптитьс€ в махорочных туманах ”–„, € сидел в комнате якименки, пил чай с печеньем и выслушивал €кименковские лекции о лагере. »х теоретическа€ часть в сущности ничем не отличалась от того, что мне в теплушке рассказывал уголовный коновод ћихайлов. Ќа основании этих сообщений € писал инструкции. якименко предполагал издать их дл€ всего ЅЅ  и даже предложить √улагу.  ак € узнал впоследствии, он так и поступил. јвторска€ подпись была, конечно, его. —кромный капитал своей корректности и своего печень€ он затратил не зр€.

 

Ѕјћ Ч Ѕј… јЋќ-јћ”–— јя ћј√»—“–јЋ№

ћј– ќ¬»„ ѕ≈–≈ ќ¬џ¬ј≈“—я

Ўагах в двухстах от ”–„ сто€ла стара€, схиливша€с€ на бок бревенчата€ избушка. ¬ ней помещалась редакци€ лагерной газеты УѕерековкаФ, с ее редактором ћарковичем, поэтом и единственным штатным сотрудником “рошиным, наборщиком ћишей и старой, разболтанной бостонкой.  огда мне удавалось вырватьс€ из ”рчевского бедлама, € ныр€л в низенькую дверь избушки и отводил там свою наболевшую душу. “ам можно было посидеть полчаса-час вдали от ”рчевского мата, прочесть московские газеты и почерпнуть кое-что из житейской мудрости ћарковича.

ќ лагере ћаркович знал все. Ёто был благодушный американизированный еврей из довоенной еврейской эмиграции в јмерику.

Ч ≈сли вы в вашей жизни не видали насто€щего идиота, так смотрите, пожалуйста, на мен€.

я смотрел. Ќо ни в плюгавой фигурке ћарковича, ни в его устало насмешливых глазах не было ничего особенно идиотского.

Ч ј вы такой анекдот о еврее гермафродите знаете? Ќет? “ак € вам расскажу.

јнекдот дл€ печати не пригоден. ћаркович же лет семь тому назад перебралс€ сюда из јмерики. Ућне, видите ли, кусочек социалистического ра€ пощупать захотелось. ј?  ак вам это нравитс€? Ќу, не идиот?

Ѕыло у него 27.000 долларов, собранных на ниве какой-то комиссионерской де€тельности. —амо собою разумеетс€, что на советской границе ему эти доллары обмен€ли на советские рубли, не известно уже, какие именно, но, конечно, по паритету рубль Ч за 50 центов.

Ч Ќу, вы понимаете, тогда € совсем, как баран был. —ловом, обмен€ли. ѕотом обложили. ѕотом снова обложили так, что € пришел в финотдел и спрашиваю: так сколько же вы мне самому оставить собираетесь Ч € уже не говорю в долларах, а хот€ бы в рубл€х. »ли мне, может быть, к своим деньгам еще и приплачивать придетс€? Ќу, они мен€ выгнали вон.  ороче говор€, у мен€ уже через полгода ни копейки не осталось. „иста€ работа. ’е. Ќичего себе, шуточки Ч 27 тыс€ч долларов!

—ейчас ћаркович редактировал УѕерековкуФ . ѕерековка Ч это лагерный термин, обозначающий перевоспитание, перековку вс€кого рода правонарушителей в честных советских граждан. ѕредполагаетс€, что советска€ карательна€ система построена не на наказании, а на перевоспитании человеческой психологии, и что вот этакий каторжный лагерный труд в голоде и холоде возбуждает у преступников творческий энтузиазм, пафос построени€ бесклассового социалистического общества; и что проработав этаким способом лет шесть-восемь, человек, ежели не подохнет, вернетс€ на волю, исполненный трудовым рвением и коммунистическими инстинктами. УѕерековкаФ в кавычках была призвана славословить перековку без кавычек.

Ќужно отдать справедливость, УѕерековкаФ даже и по советским масштабам была потр€сающе паршивым листком. ≈е содержание сводилось к двум моментам: энтузиазм и доносы. Ёнтузиазм испущал сам ћаркович, дл€ доносов существовала сеть лагкоров Ч лагерных корреспондентов, котора€ вынюхивала вс€кие позор€щие факты на счет недовыработки норм, полового сожительства, контрреволюционных разговоров, выпивок, соблюдени€ религиозных обр€дов, отказов от работы и прочих грехов лагерной жизни.

Ч ¬ы знаете, »ван Ћукь€нович, Ч говорил ћаркович, задумчиво взира€ на свое творение, Ч вы мен€ извините за выражение, но такой газеты в приличной стране и в уборную не повес€т.

Ч “ак бросьте ее к черту!

Ч ’е. ј что € буду без нее делать? Ќадо же мне свой срок отрабатывать. –аз уже € попал в социалистический рай, так нужно быть социалистическим св€тым. «десь же вам не јмерика. Ёто € уже знаю Ч за эту науку € заплатил тыс€ч тридцать долларов и п€ть лет каторги. » еще лет п€ть осталось сидеть. ѕочему € должен быть лучше √орького? —кажите, кстати, вот вы недавно с воли, ну, что такое √орький? ¬едь, это же писатель?

Ч ѕисатель, Ч подтверждаю €.

Ч Ёто же все-таки не кака€-нибудь совсем сволочь; ну, € понимаю Ч €. “ак € ведь на каторге. „то € сделаю? » вы знаете, возьмите ћедгорскую УѕерековкуФ (центральное издание в ћедгоре), так она, ей Ѕогу, еще хуже моей. Ќу, конечно. » € уже не краснею. Ќо все-таки € стараюсь, чтобы мо€ УѕерековкаФ ну... не очень уж сильно вон€ла...  акие-нибудь там доносы, если они вредные, так € их не пускаю, ну и все такое. “ак € Ч каторжник. ј √орький? ¬ чем дело с √орьким? „то, у него денег нет? »ли он на каторге сидит? ќн же старый человек, зачем ему в проститутки идти?

Ч ћожно допустить, что он верит во все, что пишет. ¬от вы ведь верили, когда сюда ехали.

Ч Ќу, это вы оставьте. я верил ровно два дн€,

Ч ƒа. ¬ы верили, пока у вас не отн€ли денег. √орький не верил, пока ему не дали денег. ƒеньги определ€ют бытие, а бытие определ€ет сознание. Ч иронизирую €.

Ч √м. “ак вы думаете, деньги? —лава? –еклама? Ќе знаю. “олько, вы знаете, когда € начал редактировать эту УѕерековкуФ, так мне сначала было стыдно по лагерю ходить. ѕотом ничего, привык. ј за √орького, так мне до сих пор стыдно.

Ч Ќе вам одному.

¬ комнатушку ћарковича, в которой сто€ла даже кровать, неслыханна€ роскошь в лагере, удирал из ”–„ ёра, забегал с ѕогры Ѕорис. «атапливали печку. ћы с ћарковичем сворачивали по грандиозной козьей ножке, гасили свет, чтобы со двора даже через заклеенные бумагой окна ничего не было видно, усаживались Уу каминаФ и отводили душу.

Ч ј вы говорите, лагерь, Ч начинал ћаркович, пуска€ в печку клуб махорочного дыма. ј кто в ћоскве имеет такую жилплощадь, как € в лагере? я вас спрашиваю, кто? Ќу, —талин. Ќу, еще тыс€ча человек. я имею отдельную комнату. я имею хороший обед. Ќу, конечно, по блату, но имею. ј что вы думаете, если мне завтра нужны новые штаны, так € штанов не получу? я их получу. Ќе может же советское печатное слово ходить без штанов. » потом, вы мен€ слушайте, товарищи, € ей Ѕогу, стал умный; знаете, что в лагере совсем-таки хорошо? «наете? Ќет? “ак € вам скажу. Ёто Ч √ѕ”.

ћаркович обвел нас победоносным взгл€дом.

Ч ¬ы не смейтесь. ¬от вы сидите в ћоскве, у вас начальство Ч раз, профсоюз Ч два, ком€чейка Ч три, домком Ч четыре, жилкооп Ч п€ть, √ѕ” Ч и шесть, и семь, и восемь. —кажите, пожалуйста, что вы, живой человек или протоплазма ? ј если вы живой человек, так как вы можете разорватьс€ на дес€ть частей? Ќачальство требует одно, профсоюз требует другое, домком же вам вообще жить не дает. √ѕ” ничего не требует и ничего не говорит, и ничего вы о нем не знаете. ѕотом раз Ч и летит »ван Ћукь€нович, ну вы знаете, куда. “еперь возьмите в лагере. »льиных Ч начальник отделени€. ќн Ч мое начальство, он Ч мой профсоюз, он Ч мое √ѕ”, он мой царь, он мой Ѕог. ќн может со мною сделать все, что захочет. Ќу, конечно, хорошенькой женины он из мен€ сделать не может. Ќо, скажем, он из мен€ может сделать не мужчину; вот посидите вы с годик на Ћеской речке, так € посмотрю, что от такого буга€, как вы, останетс€. Ќо, спрашиваетс€, зачем »льиных гноить мен€ а Ћесной –ечке или мен€ расстреливать? я знаю, что ему от мен€ нужно. ≈му нужен энтузиазм Ч на тебе энтузиазм. ¬от постойте, € вам прочту. ћаркович поворачиваетс€ и извлекает откуда-то из-за спины со стола клочок бумаги с отпечатанным на нем заголовком.

Ч ¬от, послушайте: Уќгненным энтузиазмом ударники Ѕелморстро€ поджигают большевицкие темпы ѕодпорожь€Ф. „то, плохо?

Ч Ќ-да. «аворочено здорово, Ч с сомнением окликаетс€ Ѕорис. Ч “олько вот насчет УполагаютФ Ч как-то не тово.

Ч Ќе тово? »льиных нравитс€? Ќравитс€. Ќу и черт с ним, с вашим Уне товоФ. „то вы думаете, € в нобелевскую премию лезу? ћне дай Ѕог из лагер€ вылезти. “ак вот € вам и говорю. ≈сли вам в ћоскве нужны штаны, так вы идете в профком и кл€нчите ордер. “ак вы этого ордера там не получаете. ј если получаете ордер, так не получаете штанов. ј если вы такой счастливый, что получаете штаны, так или не тот размер или на зиму Ч летние, а на лето Ч зимние. —ловом, это вам не штаны, а болезнь. ј € приду к »льных, он мне записку Ч и кончено. ћаркович ходит в штанах и не конфузитс€. » никакого √ѕ” € не боюсь. ¬о-первых, € все равно уже в лагере, так мне вообще более или менее наплевать. ј во-вторых, лагерное √ѕ” Ч это сам »льиных. ј € его вижу, как облупленного. ¬ы знаете, если уж непременно нужно, чтобы было √ѕ”, так уж пусть оно будет у мен€ дома. я по крайней мере буду знать, с какой стороны оно кусаетс€, так € его с той самой стороны за п€ть верст обойду.

Ѕорис в это врем€ переживал т€жкие дни. ≈сли мне было тошно в ”–„, где загубленные человеческие жизни смотрели на мен€ только этакими растрепанными символами из €щиков с личными делами, то Ѕорису приходилось присутствовать при ликвидации этих жизней совсем в реальности, без вс€ких символов. Ћечить было почти нечем. » кроме того, ежедневно в санитарную ведомость лагер€ приходилось вписывать цифру, обычно однозначную, сообщаемую из третьей части и означающую число расстрел€нных. √де и как их расстреливали, официально оставалось неизвестным. ÷ифра эта проставл€лась в графу У”мершие вне лагерной чертыФ, и Ѕорис на соответственных личных карточках должен был изобретать диагнозы и писать exitus laetalis. Ёто были расстрелы втихомолку Ч самый распространенный вид расстрела в ———–.

Ѕорис Ч не из унывающих людей. Ќо и ему, видимо, становилось невмоготу. ќн пыталс€ вырватьс€ из санчасти, но врачей было мало, к его не пускали. ќн писал в УѕерековкуФ призывы насчет лагерной санитарии, ибо близилась весна, и что будет в лагере, когда растают все эти уборные, страшно было подумать. ћаркович очень хотел перетащить его к себе, чтобы иметь в редакции хоть одного грамотного человека; сам-то он в российской грамоте был не очень силен, но этот проект имел мало шансов на осуществление. » сам Ѕорис не очень хотел окунатьс€ в УѕерековкуФ, и статьи его приговора представл€ли весьма существенное преп€тствие.

Ч Ёх, Ѕорис Ћукь€нович и зачем вы занимались контрреволюцией? Ќу, что вам стоило просто зарезать человека? “огда вы были бы здесь социально близким элементом, и все было бы хорошо. Ќо статьи Ч это уж € устрою. ¬ы только из санчасти выкрутитесь... Ќу, € знаю как? Ќу дайте кому-нибудь вместо касторки стрихнина... Ќет ни касторки, ни стрихнина? Ќу, так что-нибудь в этом роде. ¬ы же врач, вы же должны знать. Ќу, отрежьте вместо отмороженной ноги здоровую. Ќичего вам не влетит, только с работы снимут, а € вас сейчас же устрою... Ќет, шутки Ч шутками, а надо же как-то друг другу помогать. Ќо только куда € дену “рошина? ¬едь он же у мен€ в самых глубоких печенках сидит.

“рошин был поэт колоссального роста и оглушительного баса. —вои неизвестные мне грехи он замаливал в стихах, исполненных нестерпимого энтузиазма. » кроме того Упригвождал к позорному столбуФ или, как говорил ћаркович, к позорным столбцам УѕерековкиФ вс€кого рода прогульщиков, ст€жателей, баптистов, отказчиков, людей, которые мол€тс€ и людей, которые Усожительствуют в половом отношенииФ Ч ну и прочих грешных мира сего. ќн был густо глуп и приводил ћарковича в отча€ние.

Ч Ќу, вы подумайте. Ќу, что € с ним буду делать? ¬чера было узкое заседание: якименко, »льиных, Ѕого€вленский Ч сама€, знаете, верхушка. » мы с ним от редакции были. Ќу, так что вы думаете? “ак он стал оп€ть про пламенный энтузиазм орать.  ак бык орет. я уж ему на ногу наступал: мне же не удобно, это же мой сотрудник.

Ч ѕочему же не удобно? Ч спрашивает ёра.

Ч ќх, как же вы не понимаете? ќб энтузиазме можно орать ну там в газете, ну на митинге. ј тут же люди свои. „то, они не знают? Ёто же вроде старорежимного молебна Ч никто не верит, а все ход€т. “акой пор€док.

Ч ѕочему же это, никто не верит?

Ч ќй, √осподи! „то, губернатор верил? »ли вы верили? ’от€ вы уже после молебнов родились. Ќу, все равно. —ловом, нужно же пон€ть, что если €, скажем, перед якименкой буду орать про энтузиазм, а в комнате никого больше нет, так якименко подумает, что или € дурак, или € его за дурака считаю. я потом “рошина спросил: так кто же, по его, больше дурак Ч якименко или он сам? Ќу, так он мен€ матом обложил. ј якименко мен€ сегодн€ спрашивает: что это у вас за... как это... ор€сина завелась? —кажите, кстати, что такое ор€сина?

я по мере возможности объ€снил.

Ч Ќу, вот.  онечно, ор€сина. ћало того, что он мен€ дискредитирует, так он мен€ еще закопает. я уже чувствую, что он мен€ закопает. Ќу, вот смотрите. ¬от его заметка. я ее, конечно, не помещу. ќн, видите ли, открыл, что завхоз сахар крадет. ј?  ак вам нравитс€ это открытие? ѕодумаешь, ’ристофор  олумб нашелс€. Ѕез него, видите ли, никто не знал, что завхоз не только сахар, а что угодно ворует. Ќо черт с ней, с заметкой. я ее не помещу Ч и точка. “ак этот, как вы говорите? ќр€сина? “ак эта ор€сина ходит по лагерю и, как бык, орет, какой € активный! я разоблачил завхоза, € открыл конкретного носител€ зла. я ему говорю: вы сами, товарищ “рошин, конкретный носитель идиотизма.

Ч Ќо почему же идиотизма?

Ч ќх, вы мен€, ёрочка, извините, только вы еще совсем молодой. ”ж раз он завхоз, так как же он может не красть?

Ч Ќо почему же не может?

Ч ¬ам все почему да почему. «наете, как у ќТ√енри: Уѕапа, а почему в дыре ничего нет?Ф ѕотому и нет, что она дыра. ѕотому он и крадет, что он завхоз. ¬ы думаете, что если к нему придет начальник лагпункта и скажет, дай мне два кила, так завхоз может ему не дать? »ли вы думаете, что начальник лагпункта пьет чай только со своим пайковым сахаром?

Ч Ќу, если не даст, снимут его с работы.

Ч ќх, € же вам говорю, что вы совсем молодой.

Ч —пасибо.

Ч Ќичего, не плачьте. ¬от еще поработаете в ”–„, так вы еще на пол-аршина вырастите. „то, вы думаете, что начальник лагпункта это такой же дурак, как “рошин? ¬ы думаете, что начальник лагпункта может устроить так, чтобы уволенный завхоз ходил по лагерю и говорил: вот € не дал сахару, так мен€ сн€ли с работы! ¬ы эти самые карточки в ”–„ видали? “ак вот, карточка завхоза попадет на первый же этап на ћорсплав или какую-нибудь там Ћесную –учку. Ќу, вы, веро€тно, знаете уже, как это делаетс€. “ак ночью завхоза разбуд€т, скажут: собирай вещи, а утром поедет себе завхоз к чертовой матери. “еперь пон€тно?

Ч ѕон€тно.

Ч ј если завхоз ворует дл€ начальника лагпункта, то почему он не будет воровать дл€ начальника ”–„? »ли, почему он не будет воровать дл€ самого себ€? Ёто же нужно понимать. ≈сли “рошин разор€етс€, что какой-то там урка филонит, а другой урка перековалс€, так от этого же никому ни холодно, ни жарко. » одному урке плевать: он всю свою жизнь филонит; и другому урке плевать: он всю свою жизнь воровал и завтра оп€ть проворуетс€. Ќу, а завхоз? я сам из-за этого дес€ть лет получил.

Ч “о есть, как так из-за этого?

Ч Ќу, не из-за этого. Ќу, в общем был заведующим мануфактурным кооперативом. “ак же тоже есть вроде нашего начальника лагпункта.  ак ему не дашь? ќдному дашь, другому дашь, а всем ведь дать нельз€. Ќу, € еще тоже молодой был. ’е. ƒаром, что в јмерике жил. Ќу, вот и дес€ть лет.

Ч », так сказать, не без греха?

Ч «наете что, »ван Ћукь€нович, чтобы доказать вам, что без греха Ч давайте чай пить с сахаром. ћишка сейчас чайник поставит. “ак вы увидите, что € перед вами не хочу скрывать даже лагерного сахара. “ак зачем же бы € стал скрывать нелегальную мануфактуру, за которую € все равно уже п€ть лет отсидел? „то, не видал € этой мануфактуры? я же из јмерики привез костюмов Ч на целую —ухаревку хватило бы. “еперь € живу без американских костюмов и без американских правил.  ак это говорит русска€ пословица: в чужой монастырь со своей женой не суйс€. “ак?  стати, о жене; мало того, что € дурак сюда приехал, так €, идиот, приехал сюда с женой.

Ч ј теперь ваша жена где?

ћаркович посмотрел в потолок.

Ч ¬ы знаете, ».Ћ., зачем спрашивать о жене человека, который уже шестой год сидит в концлагере? ¬от € через п€ть лет о вашей жене спрошу.

ћ»Ў»Ќј  ј–№≈–ј

ћиша принес чайник, наполненный снегом и поставил его на печку.

Ч ¬от вы этого парн€ спросите, что он о нашем поэте думает. Ч сказал ћаркович по-английски.

ѕриладив чайник на печку, ћиша стал запихивать в нее бревно, спертое давеча из разоренной карельской избушки.

Ч Ќу, как вы, ћиша, с “рошиным уживаетесь? Ч спросил €.

ћиша подн€л на мен€ свое вихрастое, чахоточное лицо.

Ч ј что мне с ним уживатьс€? Ѕревно и бревно. ¬от только в третью часть бегает.

ћиша был парнем великого спокойстви€. ѕосле того, что он видел в лагере, мало осталось в мире вещей, которые могли бы его удивить.

Ч ¬от тоже, Ч прибавил он, помолчавши. Ч ѕриходит давеча сюда, никого не было, только €. “ы, говорит, ћиша, посмотри, что с теб€ советска€ власть сделала. Ѕыл ты, говорит, ћиша, беспризорным. Ѕыл ты, говорит, ћиша, преступным элементом. ј вот теб€ советска€ власть в люди вывела, наборщиком сделала.

ћиша замолчал, продолжа€ ковыр€тьс€ в печке.

Ч Ќу, так что?

Ч „то? —укин он сын, вот что.

Ч ѕочему же сукин сын? ћиша снова помолчал.

Ч ј беспризорником-то мен€ кто сделал? ѕапа и мама? ј от кого у мен€ чахотка третьей степени? “оже награда, подумаешь. „ерез полгода выпускают, а мне всего год жить осталось. „то а он, сукин сын, мен€ агитирует? „то он с мен€ дурака разыгрывает?

ћиша был парнем лет двадцати, тощим, бледным, вихрастым. ќтец его был мастером на николаевском судостроительном заводе. Ѕыл свой домик, мать, сестры. ћать померла, отец повесилс€, сестры смылись, не известно, куда. —ам ћиша пошел Упо всем дорогамФ, попал в лагерь, а в лагере лопал на лесозаготовки.

Ч  ак доставили мен€ на норму, тут вижу €, здоровые мужики, привычные и то не выт€гивают. ј куда же мне? Ќа мен€ дунь Ч свалюсь. Ѕилс€ €, билс€, да так и попал за филонство в изол€тор, на 200 грамм хлеба в день и ничего больше. Ќу, там бы € и загиб, да, спасибо, один старый соловчанин подвернулс€, так он мен€ научил, чтобы воды не пить. ѕотому от голода опухлость по всему телу идет. ќт голода пить хочетс€, а от воды опухлость еще больше. ¬от, как она до сердца дойдет, тут значит и крышка. Ќу, € пил совсем помалу. “ак по полстакана в день. ќднако, нога в штанину уже не влезала. ѕосидел € так мес€ц, другой. Ќу, вижу, пропадать приходитс€, никуда не денешьс€. ƒа спасибо, начальник добрый попалс€. ¬ызывает мен€. “ы, говорит, филон. “ы, говорит, работать не хочешь; € теб€ на корню сгною. я ему говорю, вы, гражданин начальник, только на мои руки посмотрите.  уда же мне с такими руками семь с половиной кубов напилить и нарубить. ћне, говорю, все одно погибать Ч чи так, чи так. Ќу, пожалел, перевел в слабосилку.

»з слабосилки ћишу выт€нул ћаркович, обучил его наборному ремеслу, и с тех пор ћиша пребывает при нем неотлучно.

Ќо легких у ћиши практически уже почти нет. Ѕорис его общупывал и обстукивал, снабжал его рыбьим жиром. ћиша улыбалс€ своей тихой улыбкой и говорил:

Ч —пасибо, Ѕ.Ћ., вы уж кому-нибудь другому лучше дайте. ћне это все одно уж поздно. ѕотом € как-то подсмотрел такую сценку. —идит ћиша на крылечке своей УтипографииФ в своем рваном бушлатишке, весь зеленый от холода. ћежду его колен€ми стоит местна€ деревенска€ Увольна€Ф девчушка, лет этак дес€ти, рвана€, голодна€ и боса€. ћиша осторожненько наливает драгоценный рыбий жир на ломтик хлеба и кормит этими бутербродами девчушку. ƒевчушка глотает жадно, почти не пережевыва€ и в промежутках между глотками скулит:

Ч ƒ€денька, а ты мне с собой хлебца дай.

Ч Ќе дам. я знаю, ты матке отдашь. ј матка у теб€ стара€. ≈й, что мне, все равно помирать. ј ты вот кормитьс€ будешь Ч больша€ вырастешь. Ќа, ешь.

Ѕорис говорил ћише вс€кие хорошие вещи о пользе глубокого дыхани€, о солнечном свете, о силах молодого организма Ч лечение, так сказать, симпатическое, внушением. ћиша благодарно улыбалс€, но как-то наедине, застенчиво и запина€сь, сказал мне:

Ч ¬от, хорошие люди и ваш брат и ћаркович. ƒушевные люди. “олько зр€ они со мною возжаютс€.

Ч ѕочему же, ћиша, зр€?

Ч ƒа € же через год все равно помру. ћне тут старый доктор один говорил. –азве ж с моей грудью можно выжить здесь? Ќа воле, вы говорите? ј что на воле? ћожет, еще голоднее будет, чем здесь. «наю € волю. ƒа и куда € там пойду? » вот ћаркович. ƒушевный человек. “олько вот, если бы он тогда мен€ из слабосилки не выт€нул, € бы уже давно помер. ј так вот еще мучаюсь. » еще с годик придетс€ помучитьс€.

¬ тоне ћиши был упрек ћарковичу. ѕочти такой же упрек только в еще более трагических обсто€тельствах пришлось мне услышать, на этот раз по моему адресу, от профессора јвдеева. ј ћиша в мае помер. √ода промучитьс€ еще не пришлось.

ЌјЅј“

“ак мы проводили наши редкие вечера у печки товарища ћарковича, то опуска€сь в философские глубины, то возвраща€сь к прозаическим вопросам о лагере, о еде, о рыбьем жире. ¬ эти времена рыбий жир спасал нас от окончательного истощени€. ≈сли дл€ среднего человека канцел€рска€ кухн€ означала стабильное недоедание, то, скажем, дл€ ёры с его растущим организмом и п€тью с половиной пудами весу, лагерное меню грозило полным истощением. ¬с€кими правдами и неправдами (преимущественно, конечно, неправдами) мы добывали рыбий жир и делали так: в миску крошилось с полфунта хлеба и наливалось с полстакана рыбьего жиру. Ёто казалось необыкновенно вкусным; в такой степени, что ёра проектировал, когда переберемс€ за границу, об€зательно будем устраивать себе такой пир каждый день.  огда перебрались, попробовали. Ќичего не вышло.

  этому времени горизонты наши про€снились, будущее стало казатьс€ полный надежд, и мы, изредка выход€ на берег —вири, огл€дывали прилегающие леса и вырабатывали планы переправы через реку, на север, в обход Ћадожского озера Ч тот приблизительно маршрут, по которому впоследствии пришлось идти Ѕорису... ¬се казалось прочным и урегулированным.

ќднажды мы сидели у печки ћарковича. —ам он где-то моталс€ по редакционно-агитационным делам. ѕоздно вечером он вернулс€, погрел у огн€ изз€бшие руки, выгл€нул в соседнюю дверь, в наборную и таинственно сообщил:

Ч —овершенно секретно: едем на Ѕјћ. ћы, разумеетс€, ничего не понимали.

Ч Ќа Ѕјћ. Ќа Ѕайкало-јмурскую магистраль. Ќа ƒальний ¬осток. —тратегическа€ стройка. —вирьстрой к черту. ѕодпорожье к черту. ¬се отделени€ сворачиваютс€. ¬се, до последнего человека Ч на Ѕјћ.

ѕо душе пробегал какой-то еще не определенный холодок. ¬от и поворот судьбы лицом к деревне. ¬от и мечты, планы, маршруты и Упочти обеспеченное бегствоФ. ¬се это летело в таинственную и жуткую неизвестность этого набатного звука Ѕјћ. „то же дальше?

ƒальнейша€ информаци€ ћарковича была несколько сбивчива. Ќачальником отделени€ получен телеграфный приказ о немедленной, в течение двух недель, переброске не менее 35.000 заключенных со —вирьстро€ на Ѕјћ. Ѕудут брать, видимо, не всех, но кого именно Ч неизвестно. Ќе очень известно, что такое Ѕјћ. Ќе то стройка второй колеи јмурской железной дороги, не то новый путь от северной оконечности Ѕайкала по параллели к ќхотскому морю. » то и другое приблизительно одинаково скверно. Ќо хуже всего дорога. Ќе меньше двух мес€цев езды.

я вспомнил наши кошмарные п€ть суток этапа от Ћенинграда до —вири, помножил эти п€ть суток на 12 и получил результат, от которого по спине поползли мурашки. ƒва мес€ца! ƒа кто же это выдержит? ћаркович казалс€ пришибленным, да и все мы чувствовали себ€ придавленными этой новостью.  аким-то еще не снившимс€ кошмаром вставали эти шестьдес€т суток заметенных пургой полей, лед€ного ветра, прорывающегос€ в дыры теплушек холода, голода, жажды. » потом Ѕјћ.  акие-то €кутские становища в страшной «абайкальской тайге. Ќовостройки на трупах.  ак было на канале, о котором один старый беломорстроевец говорил мне: У“ут, братишка, на этих самых плотинах больше людей в землю вогнано, чем бревен...Ф

ќставалс€, впрочем, маленький просвет: эвакуационным директором ѕодпорожь€ назначалс€ якименко. ћожет быть, тут удастс€ что-нибудь скомбинировать. ћожет быть, оп€ть какой-нибудь Ўпигель подвернетс€. Ќо мне все эти просветы были не€сны и нереальны. Ѕјћ же вставал перед нами зловещей и реальной массой, навалившейс€ на нас так же внезапно, как чекисты в вагоне номер 13.

«ј–≈¬ќ

—овершенно секретна€ информаци€ о Ѕјће на другой день стала известна всему лагерю. ѕочти п€тидес€титыс€чна€ Утрудова€Ф арми€ стала, как вкопанна€. Ѕыл какой-то момент нерешительности, колебани€, и потом все сразу полетело ко всем черт€м.

¬ тот же день, когда ћаркович ошарашил нас этим Ѕјћом. из Ћенинграда, ѕетрозаводска и ћедвежьей √оры в ѕодпорожье прибыли и новые части войск √ѕ”. Ћагерные пункты были окружены плотным кольцом √ѕ”ских застав и патрулей.  остры этих застав окружали ѕодпорожье заревом небывалых пожаров. ƒвижение между лагерными пунктами было прекращено. ѕо вс€кой человеческой фигуре, показывающейс€ вне дорог, заставы и патрули стрел€ли без предупреждени€. “аким образом, в частности, было убито дес€тка полтора местных кресть€н, но в общих издержках революции эти трупы, разумеетс€, ни в какой счет не шли.

Ќад тыс€чами метров развешенных в бараках и на бараках, прот€нутых над лагерными улицам полотнищ с лозунгами о перековке и переплавке, строительстве социализма и бесклассового общества, о мировой революции труд€щихс€ и о прочем; над всеми нами, над всем лагерем точно повис багровой спиралью один единственный невидимый, но самый действенный Ч все равно пропадать.

–аботы в лагере были брошены все. Ќа местах работ были брошены топоры, пилы, ломы, лопаты, сани. ¬ ужасающем количестве по€вились саморубы. —тарые лагерники, зна€, что значит двухмес€чный этап, рубили себе кисти рук, ступни, колени, лишь бы только попасть в амбулаторию и отвертетьс€ от этапа. Ќачались совершенно бессмысленные кражи и налеты на склады и магазины. Ћюди пытались попасть в штрафной изол€тор и под суд, лишь бы уйти от этапа. Ќо саморубов приказано было в амбулаторию не принимать, налетчиков стали расстреливать на месте,

УѕерековкаФ вышла с аншлагом в том энтузиазме, с которым Уударники —вирьстро€ будут поджигать большевицкие темпы ЅјћаФ, о великой чести, выпавшей на долю бамовских строителей и Ч что было хуже всего Ч о льготах. ѕриказ √улага обещал ударникам Ѕјћа не слыханные льготы: сокращение срока заключени€ на одну треть и даже на половину, перевод на колонизацию, сн€тие судимости. Ћьготы пронеслись по лагерю, как похоронный звон над заживо погребенными: советска€ власть даром ничего к обещает. ≈сли дают обещани€, значит, что услови€ работы будут неслыханными и никак не значит, что обещани€ будут выполнены.  огда же советска€ власть выполн€ет свои обещани€?

Ћагпунктами овладело безумие.

Ѕригада плотников на втором лагпункте изрубила топорами чекистскую заставу и, потер€в при этом 11 человек убитыми, прорвалась в лес. Ћес был завален метровым слоем снега. Ћыжные команды √ѕ” в тот же день настигли прорвавшуюс€ бригаду и ликвидировали ее на корню. Ќа том же лагпункте ночью спустили под откос экскаватор, он проломил своей страшной т€жестью полуметровый лед и разбилс€ о камни реки. Ќа третьем лагпункте взорвали два локомобил€. “ри трактора т€гача, не известно кем пущенные, но без водителей, прошли железными привидени€ми по ѕогре, один навалилс€ на барак столовой и раздавил его, два других свалились в —вирь и разбились. Ќизова€ администраци€ какими-то таинственными пут€ми, видимо, через урок и окрестных кресть€н распродавала на олонецком базаре запасы лагерных баз и пила водку. ” погрузочной платформы железнодорожного тупичка подожгли колоссальные склады лесоматериалов. ¬ двух-трех верстах можно было читать книгу.

„удовищные зарева сполохами ходили по низкому зимнему небу, трещала винтовочна€ стрельба, ухал разворованный рабочими аммонал.  азалось, дл€ этого затер€нного в лесах участка Ѕожией земли наступили последние дни.

ќ  ј«јЌ— ќ… —»–ќ“≈ » ќ  ј„≈—“¬≈ ѕ–ќƒ” ÷»»

—амо собою разумеетс€, что в отблесках этих зарев коротенькому промежутку относительно мирного жить€ нашего пришел конец. ≈сли на лагерных пунктах творилось нечто апокалиптическое, то в ”–„ воцарилс€ окончательный сумасшедший дом. ƒес€тки пудов документов только что прибывших лагерников еще вал€лись неразобранными кучами, а всю работу ”–„ надо было перестраивать на ходу; вместо организации Ч братьс€ за эвакуацию.  артотеки, формул€ры, колонные списки Ч все это смешалось в гигантский бумажный ком, из которого ошалелые урчевцы извлекали наугад первые попавшиес€ под руку бумажные символы живых людей и наспех составл€ли списки первых эшелонов. Ёти списки посылались начальникам колонн, а начальники колонн поименованных в списке людей и слыхом не слыхали. ∆елезна€ дорога подавала составы, но грузить их было некем. ѕотом, когда было кем грузить, не было составов. Ќизова€ администраци€, ошалела€, запуганна€ Убоевыми приказамиФ, движима€ тем же лозунгом, что и остальные лагерники Ч все равно пропадать, пь€нствовала и отсыпалась во вс€кого рода потайных местах. Ќа тупичках ѕогры торчало уже шесть составов. якименко рвал и метал. ¬ќ’– сгон€л к составам толпы захваченных в пор€дке облав заключенных. Ѕјћовска€ комисси€ отказывалась принимать их без документов.  акие-то сообразительные реб€та из подрывников взорвали уворованным аммоналом железнодорожный мост, ведущий от ѕогры к магистральным пут€м.

Ќад лесами выла вьюга. ¬ леса, топорами проруба€ пути сквозь чекистские заставы, прорывались целые бригады в расчете где-то отсидетьс€ эти недели эвакуации, потом €витьс€ с повинной, получить лишние п€ть лет отсидки, но все же увернутьс€ от Ѕјћа.

 огда плановый срок эвакуации уже истекал, из ћедгоры прибыло подкрепление Ч дес€тков п€ть работников ”–ќ, специалистов учетно-распределительной работы, еще батальон войск √ѕ” и сотн€ собак ищеек.

Ќа лагпунктах и около лагпунктов стали расстреливать безо вс€кого зазрени€ совести.

”рчевский актив переживал дни каторги и изобили€. —пали только урывками, обычно здесь же на столах или под столами. ќколо ”–„ околачивались таинственные личности из наиболее оборотистых и Усоциально близкихФ урок. Ћичности эти подносили активу подношени€ от тех людей, которые наде€лись бутылкой водки откупитьс€ от отправки или по крайней мере от отправки с первыми эшелонами. якименко внюхивалс€ в махорочно-сивушные ароматы ”–„, сажал под арест, но сейчас же выпускал: никто, кроме —тародубцева и иже с ним никакими усили€ми не мог определить, в каком хот€ бы приблизительно углу вал€ютс€ документы, скажем, третьего смоленского или шестого ленинградского эшелона, прибывшего в ѕодпорожье мес€ц или два тому назад.

ћои экономические, юридические и прочие изыскани€ были ликвидированы в первый же день Ѕјћовской эпопеи. я был пересажен за пишущую машинку Ч професси€, котора€ оказалась здесь дефицитной. Ѕывало и так, что € сутками не отходил от этой машинки. Ќо, Ѕоже ты мой, что это была за машинка!

Ёто было советское изделие советского казанского завода, почему ёра и прозвал ее Указанской сиротойФ. ¬се в ней звенело, гнулось и разбалтывалось. Ќо хуже всего был ее норов. ¬от, сидишь за этой сиротой, уже полуживой от усталости. якименко стоит над душой. Ќа какой-то таинственной букве каретка срываетс€ с зубчатки и летит влево. ќт всех 12 экземпл€ров этапных списков остаютс€ одни клочки. якименко испускает сдержанный мат в пространство, многочисленна€ администраци€, ожидающа€ этих списков дл€ вылавливани€ эвакуируемых, вздыхает с облегчением, значит можно поспать. ј € сижу всю ночь, перестукива€ изорванный список и пыта€сь предугадать очередную судорогу этого эпилептического советского недоноска.

ќ горестной советской продукции писали много. » мен€ всегда повергали в изумление те экономисты, которые пытаютс€ объ€ть необъ€тное и выразить в цифровом эквиваленте то, дл€ чего вообще в мире никакого эквивалента нет.

Ћюди просиживают ночи над вс€кого рода Указанскими сиротамиФ, лет€т под откосы дес€тки тыс€ч вагонов (по Ћазарю  агановичу Ч 62.000 крушений за 1935 год, результат качества сормовской и коломенской продукции), ржавеют на своих железных кладбищах сотни тыс€ч тракторов, сотн€ миллионов людей надрываетс€ от отупл€ющей и непосильной работы во вс€ких советских урчах, стройках, совхозах, лагер€х Ч и все это тонет в великом марксистско-ленинско-сталинском болоте.

» в сущности все это сводитс€ к проблеме качества.  ачество коммунистической идеи неразрывно св€зано с качеством политики, управлени€, руководства Ч и результатов.

» на поверхности этого болота €ркими и призрачными цветами ма€чат разрушающийс€ и уже почти забытый “урксиб, безработный ƒнепрострой, никому и ни дл€ чего не нужный Ѕеломорско-Ѕалтийский канал, гигантские заводы Ч поставщики тракторных и иных кладбищ. » щегол€ют в своих кавалерийских шинел€х вс€кие товарищи якименки Ч поставщики кладбищ не тракторных.

ƒолжен, впрочем, сознатьс€, что тогда все эти мысли о качестве продукции Ч и идейной и не идейной Ч мне в голову не приходили. Ќа всех нас надвигалась катастрофа.

ѕ–ќћ‘»ЌѕЋјЌ “ќ¬ј–»ўј я »ћ≈Ќ ќ

Ќа всех нас надвигалось что-то столь же жестокое, как € этот ЅЅ . «арева и стрельба на лагпунктах у нас в управлении отражались беспросветной работой, чудовищным нервным напр€жением, дикой суматошной спешкой. ¬се это было катастрофично.  онечно, наши личные судьбы в этой катастрофе были дл€ нас самыми болезненными точками, но и бессмысленность этой катастрофы, вз€той, так сказать, в социальном разрезе, давила на сознание, как кошмар.

ѕриказ гласил: отправить в распор€жение Ѕјћа не менее 35.000 заключенных ѕодпорожского отделени€ и не более, как в двухнедельный срок. «апрещаетс€ отправл€ть всех бывших военных, всех уроженцев ƒальнего ¬остока, всех лиц, кончающих срок наказани€ до 1 июн€ 34 г., всех лиц, осужденных по таким-то стать€м и, наконец, всех больных Ч по особому списку.

ѕо поводу этого приказа можно было бы поставить целый р€д вопросов. Ќеужели, этих 35 тыс€ч пар рабочих рук нельз€ было найти где-то поближе к ƒальнему ¬остоку, а не перебрасывать их через половину земного шара? Ќеужели, нельз€ было подождать тепла, чтобы не везти эти 35.000 людей в заведомо истребительных услови€х нашего этапа? Ќеужели, √ѕ” не подумало, что в двухнедельный срок такой эвакуации ни физически, ни тактически выполнить невозможно? », наконец, неужели √ѕ” не понимало, что из наличных 45.000, или около того, заключенных ѕодпорожского отделени€ нельз€ набрать 35.000 людей, удовлетвор€ющих требовани€м приказа и в частности людей хот€ бы относительно здоровых?

ѕо существу все эти вопросы были бессмысленны. «десь действовала система, рождающа€ казанских сирот, декоративных гигантов и нетракторные кладбища. Ќе могло быть особых сомнений и насчет того, как эта система, вз€та€ в общем и целом, отразитс€ на частном случае подпорожской эвакуации.  онечно, якименко будет проводить свой промфинплан с железной беспощадностью. Ќа посты, вроде €кименковского, могут пробратьс€ только люди, этой беспощадностью обладающие. ƒругие отметаютс€, так сказать, в пор€дке естественного отбора. якименко будет сажать людей в дыр€вые вагоны, в необорудованные теплушки. якименко постараетс€ впихнуть в эти эшелоны всех, кого только можно Ч и здоровых и больных. Ѕольные, конечно, не доедут живыми. Ќо разве хот€ бы один раз в истории советской власти человеческие жизни останавливали победно-халтурное шествие хот€ бы одного промфинплана?

 –»¬јя »ƒ≈“ ¬Ќ»«

—амым жестоким испытанием дл€ нас в эти недели была угроза отправки ёры на Ѕјћ.  ак достаточно скоро вы€снилось, ни €, ни Ѕорис отправке не подлежали: в наших формул€рах значилась стать€ 58-6 (шпионаж), и нас якименко не смог бы отправить, если бы и хотел: наших документов не прин€ла бы приемочна€ комисси€ Ѕјћа. Ќо ёра этой статьи не имел. —ледовательно, по ходу событий дело обсто€ло так: мы с Ѕорисом остаемс€, ёра будет отправлен один Ч после его летней болезни и операции, после тюремной и лагерной голодовки, после каторжной работы в урчевском махорочном тумане по 16-20 часов в сутки.

ѕри самом зарождении всех этих бамовских перспектив € как-то спросил якименко об оставлении ёры. якименко отвечал мне довольно коротко, но весьма не€сно. Ёто было похоже на полуобещание, подлежащее исполнена только в том случае, если норма отправки будет более или менее выполнена. Ќо с каждым днем становилось все €снее, что норма эта выполнена быть не может и не будет выполнена.

ѕо миновании надобности в моих литературных талантах якименко все определеннее смотрел на мен€, как на пустое место, как на человека, который уже не нужен и с которым поэтому ни считатьс€, ни разговаривать нечего. Ќужно отдать справедливость и якименке. ¬о-первых, он работал так же каторжно, как и все мы и, во-вторых, он об€зан был отправить и всю администрацию от делени€, в том числе и ”–„. Ќе совсем уж просто было послать старых работников ”–„ и оставить ёру. ¬о вс€ком случае, надежда на якименко с каждым днем падали все больше и больше. ¬ св€зи с исчезновением могущественной €кименковской поддержки снова в наши икры начала цепл€тьс€ урчевска€ шпана, цепл€лась скверно и в наших услови€х Ч очень болезненно.

ћы с ёрой только что закончили списки третьего эшелона. —писки были проверены, разложены по столам, и € должен был занести их на ѕогру. Ѕыло около трех часов ночи. ѕропуск, который мне должны были заготовить, оказалс€ не заготовленным. Ќе идти было нельз€, а идти было опасно. я все-таки пошел и прошел. ѕрид€ на ѕогру и передава€ списки администрации, € обнаружил, что из каждого экземпл€ра списков украдено по 4 страницы. ќтправка эшелона была сорвана. ћногомудрый актив с ѕогры сообщил якименко, что € потер€л эти страницы. Ќетрудно было доказать полную невозможность неча€нной потери четырех страниц из каждого из 12 экземпл€ров. » якименке также не трудно было пон€ть, что уж никак не в моих интересах было, с заранее обдуманной целью, выкидывать эти страницы, а потом снова их переписывать. ¬се это так. Ќо разговор с якименкой, у которого из-за моих списков проваливалс€ его УпромфинпланФ, был не из при€тных, особенно принима€ во внимание ёрины перспективы. » инциденты такого типа, повтор€ющиес€ приблизительно через день, спокойствию души не способствовали.

ћежду тем эшелоны шли и шли. „ерез Ѕориса и железнодорожников, которых он лечил, до нас стали доходить сводки с крестного пути этих эшелонов.  онечно, уже и от ѕогры (погрузочна€ станци€) они отправл€лись с весьма скудным запасом хлеба и дров, а иногда и вовсе без запасов. ѕредполагалось, что аппарат √ѕ”ских баз по дороге снабдит эти эшелоны всем необходимым. Ќо никто не снабдил. ѕервые эшелоны еще кое-что подбирали по дороге, а остальные ехали, Ѕог уж знает как. ∆елезнодорожники рассказывали об остановках поездов на маленьких заброшенных станци€х и о том, как из этих поездов выносили сотни замерзших трупов и складывали их в штабели в стороне от железной дороги. –ассказывали о крушени€х, при которых обезумевшие люди выли в опрокинутых дерев€нных западн€х теплушек, слишком хрупких дл€ силы поездного толчка, но слишком прочных дл€ безоружных человеческих рук.

ћне мерещилось, что вот на какой-то заброшенной зауральской станции вынесут обледенелый труп ёры, что в каком-то товарном вагоне, опрокинутом под откос полотна, в каше изуродованных человеческих тел... я гнал эти мысли, они оп€ть лезли в голову. я с мучительным напр€жением искал выхода, хоть какого-нибудь выхода, и его видно не было.

ѕЋјЌџ ќ“„јяЌ»я

Ќужно, впрочем, оговоритьс€. ќ том, чтобы ёра действительно был отправлен на Ѕјћ, ни у кого из нас ни на секунду не возникало мысли. Ёто в вагоне номер 13 нас чем-то опоили и захватили сп€щими. ¬торой раз такой номер не имел шансов пройти. ¬опрос сто€л так: или ёре удастс€ отвертетьс€ от Ѕјћа, или мы все трое устроим какую-то резню и, если пропадем, то по крайней мере с треском. “олько ёра иногда говорил о том, что зачем же пропадать всем троим, что уж если ничего не выйдет и ехать придетс€, он сбежит по дороге. Ќо этот план был весьма утопичен. —бежать из арестантского эшелона не было почти никакой возможности.

Ѕорис был настроен очень пессимистически. ќн приходил из ѕогры в совсем истрепанном виде. ‘изически его работа была легче нашей, он целыми дн€ми моталс€ по лагпунктам, по больницам и амбулатори€м и хоть часть дн€ проводил на чистом воздухе и в движении. ќн имел право санитарного контрол€ над кухн€ми и питалс€ исключительно Упробами пищиФ, а свой паек Ч хлеб и по комку замерзлой €чменной каши Ч приносил нам. Ќо его моральное положение Ч положение врача в этой атмосфере саморубов, расстрелов, отправки в этапы заведомо больных людей Ч было отча€нным. Ѕорис был уверен, что своего полуобещани€ насчет ёры якименко не сдержит, и что пока хоть какие-то силы остались, нужно бежать.

“еоретический план побега был разработан в таком виде. ѕо дороге из ѕодпорожь€ на ѕогру сто€ла чекистска€ застава из трех человек. Ќа этой заставе мен€ и Ѕориса уже знали в лицо. Ѕориса в особенности, ибо он ходил мимо ее каждый день, а иногда и по два-три раза в день. ѕоздно вечером мы должны были все втроем выйти из ѕодпорожь€, захватив с собою и вещи. я и Ѕорис подойдем к костру заставы и вступим с патрульными в какие-либо разговоры. ѕотом в подход€щий момент Ѕорис должен был ликвидировать ближайшего к нему чекиста ударом кулака и броситьс€ на другого. ѕока Ѕорис будет ликвидировать патрульного номер два, € должен был, если не ликвидировать, то по крайней мере временно нейтрализовать патрульного номер три.

Ќикакого оружи€ вроде топора или ножа пускать в ход было нельз€. ѕлан был выполним только при условии молниеносной стремительности и полной неожиданности. ѕлохо было, что патрульные были в кожухах: некоторые и при том наиболее действительные приемы атаки отпадали. ¬ достаточности своих сил € не был уверен. Ќо с другой стороны, было мало веро€тно, чтобы тот чекист, с которым мне придетс€ схватитьс€, был сильнее мен€. ѕлан был очень рискованным, но все же план был выполним.

Ћиквидировав заставу, мы получим три винтовки и кое-какое продовольствие и двинемс€ в обход ѕодпорожь€, через —вирь на север. ƒо этого пункта все было более или менее гладко. ј дальше что?

Ћес завален сугробищами снега. Ћыжи достать было можно, но не охотничьи, а беговые. ѕо лесным завалам, кор€гам и €мам они большой пользы не принесут. »з нас троих только ёра хороший, УклассныйФ лыжник. ћы с Ѕорисом ходим так себе, по-любительски. ”битых патрульных обнаружат или в ту же ночь или к утру. ƒнем за нами уже пойдут в погоню команды оперативного отдела, прекрасно откормленные, с такими собаками-ищейками, какие не снились майнридовским охотникам за черным деревом.  уда-то вперед пойдут телефонограммы, какие-то команды будут высланы нам наперерез.

ѕравда, будут винтовки. Ѕорис Ч прекрасный стрелок, в той степени, в какой он что-нибудь видит, а его близорукость выражаетс€ фантастической цифрой диопт диоптри 23. я Ч стрелок более, чем посредственный. ёра тоже. ѕродовольстви€ у нас почти нет.  арты нет.  омпаса нет.  аковы шансы на успех?

¬ недолгие часы, предназначенные дл€ сна, € ворочалс€ на голых досках своих нар и чувствовал €сно: шансов никаких. Ќо если ничего другого сделать будет нельз€, мы сделаем это.

ћј– ќ¬»„ј ѕ≈–≈ ќ¬јЋ»

ћы попробовали прибегнуть и к житейской мудрости ћарковича.  ое-какие проекты, бескровные, но очень зыбкие, выдвигал и он. ¬прочем, ему было не до проектов. Ѕјћ нависал над ним и при том в ближайшие же дни. ќн напр€гал всю свою изобретательность и все свои св€зи. Ќо не выходило ровно ничего. ћиша не ехал, так как почему-то числилс€ здесь только в командировке, а прикреплен был к центральной типографии в ћедвежьей √оре. “рошин моталс€ по лагерю, и из него, как из брандспойта, во все стороны хлестал энтузиазм.

 ак-то в той типографской баньке, о которой € уже рассказывал, сидели все мы в полном составе: нас трое, ћаркович, ћиша и “рошин. Ќастроение, конечно, было висельное, а тут еще “рошин нес несусветную гнусность о Ѕјћовских льготах, о трудовом перевоспитании, о строительстве социализма. Ѕыло невыразимо противно. я предложил ему заткнутьс€ или убиратьс€ ко всем черт€м. ќн стал спорить со мной.

ћиша сто€л у кассы и набирал что-то об очередном энтузиазме. ѕотом он, как-то бочком, бочком, как бы по совсем другому делу, подобралс€ к “рошину и изо всех своих невеликих сил треснул его верстаткой по голове. “рошин присел от неожиданности, потом кинулс€ на ћишу, сбил его с ног и схватил за горло. Ѕорис весьма флегматически сгреб “рошина за подход€щие места и швырнул его в угол комнаты. ћиша встал бледный и весь дрожащий от €рости.

Ч я теб€, проститутка, все равно зарежу. я тебе, чекистский ..., кишки все равно выпущу. ћне тер€ть не чего. я уже все равно, что в гробу.

¬ тоне ћиши было какое-то удушье от злобы и непреклонна€ решимость. “рошин встал, пошатыва€сь. ѕо его виску бежала тоненька€ струйка крови.

Ч я же вам говорил, “рошин, что вы конкретный идиот. Ч за€вил ћаркович. Ч ¬от € посмотрю, какой из вас на этапе энтузиазм потечет.

ƒверка в тайны трошинского энтузиазма на секунду приоткрылась.

Ч ћы в пассажирском поедем, Ч мрачно л€пнул он.

Ч ’е, в пассажирском. ј, может быть, товарищ “рошин, в международном хотите? — постельным бельем и вагоном рестораном? ћолите Ѕога, чтобы хоть теплушка цела€ попалась. » с печкой. ¬чера подали эшелон, так там печки есть, а труб нету... ’е, пассажирский. ¬ам просто нужно лечитьс€ от идиотизма, “рошин.

“рошин пристально посмотрел на бледное лицо ћиши, потом на фигуру Ѕориса, о чем-то подумал, забрал под мышку все свои пожитки и исчез. Ќи его, ни ћарковича € больше не видал. Ќа другой день утром их отправили на этап. Ѕорис присутствовал при погрузке. »х погрузили в теплушку, при том дыр€вую и без трубы.

Ќедаром, в этот день, проща€сь, ћаркович мне говорил:

Ч ј вы, знаете, ».Ћ., сюда в ———– € ехал первым классом. ѕомилуйте, каким же еще классом нужно ехать в рай. ј теперь € тоже еду в рай. “олько не в первом классе и не в социалистический. »нтересно все-таки, есть ли рай? ≈сли хотите, ».Ћ., так у вас будет собственный корреспондент из ра€. ј? ¬ы думаете доеду? Ќу, что вы, ».Ћ., € же знаю, что по дороге делаетс€. » вы знаете.  акой-нибудь кресть€нин, который с детства привык... ј € Ч € же комнатный человек. Ќет, знаете, ».Ћ. ≈сли вы как-нибудь увидите мою жену Ч все на свете может быть Ч скажите ей, что за доверчивых людей замуж выходить нельз€. ’е, социалистический рай. ¬от мы с вами получаем маленький кусочек социалистического ра€...

Ќј — ќЋ№« »’ ѕ”“я’

ѕромфинплан товарища якименко трещал по всем швам. ”же не было и речи ни о двух недел€х, ни о 35 тыс€чах. ∆елезна€ дорога вовсе не подавала составов, то подавала такие, от которых Ѕјћовска€ комисси€ отказывалась наотрез: с дырами, куда не только человек, а и лошадь пролезла бы. ѕроверка трудоспособности и здоровь€ дала совсем унылые цифры; не больше 6 тыс€ч человек могли быть признаны годными к отправке, да и те Упостольку посколькуФ. ћежду тем ЅЅ , исход€ из весьма прозаического хоз€йственного расчета: зачем кормить уже чужие рабочие руки, урезал нормы, снабжени€ до уровн€ клинического голодани€. Ћюди стали валитьс€ с ног сотн€ми и тыс€чами. —нова стали работать медицинские комиссии. „ерез такую комиссию прошел и €. —таричок доктор с беспомощным видом смотрит на какого-нибудь оборванного лагерника, демонстрирующего свою отекшую и опухшую, как подушка, ногу, выстукивает, выслушивает. «а столом сидит оперативник, чин третьей части. ќн-то и есть комисси€.

Ч Ќу? Ч спрашивает чин.

Ч ќтеки. “уберкулез второй степени. —ердце...

» чин размашистым почерком пишет на формул€ре Ч УгоденФ.

ѕотом стали делать еще проще. ѕолдюжины урчевской шпаны вооружили резинками. Ќа оборотных сторонах формул€ров, где сто€ли нормы трудоспособности и медицинский диагноз, все это стиралось и ставилось простое: I категори€ Ч полна€ трудоспособность.

Ёти люди не имели никаких шансов доехать до Ѕјћа живыми. » они знали это. » мы знали это, и уж, конечно, это знал якименко. Ќо якименке нужно было делать свою карьеру. » свой промфинплан он выполн€л за счет тыс€ч человеческих жизней. ¬сех этих чудесно подделанных при помощи резинки людей слали приблизительно на такую же верную смерть, как если бы их просто бросили в прорубь —вири.

ј мы с ёрой все переписывали наши бесконечные списки. ќбычно к ночи ”–„ пустел, и мы с ёрой оставались там одни за своими машинками. ¬с€ картотека ”–„ была фактически в нашем распор€жении. »з 12 экземпл€ров списков якименко подписывал три, а провер€л один. Ёти три шли в управление ЅЅ , в управление Ѕјћа и в √улаг. ќстальные экземпл€ры использовались на месте дл€ подбора этапа, дл€ хоз€йственной части и т.д. ” нас с ёрой почти одновременно возник план, который напрашивалс€ сам собою. ¬ первых трех экземпл€рах мы оставим все, как следует, а в остальных дев€ти фамилии заведомо больных людей (мы их разыщем по картотеке) заменим несуществующими фамили€ми или просто перепутаем так, чтобы ничего разобрать было нельз€. ѕри том хаосе, который царил на лагерных пунктах, при полной путанице в колоннах и колонных списках, при обалделости и беспробудном пь€нстве низовой администрации никто не разберет, сознательный ли это подлог, случайна€ ошибка или обычна€ урчевска€ путаница. ƒа в данный момент и разбирать никто не станет.

¬ этом плане был великий соблазн. Ќо было и другое. ќдно дело рисковать своим собственным черепом, другое дело вт€гивать в этот риск своего единственного сына, да еще мальчика. » так на моей совести т€желым грузом лежало все то, что с нами произошло Ч мо€ техническа€ ошибка с г-жей ≈. и с мистером Ѕабенко, тающее с каждым днем лицо ёрочки, судьба Ѕориса и многое другое. » была еще велика€ усталость и сознание того, что все это в сущности так бессильно и бесцельно. Ќу, вот выцарапаем из нескольких тыс€ч несколько дес€тков человек, а больше не удастс€. » они, вместо того, чтобы умереть через мес€ц в эшелоне, помрут через несколько мес€цев где-нибудь в слабосилке ЅЅ . “олько и всего. —тоит ли игра свеч?

 ак-то под утро мы возвращались из ”–„ в свою палатку. Ќа дворе было морозно и тихо. ѕустынные улицы ѕодпорожь€ лежали под толстым снеговым саваном.

Ч ј по-моему, ¬атик, Ч ни с того, ни с сего сказал ёра, Ч надо все-таки это сделать. Ќеудобно как-то.

Ч –азмен€ют, ёрчик. Ч сказал €.

Ч Ќу и хрен с ними. ј ты думаешь, много у нас шансов отсюда живыми выбратьс€?

Ч я думаю, много.

Ч ј по-моему никаких. ≈ще через мес€ц от нас одни мощи останутс€. ¬се равно. Ќу, да дело не в том.

Ч ј в чем же дело?

Ч ј в том, что неудобно как-то. ћожем мы людей спасти? ћожем. ј там пусть расстреливают. ’рен с ними. ѕодумаешь, тоже удовольствие околачиватьс€ в этом раю.

ёра вообще и до лагер€ развивал такую теорию, что если бы, например, у него была тверда€ уверенность, что из советской –оссии ему не вырватьс€ никогда, он застрелилс€ бы сразу. ≈сли жизнь состоит исключительно из непри€тностей, жить нет Уникакого коммерческого расчетаФ. ћало ли какие Укоммерческие расчетыФ могут быть у юноши 18-ти лет, и много ли он о жизни знает.

ёра остановилс€ и сел на снег.

Ч ƒавай посидим. ’оть урчевскую махорку из легких выветрим.

—ел и €.

Ч я ведь знаю, ¬атик. “ы больше за мен€ дрейфишь.

Ч ”гу, Ч сказал €.

Ч ј ты плюнь и не дрейфь.

Ч «амечательно простой рецепт!

Ч Ќу, а если придетс€ Ч придетс€ же! Ч против большевиков с винтовкой идти, так тогда ты насчет риска ведь ничего не будешь говорить?

Ч ≈сли придетс€... Ч пожал н плечами.

Ч ƒаст Ѕог, придетс€...  онечно, если отсюда выскочим.

Ч ¬ыскочим, Ч сказал €.

Ч ќх, Ч вздохнул ёра. Ч — воли не выскочили. — деньгами, с оружием... —о всем. ј здесь?

ћы помолчали. Ёта тема обсуждалась столько уж раз!

Ч ¬идишь ли, ¬атик. ≈сли мы за это дело не возьмемс€, будем потом чувствовать себ€ сволочью. ћогли и сдрейфили.

ћы помолчали. ёра, пот€гива€сь, подн€лс€ со своего м€гкого кресла.

Ч “ак что, ¬атик, давай! ј? Ќа ћиколу ”годника.

Ч ƒавай, Ч сказал €.

ћы крепко пожали друг другу руки. „увства отцовской гордости € насовсем все-таки лишен.

ќсобенно великих результатов из всего этого, впрочем, не вышло в силу той прозаической причины, что без сна человек все-таки жить не может. ј дл€ наших манипул€ций с карточками и списками у нас оставались только те 4-5 часов в сутки, которые мы могли отдать сну. » € и ёра, вз€тые в отдельности, веро€тно, оставили бы эти манипул€ции после первых же бессонных ночей, но поскольку мы действовали вдвоем, никто из нас не хотел первым подавать сигнал об отступлении. ¬се-таки из каждого списка мы успевали изымать дес€тка полтора, иногда и два. Ёто был слишком большой процент.  аждый список заключал в себе 500 имен. » на ѕогре стали говорить уже о том, что в ”–„ что-то здорово путают.

ќтношени€ с якименкой шли, все ухудша€сь. ¬о-первых, потому, что € и ёра, совсем уж вал€сь с ног от усталости и бессонницы, врали в этих списках уже без вс€кого заранее обдуманного намерени€, и на погрузочном пункте получалась неразбериха. » во-вторых, между якименко и Ѕорисом стали возникать какие-то трени€, которые в данной обстановке ничего хорошего предвещать не могли, и о которых Ѕорис рассказывал со сдержанной €ростью, но весьма неопределенно. —тарший врач отделени€ заболел; Ѕорис был назначен на его место и, поскольку € мог пон€ть, Ѕорису приходилось своей подписью скрепл€ть вытертые резинкой диагнозы и новые стандартизированные пометки У√оденФ. „то-то назревало и на этом участке нашего фронта, но у нас назревали все участки сразу.

 ак-то утром приходит в ”–„ Ѕорис. ¬ид у него немытый и небритый, воспаленно-взъерошенный и обалделый, как, впрочем и у всех нас. ќн сунул мне свое ежедневное приношение Ч замерзший ком €чменной каши, и € заметил, что кроме взъерошенности и обалделости, в Ѕорисе есть и еще кое-что Ч кака€-то гайка выскочила, и теперь Ѕорис будет идти напролом. ѕо части же хождени€ напролом Ѕорис с полным основанием может считать себ€ мировым специалистом; на душе стало беспокойно. я хотел, было, спросить Ѕориса, в чем дело, но в этот момент в комнату вошел якименко, в руках у него были какие-то бумаги дл€ переписки. ¬ид у него был ошалелый и раздраженный; он работал, как и все мы, а промфинплан та€л с каждым днем.

”видав Ѕориса, якименко резко повернулс€ к

Ч „то это означает, товарищ —олоневич? ѕредставитель третьей части в отборочной комиссии за€вил мне, что вы что-то там бузить начали. ѕредупреждаю вас, чтобы этих жалоб € больше не слышал.

Ч ” мен€, гражданин начальник, есть жалоба и на них.

Ч ѕлевать мне на ваши жалобы! Ч холодное и обычно сдержанное лицо якименки вдруг перекосилось. Ч ѕлевать мне на ваши жалобы. «десь лагерь, а не университетска€ клиника. ¬ы об€заны исполн€ть то, что вам приказывает треть€ часть.

Ч “реть€ часть имеет право приказывать мне, как заключенному, но она не имеет права приказывать мне, как врачу. “реть€ часть может считатьс€ или не считатьс€ с моими диагнозами, но подписывать их диагнозов € не могу.

ѕо закону Ѕорис был прав. я вижу, что здесь столкнулись два чемпиона по части хождени€ напролом со всеми шансами на стороне якименки. ” якименки на лбу надуваютс€ жилы.

Ч √ражданин начальник, позвольте вам доложить, что от дачи своей подписи под постановлени€ми отборочной комиссии € в данных услови€х отказываюсь категорически.

якименко смотрит в упор на Ѕориса и зачем-то лезет в карман. ¬ моем воспаленном мозгу мелькает мысль о том, что якименко лезет за револьвером Ч совершенно нелепа€ мысль. я чувствую, что если якименко попробует оперировать револьвером или матом, Ѕорис двинет его по челюсти, и это будет последний промфинплан на административном и жизненном поприще якименки. —вою не прин€тую якименкой жалобу Ѕорис перекладывает из правой руки в левую, а права€ свободным расслабленным жестом опускаетс€ вниз. я знаю этот жест по рингу Ч эта рука отводитс€ дл€ удара снизу по челюсти. ћысли лет€т с сумасшедшей стремительностью, Ѕорис ударит, актив и чекисты кинутс€ всей сворой, € и ёра пустим в ход и свои кулаки Ч к через секунд п€тнадцать все наши проблемы будут решены окончательно.

Ќема€ сцена. ”–„ перестал дышать. » вот с лежанки, на которой под шинелью дремлет помощник якименки, добродушно-жестокий и изысканно-виртуозный сквернослов ’орунжик, вырываютс€ трели неописуемого мата. ¬есь словарь ’орунжика ограничиваетс€ непристойност€ми. ƒаже когда он сообщает мне содержание Уотношени€Ф, которое € должен написать дл€ ћедгоры, это содержание излагаетс€ таким стилем, что € могу использовать только союзы и предлоги.

ћат ’орунжика никому не адресован. ѕросто ему из-за каких-то там хреновых комиссий не дают спать. ’орунжик поворачиваетс€ на другой бок и нат€гивает шинель на голову.

якименко выт€гивает из кармана коробку папирос и прот€гивает Ѕорису. я глазам своим не верю.

Ч —пасибо, гражданин начальник. я не курю.  оробка прот€гиваетс€ ко мне.

Ч ѕозвольте вас спросить, доктор —олоневич, Ч сухим и резким тоном говорит якименко. “ак на какого же вы черта вз€лись за комиссионную работу? ¬едь, это же не ваша специальность. ¬ы, ведь, санитарный врач. Ќе удивительно, что треть€ часть не питает довери€ к вашим диагнозам. „ерт знает, что такое. Ѕерутс€ люди не за свое дело.

¬с€ эта мотивировка не стоит выеденного €йца. Ќо якименко отступает, и это отступление нужно всемерно облегчить.

Ч я ему это несколько раз говорил, товарищ якименко. Ч вмешиваюсь €. Ч ѕо существу, это все доктор ўуквец напутал.

Ч ¬от еще, эта стара€ шл€па, доктор Ўуквец, Ч якименко хватаетс€ за €корь спасени€ своего начальственного лица. Ч ¬от, что. я сегодн€ же отдам приказ о сн€тии вас с комиссионной работы. «аймитесь санитарным оборудованием эшелонов. » имейте ввиду, за каждую мелочь € буду взыскивать с вас лично. Ќикаких отговорок. „тобы эшелоны были оборудованы на €ть.

Ёшелонов нельз€ оборудовать не то, что на €ть, но даже и на ижицу по той простой причине, что оборудовать их нечем. Ќо Ѕорис отвечает:

Ч —лушаю, гражданин начальник.

»з угла на мен€ смотрит изжеванное лицо —тародубцева; и на нем € читаю €сно:

Ч Ќу, тут уж € окончательно ни хрена не понимаю.

¬ сущности, не очень много понимаю и €. ¬ечером мы все вместе идем за обедом. Ѕорис говорит:

Ч ƒа, а что ни говори, а с умным человеком при€тно поговорить. ƒаже и с умной сволочью.

”равнение с неизвестной причиной €кименковского отступлени€ мною уже решено. —то€ в очереди за обедом, € затеваю тренировочную игру: каждый из нас должен сформулировать про себ€ эту причину и потом эти определенные формулировки мы подвергаем совместному обсуждению.

ёра прерывает Ѕориса, уже готового предъ€вить свое решение.

Ч ѕостойте, реб€та. ƒайте, € подумаю. ј потом вы мне скажете, верно или не верно.

ѕосле обеда ёра докладывает в тоне объ€снени€ Ўерлока ’олмса доктору ¬атсону.

Ч „то было бы, если бы якименко арестовал Ѕоба? ¬о-первых, врачей у них и так не хватает. ¬о-вторых, что сделал бы ¬атик? ¬атик мог бы сделать только одно, потому что ничего другого не оставалось бы Ч пойти в приемочную комиссию Ѕјћа и за€вить, что якименко их систематически надувает, дает дохлую рабочую силу. »з Ѕјћовской комиссии кто-то поехал бы в ћедгору и устроил бы там скандал... ¬ерно?

Ч ѕочти, Ч говорит Ѕорис. Ч “олько Ѕјћовска€ комисси€ за€вила бы не в ћедгору, а в √улаг. ѕо линии √улага якименке влетело бы за зр€шные расходы по перевозке трупов, а по линии ЅЅ  за то, что не хватило ловкости рук. ј если бы не было тут теб€ с ¬атиком, якименко слопал бы мен€ и даже не поперхнулс€ бы.

“аково было и мое объ€снение. Ќо мне все-таки кажетс€, и до сих пор, что с якименкой дело обсто€ло не так просто.

» в тот же вечер из соседней комнаты раздаетс€ голос якименки:

Ч —олоневич ёрий, подите-ка сюда! ёра встает из-за машинки. ћы с ним обмениваемс€ беспокойными взгл€дами.

Ч Ёто вы писали этот список?

Ч я.

ћне становитс€ не по себе. Ёто наши подложные списки.

Ч ј позвольте вас спросить, откуда вы вз€ли эту фамилию, как ее тут... јбруррахманов. “акой фамилии в карточках нет.

ћо€ душа медленно сползает в п€тки.

Ч Ќе знаю, товарищ якименко. ѕутаница, веро€тно, кака€-нибудь.

Ч ѕутаница! ¬ голове у вас путаница.

Ч Ќу, конечно. Ч с полной готовностью соглашаетс€ ёра. Ч » в голове тоже.

ћолчание. я, затаив дыхание, вслушиваюсь в малейший звук.

Ч ѕутаница. ¬от посажу € вас на неделю в Ў»«ќ.

Ч “ак € там, по крайней мере, отосплюсь, товарищ якименко.

Ч Ќемедленно переписать эти списки! —тародубцев! ¬се списки провер€ть! ѕод каждым списком ставить подпись провер€ющего! ѕон€ли?

ёра выходит из кабинета якименки бледный. ≈го пальцы не попадают на клавиши машинки. я чувствую, что руки дрожат и у мен€. Ќо, как будто, пронесло. »нтересно, когда наступит тот момент, когда не пронесет?

Ќаши комбинации лопнули автоматически. ќни, впрочем, лопнули бы и без вмешательства якименки: не спать совсем было все-таки невозможно. Ќо что знал или о чем догадывалс€ якименко?

»«ћќ–

я принес на ѕогру списки очередного эшелона и шатаюсь по лагпункту. —тоит лютый мороз, но после урчевской коптильни так хорошо проветрить легкие!

Ћагпункт неузнаваем. ”же давно никого не шлют и не выпускают в лес из бо€зни, что люди разбегутс€. ’от€ бежать некуда. » на лагпункте дров нет. ¬се то, что с такими трудами, с такими жертвами и с такой спешкой строилось три мес€ца тому назад, все идет в трубу, в печку. Ћомают на топливо бараки, склады, кухни. «анесенной снегом кучей металла лежит кем-то взорванный мощный дизель, привезенный сюда дл€ стройки плотины. ¬ал€ютс€ изогнутые буровые трубы. ¬се это импортное, валютное. ” того барака, где некогда процветали под дождем мы трое, стоит плотна€ толпа заключенных, человек четыреста. ќна окружена цепью стрелков √ѕ”. —трелки сто€т в некотором отдалении, держа винтовки по уставу под мышкой.  роме винтовок сто€т на треножниках два легких пулемета. ѕеред толпой заключенных Ч столик, за которым местное начальство.

 то-то из начальства равнодушно выкликает:

Ч »ванов! ≈сть? “олпа молчит.

Ч ѕетров! “олпа молчит.

Ёта операци€ носит техническое название измора. Ћюди на лагпункте перепутались, люди растер€ли или побросали свои Урабочие карточкиФ Ч единственный документ, удостовер€ющий самоличность лагерника. » вот, когда в колонне вызывают на Ѕјћ какого-нибудь »ванова 25-го, то этот »ванов предпочитает не откликатьс€.

¬сю колонну выгон€ют из барака на мороз, оцепл€ют стрелками и начинают вызывать.  олонна отмалчиваетс€. ћен€етс€ начальство, смен€ютс€ стрелки, а колонну все держат на морозе. ѕонемногу один за другим молчальники начинают сдаватьс€, раньше всего рабочие и интеллигенци€; потом кресть€не и, наконец, урки. Ќо урки часто не сдаютс€ до конца, валитс€ на снег и замерзшего, его относ€т или в амбулаторию или в €му, исполн€ющую назначение общей могилы. ¬ общем, совершенно безнадежна€ система сопротивлени€. ¬от в толпе уже свалилось несколько человек. »х подберут не сразу, чтобы не симулировали. √овор€т, что одна из землекопных бригад поставила рекорд Ч выдержала двое суток такого измора, и из нее откликнулось не больше половины. Ќо друга€ половина Ч не много от нее осталось.

¬—“–≈„ј

¬ лагерном тупичке стоит почти готовый к отправке эшелон. “ерритори€ этого тупичка оплетена колючей проволокой и охран€етс€ патрул€ми. Ќо у мен€ пропуск, и € прохожу к вагонам. Ќекоторое вагоны уже зан€ты, из других будущие пассажиры выметают снег, опилки, куски каменного угл€, заколачивают щели, настилают нары, словом, идет строительство социализма. ¬друг где-то сзади мен€ раздаетс€ зычный голос:

Ч »ван Ћукь€нович, алло! “оварищ —олоневич!

я оборачиваюсь. —прыгнув с изумительной ловкостью из вагоны, ко мне бежит некто в не очень рваном бушлате, весь заросший рыжей бородищей и призывно размахивающий шапкой. ќстанавливаюсь.

„еловек с рыжей бородой подбегает ко мне и с энтузиазмом тр€сет мне руку. ѕальцы у него железные.

Ч «дравствуйте, ».Ћ. «наете, очень рад вас видеть. Ч  онечно, это € понимаю свинство с моей стороны высказывать радость, увидев старого при€тел€ в таком месте. Ќо человек слаб. ѕочему € должен нарушать гармонию общего равенства и лезть в сверхчеловеки.

я всматриваюсь. Ќичего не пон€ть. –ыжа€ борода, веселые, забубенные глаза, общий вид человека, ни в коем случае не унывающего.

Ч ѕослушайте. Ч говорит человек с негодованием. Ч Ќеужели, не узнаете? Ќеужели, вы возвысились до таких административных высот, что дл€ вас простые лагерники, вроде √ендельмана, не существуют ?

“очно кто-то провел мокрой губкой по лицу рыжего человека и сразу смыл бородищу, усищи, сн€л бушлат, и подо всем этим очутилс€ «иновий яковлевич √ендельман таким, каким € его знал по ћоскве Ч весь сотканный из мускулов, бодрости и зубоскальства.  онечно, это тоже свинство, но встретить 3.я. мне было очень радостно. “ак стоим мы и тискаем друг другу руки.

Ч «начит, сели, наконец, Ч неунывающим тоном умозаключает √ендельман. Ч я ведь вам предсказывал. ѕравда, и вы мне предсказывали.  акие мы с вами проницательные! » как это у нас обоих не хватило проницательности, чтобы не сесть? Ќе правда ли, удивительно? Ќо нужно иметь силы подн€тьс€ над нашими личными, мелкими, мещанскими переживани€ми. ≈сли наши вожди, лучшие из лучших, железна€ гварди€ ленинизма, величайша€ надежда будущего человечества Ч если эти вожди сад€тс€ в √ѕ”, как мухи на мед, так что же мы должны сказать? ј? ћы должны сказать: добро пожаловать, товарищи!

Ч —лушайте, Ч перебиваю €. Ч ѕублика кругом.

Ч Ёто ничего. —вои реб€та. Ќаша бригада Ч все уральские мужички; реб€та, как гвозди. «амечательные реб€та. »так, по каким стать€м существующего и несуществующего закона попали вы сюда?

я рассказываю. «абубенный блеск исчезает из глаз √ендельмана.

Ч ƒа, вот это плохо. Ёто уж не повезло. Ч √ендельман огл€дываетс€ кругом и переходит на немецкий €зык: Ч ¬ы ведь все равно сбежите?

Ч ƒо сих пор мы считали это само собою разумеющимс€. Ќо вот теперь эта истори€ с отправкой сына. ј ну-ка, 3.я., мобилизуйте вашу Уюдиши копфФ и что-нибудь изобретите.

√ендельман запускает пальцы в бороду и осматривает вагоны, проволоку, ельник, снег, как будто отыскива€ там какое-то решение.

Ч ј попробовали вы подъехать к Ѕјћовской бы комиссии.

Ч ƒумал и об этом. Ѕезнадежно.

Ч ћожет быть, не совсем. ¬идите ли, председателем этой комиссии торчит некто „екалин. я его знаю по ¬ишерскому лагерю, ¬о-первых, он коммунист с дореволюционным стажем; и во-вторых, человек он очень неглупый. Ќеглупый коммунист и с таким стажем, если он до сих пор не сделал карьеры Ч а разве это карьера? Ч это значит, что он человек лично пор€дочный и что в качестве пор€дочного человека он рано или поздно с€дет. ќн, конечно, понимает это и сам. —ловом, тут есть кое-какие психологические возможности.

»де€ довольно неожиданна€. Ќо какие тут могут быть психологические возможности, в этом сумасшедшем доме? „екалин Ч колючий, нервный, судорожный, замотанный, полусумасшедший от вечной грызни с якименкой.

Ч ј то попробуйте ув€затьс€ с нами. Ќаш эшелон пойдет, веро€тно, завтра. »ли, на крайний случай, пристройте вашего сына сюда. “ут он у нас не пропадет. я посылки получал. ≈да у мен€ на дорогу более или менее есть. ј? ѕодумайте.

я крепко пожал √ендельману руку, но его предложение мен€ не устраивало.

Ч Ќу, а теперь докладывайте вы!

√ендельман был по образованию инженером, а по профессии Ч инструктором спорта. Ёто довольно обычное в советской –оссии €вление. ” инженера несколько больше денег, огромна€ ответственность (конечно, перед √ѕ”) по линии вредительства, бесхоз€йственности, невыполнени€ директив и планов и по многим другим лини€м и конечно, никакого жить€. ” инструктора физкультуры денег иногда меньше, а иногда и больше, столкновений с √ѕ” почти никаких, и в результате всего этого возможность вести приблизительно человеческий образ жизни.  роме того, можно потихоньку и сдельно подхалтуривать и по своей основной специальности. √ендельман был блест€щим спортсменом и редким организатором. ќднако и физкультурный иммунитет против √ѕ” Ч вещь весьма относительна€. ¬ св€зи с той политизацией физкультуры, о которой € рассказывал выше, около п€тисот инструкторов спорта было арестовано и разослано по вс€ким нехорошим и весьма неудобоусво€емым местам. Ѕыл арестован и √ендельман.

Ч ƒа и докладывать в сущности нечего. —цапали. ѕривезли на Ћуб€нку. ѕосадили. —ижу. „ерез три мес€ца вызывают на допрос. Ќу, конечно, они уже все решительно знают. „то € старый сокольский де€тель. „то € у себ€ на работе устраивал старых соколов. „то € находилс€ в переписке с международным сокольским центром. „то € даже посылал приветственную телеграмму всесокольскому слету. ј € все сижу и слушаю. ѕотом € говорю: УЌу, вот вы, товарищи, все знаетеФ. У онечно, знаемФ. У» устав —окола тоже знаете?Ф У“оже знаемФ. Уѕозвольте мне спросить, почему же вы не знаете, что евреи в У—околФ не принимаютс€?Ф

Ч «наете, что мне следователь ответил? Ујх, говорит, не все ли вам равно, гражданин √ендельман, за что вам сидеть Ч за У—околФ или не за У—околФ?  акое гениальное прозрение в глубины человеческого сердца! ѕредставьте себе! ћне, оказываетс€, решительно все равно, за что сидеть, раз € уже все равно сижу.

Ч ѕочему же € работаю плотником? ј зачем мне работать не плотником? ¬о-первых, € зарабатываю себе насто€щие мозолистые, пролетарские руки. «наете, как в песенке поетс€:

У... ¬ заводском гуле он ласкал

≈е мозолистые груди...Ф

¬о-вторых, € здоров: посылки мне присылают. ј уж лучше тесать бревна, чем зарабатывать себе геморрой. ¬-третьих, € имею дело не с советским активом, а с пор€дочными людьми Ч с кресть€нством. я раньше побаивалс€, думал Ч антисемитизм. ” них столько же антисемитизма, как у вас коммунистической идеологии. Ёто Ч честные люди и хорошие товарищи, а не кака€-нибудь советска€ сволочь. “ри года € уже отсидел. ≈ще два осталось... «а€вление о см€гчении участи? “ут голос √ендельмана стал суров и серьезен:

Ч Ќу, от вас € такого совета, ».Ћ., не ожидал. Ёти бандиты мен€ без вс€кой вины, абсолютно без вс€кой вины, посадили на каторгу, оторвали мен€ от жены и ребенка Ч ему было только две недели Ч и чтобы € перед ними унижалс€, чтобы € у них что-то вымаливал!...

«абубенные глаза √ендельмана смотрели на мен€ негодующе.

Ч Ќет, ».Ћ., этот номер не пройдет. я, даст Ѕог, отсижу и выйду. ј там Ч там мы посмотрим. ¬ы только на этих мужичков посмотрите.  ака€ это сила!

¬ечерело. ѕатрули проходили мимо эшелонов, загон€€ лагерников в вагоны. ѕришлось попрощатьс€ с √ендельманом.

Ч Ќу, передайте Ѕорису и вашему сыну, € его так и не видал, мой, так сказать, спортивный привет! Ќе унывайте! ј насчет „екалина все-таки подумайте.

—–џ¬

я пыталс€ прорватьс€ на ѕогру на следующий день, еще раз отвести душу с √ендельманом, но не удалось. ¬ечером ёра мне сообщил, что якименко с утра уехал на два-три дн€ на ћедвежью √ору, и что в какой-то дополнительный список на ближайший этап урчевский актив ухитрилс€ включить и его, ёру; что список уже подписан начальником отделени€ »льиных, и что сегодн€ вечером за ёрой придет вооруженный конвой, чего дл€ отдельных лагерников не делалось никогда. ¬с€ эта информаци€ была сообщена ёре чекистом из третьего отдела, которому ёра в свое врем€ писал стихами письма к его возлюбленной: поэтические настроени€ бывают и у чекистов.

ћой пропуск на ѕогру был действителен до 12 часов ночи. я вручил его ёре, и он, забрав свои вещи, исчез на ѕогру с наставлением Удействовать по обсто€тельствамФ; в том же случае, если скрытьс€ совсем будет нельз€, разыскать вагон √ендельмана.

Ќо эшелон √ендельмана уже ушел. Ѕорис запр€тал ёру в покойницкую при больнице, где он и просидел двое суток. јктив искал его по всему лагерю. ќ переживани€х этих двух дней рассказывать было бы слишком т€жело.

„ерез два дн€ приехал якименко. я сказал ему, что вопреки его пр€мой директиве, —тародубцев обходным путем включил ёру в список, что в частности, ввиду этого сорвалась подготовка очередного эшелона (одна машинка оставалась безработной), и что ёра пока что скрываетс€ за пределами дос€гаемости актива.

якименко посмотрел на мен€ мрачно и сказал:

Ч ѕозовите мне —тародубцева.

я позвал —тародубцева. ћинут через п€ть —тародубцев вышел от якименки в состо€нии близком к истерии. ќн что-то хотел сказать мне, но величайша€ ненависть сдавила ему горло. ќн только ткнул пальцем в дверь €кименковского кабинета. я вошел туда.

Ч ¬аш сын сейчас на Ѕјћ не едет. ѕусть он возвращаетс€ на работу. Ќо с последним эшелоном поехать ему, веро€тно, придетс€.

я сказал:

Ч “оварищ якименко, но ведь вы мне обещали.

Ч Ќу и что же, что обещал. ѕодумаешь, какое сокровище ваш ёра.

Ч ƒл€... дл€ мен€ сокровище... Ч € почувствовал спазмы в горле и вышел.

—тародубцев, который, видимо, подслушивал под дверью, отскочил от нее к стенке, и все его добрые чувства ко мне выразились в одном слове, в котором было... многое в нем было.

Ч —окровище, гы-ы...

я схватил —тародубцева за горло. »з актива с места не двинулс€ никто. —тародубцев судорожно схватил мою руку и почти повис на ней.  огда € разжал руку, —тародубцев мешком опустилс€ на пол. јктив молчал.

я пон€л, что еще одна така€ недел€, и € сойду с утла.

я “ќ–√”ё ∆»¬џћ “ќ¬ј–ќћ

Ёшелоны все шли, а наше положение все ухудшалось. —илы та€ли. ”гроза ёре росла. Ќа обещани€ якименки после всех этих инцидентов рассчитывать совсем было нельз€. Ѕорис настаивал на немедленном побеге. я этого побега бо€лс€, как огн€. Ёто было бы самоубийством, но помимо такого самоубийства ничего другого видно не было.

я уже не спал в те короткие часы, которые у мен€ оставались от урчевской каторги. ќдни за другими возникали и отбрасывались планы. ћне все казалось, что где-то вот совсем р€дом, под рукой, есть какой-то выход, идиотски простой, €вственно очевидный, а € вот не вижу его: хожу вокруг да около, тыкаюсь во вс€кую майнридовщину, а того, что надо, не вижу. » вот, в одну из таких бессонных ночей мен€, наконец, осенило. я вспомнил о совете √ендельмана, о председателе приемочной комиссии Ѕјћ чекисте „екалине и пон€л, что этот чекист Ч единственный способ спасени€ и при том способ совершенно реальный.

¬с€ческими пинкертоновскими ухищрени€ми узнал его адрес. „екалин жил на краю села в карельской избе. ѕоздно вечером, воровато пробира€сь по сугробам снега, € подошел к этой избе. ’оз€йка избы на мой стук подошла к двери, но открывать не хотела. „ерез минуту-две к двери подошел „екалин.

Ч  то это?

ƒверь открылась на дес€ть сантиметров. »з цели пр€мо мне в живот смотрел ствол парабеллума. Ёлектрический фонарик осветил мен€.

Ч ¬ы заключенный?

Ч ƒа.

Ч „то вам нужно? Ч голос „екалина был резок и подозрителен.

Ч √ражданин начальник, у мен€ к вам очень серьезный разговор и на очень серьезную тему.

Ч Ќу, говорите.

Ч √ражданин начальник, этот разговор € через щель двери вести не могу.

Ћуч фонарика уперс€ мне в лицо. я сто€л, щур€сь от света и думал о том, что малейша€ оплошность может стоить мне жизни.

Ч ќружие есть?

Ч Ќет.

Ч ¬ыверните карманы. я вывернул карманы.

Ч ¬ойдите.

я вошел.

„екалин вз€л фонарик в зубы и не выпуска€ парабеллума, свободной рукой ощупал мен€ всего. ¬идна была больша€ сноровка.

Ч ѕроходите вперед.

я сделал два-три шага вперед и остановилс€ в нерешимости.

Ч Ќаправо... Ќаверх... Ќалево, Ч командовал „екалин, —овсем, как в коридорах √ѕ”. ƒа, сноровка видна.

ћы вошли в убого обставленную комнату. ѕосредине комнаты сто€л некрашеный дерев€нный стол. „екалин обошел его крутом и, не опуска€ парабеллума, тем же резким тоном спросил;

Ч Ќу-с, так что же вам угодно?

Ќачало разговора было малообещающим, а от него столько зависело. я постаралс€ собрать все свои силы.

Ч √ражданин начальник, последние эшелоны составл€ютс€ из людей, которые до Ѕјћа заведомо не доедут.

” мен€ запнулось дыхание.

Ч Ќу?

Ч ¬ам, как приемщику рабочей силы, нет никакого смысла нагружать вагоны полутрупами и выбрасывать в дороге трупы.

Ч ƒа?

Ч я хочу предложить давать вам списки больных, которых ЅЅ  сажает в эшелоны под видом здоровых. ¬ нашей комиссии есть один врач. ќн, конечно, не в состо€нии проверить всех этапников, но он может проверить людей по моим спискам.

Ч ¬ы по каким стать€м сидите?

Ч ѕ€тьдес€т восемь Ч шесть, дес€ть и одиннадцать; п€тьдес€т дев€ть Ч дес€ть,

Ч —рок?

Ч ¬осемь лет.

Ч “ак... ¬ы по каким, собственно, мотивам действуете?

Ч ѕо многим мотивам. ¬ частности и потому, что на Ѕјћ придетс€, может быть, ехать и моему сыну.

Ч Ёто тот, что р€дом с вами работает?

Ч ƒа.

„екалин уставилс€ на мен€ пронизывающим, но ничего не говор€щим взгл€дом. я чувствовал, что от нервного напр€жени€ у мен€ начинает пересыхать во рту.

Ч “ак... Ч сказал он раздумчиво. ѕотом, отвернувшись немного в сторону, опустил предохранитель своего парабеллума и положил оружие в кобуру.

Ч “ак, Ч повторил он, как бы что-то сообража€. Ч ј скажите, вот эту путаницу с заменой фамилий Ч это не вы устроили?

Ч ћы.

Ч ј это по каким мотивам?

Ч я думаю, что даже революции лучше обойтись без тех издержек, которые уж совсем бессмысленны.

„екалина как-то передернуло.

Ч “ак, Ч сказал он саркастически. Ч ј когда миллионы труд€щихс€ гибли на фронтах бессмысленной империалистической бойни, вы действовали по той же... просвещенной линии?

¬опрос был поставлен в лоб.

Ч “ак же, как и сейчас, € бессилен против человеческого сумасшестви€.

Ч –еволюцию вы считаете сумасшествием?

Ч я не вижу никаких оснований скрывать перед вами этой прискорбной точки зрени€.

„екалин помолчал,

Ч ¬аше предложение дл€ мен€ приемлемо. Ќо если вы воспользуетесь этим дл€ каких-нибудь посторонних целей, протекции или чего Ч вам пощады не будет.

Ч ћое положение настолько безвыходно, что вопрос о пощаде мен€ мало интересует. ћен€ интересует вопрос о сыне.

Ч ј он за что попал?

Ч ѕо существу за компанию. —в€зи с иностранцами.

Ч  ак вы предполагаете технически провести эту комбинацию?

Ч   отправке каждого эшелона € буду давать вам списки больных, которых ЅЅ  дает вам под видом здоровых. Ётих списков € вам приносить не могу. я буду засовывать их в уборную ”–„, в щель между бревнами, над притолокой двери, пр€мо посредине ее. ¬ы бываете в ”–„ и можете эти списки забирать.

Ч “ак. ѕодход€ще.   скажите, в этих подлогах с ведомост€ми ваш сын тоже принимал участие?

Ч ƒа. ¬ сущности, это его иде€.

Ч » из тех же соображений?

Ч ƒа.

Ч » отдава€ себе отчет...

Ч ќтдава€ себе совершенно €сный отчет.

Ћицо и голос „екалина стали немного меньше дерев€нными.

Ч —кажите, вы не считаете, что √ѕ” вас безвинно посадило?

Ч — точки зрени€ √ѕ” Ч нет.

Ч ј с какой точки зрени€ Ч да?

Ч  роме точки зрени€ √ѕ” есть еще и некоторые другие точки зрени€. я не думаю, чтобы был смысл входить в их обсуждение.

Ч я напрасно вы думаете. √лупо думаете. »з-за якименков, —тародубцевых и прочей сволочи революци€ и платит эти, как вы говорите, бессмысленные издержки. » это потому, что вы и иже с вами, с революцией идти не захотели. ѕочему вы не пошли?

Ч —тародубцев имеет передо мною то преимущество, что он выполнит вс€кое приказание. ј € вс€кое не выполню.

Ч Ѕелые перчатки?

Ч ћожет быть.

Ч Ќу, вот и миритесь с якименками.

Ч ¬ы, кажетс€, о нем не особо высокого мнени€.

Ч якименко карьерист и прохвост, Ч коротко отрезал „екалин. Ч ќн думает, что он сделает карьеру.

Ч ѕо всей веро€тности, сделает.

Ч ѕоскольку от мен€ зависит, сомневаюсь. ј от мен€ зависит. ќб этих эшелонах будет знать и √улаг. Ўтабели трупов по дороге √улагу не нужны.

я подумал о том, что штабели трупов до сих пор √улагу не мешали.

Ч якименко карьеры не сделает, Ч продолжал „екалин. Ч —волочи у нас и без него достаточно. Ќу, это вас не касаетс€.

Ч  асаетс€ самым тесным образом. » именно мен€ и нас.

„екалина оп€ть передернуло.

Ч Ќу, давайте ближе к делу. Ёшелон идет через три дн€. ћожете вы мне на послезавтра дать первый список?

Ч ћогу.

Ч “ак, значит, € найду его послезавтра, к дес€ти часам вечера, в уборной ”–„, в щели над дверью?

Ч ƒа.

Ч ’орошо. ≈сли вы будете действовать честно, если вы этими списками не воспользуетесь дл€ каких-нибудь комбинаций, € ручаюсь вам, что ваш сын на Ѕјћ не поедет.  атегорически гарантирую. ј почему бы, собственно, не поехать на Ѕјћ и вам?

Ч —татьи не пускают.

Ч Ёто ерунда.

Ч » потом, вы знаете, на увеселительную прогулку это не очень похоже.

Ч ≈рунда. Ќе в теплушке же бы вы поехали, раз € вас приглашаю.

я в изумлении воззрилс€ на „екалина и не знал, что мне и отвечать.

Ч Ќам нужны культурные силы, Ч сказал „екалин, дела€ ударение на УкультурныеФ. Ч » мы умеем их ценить. Ќе то, что Ѕјћ.

¬ пафосе „екалина мне слышались чисто ведомственные нотки. я хотел спросить, чем собственно, € об€зан чести такого приглашени€, но „екалин прервал мен€:

Ч Ќу, мы с вами еще поговорим. “ак, значит, списки € послезавтра там найду. Ќу, пока. ѕодумайте о моем предложении,

 огда € вышел на улицу, мне, говор€ откровенно, хотелось слегка припл€сывать. Ќо, умудренный опытами вс€кого рода, € предпочел подвергнуть всю эту ситуацию, так сказать, Умарксистскому анализуФ. ћарксистский анализ дал вполне благопри€тные результаты. „екалину, конечно, € оказывал весьма существенную услугу; не потому, что кто-то его стал бы потом попрекать штабел€ми трупов по дороге, а потому, что он был бы обвинен в ротозействе. ¬сучили ему, дескать, гнилой товар, а он и не заметил. — точки зрени€ советских работорговцев, да и не только советских Ч это промах весьма предосудительный.

—Ќќ¬ј ѕ≈–≈ƒџЎ ј

ќбщее собрание фамилии —олоневичей Утрех мушкетеровФ, как нас называли в лагере, подтвердило мои соображени€ о том, что „екалин не подведет. ѕомимо вс€ких психологических расчетов был и еще один. —в€зью со мною, с заключенным, использованием заключенного дл€ шпионажа против лагерной администрации, „екалин ставит себ€ в довольно сомнительное положение. ≈сли „екалин подведет, то перед этаким УподводомФ, веро€тно, он подумает о том, что € могу пойти на самые отча€нные комбинации; ведь, вот пошел же € к нему с этими списками. ј о том, чтобы иметь в руках доказательства этой преступной св€зи, € уж позабочусь; впоследствии € об этом и позаботилс€. ѕоставленный в безвыходное положение, € эти доказательства предъ€влю третьей части. „екалин же находитс€ на территории ЅЅ . —ловом, ид€ на все это, „екалин уж должен был держатьс€ до конца.

¬се в мире весьма относительно. —тоило разве€тьс€ очередной угрозе, нависавшей над нашими головами, и жизнь снова начинала казатьс€ легкой и преисполненной надежд, несмотр€ на каторжную работу в ”–„, несмотр€ на то, что помимо этой работы, чекалинские списки отымали у нас последние часы сна.

¬прочем, списки эти ёра сразу весьма усовершенствовал; мы писали не фамилии, а только указывали номер ведомости и пор€дковый номер под которым в данной ведомости сто€ла фамили€, данного заключенного. Ќаши списки стали срывать эшелоны. якименко рвал и метал, но каждый сорванный эшелон давал нам некоторую передышку: пока подбирали очередные документы, мы могли отоспатьс€. ¬ довершение ко всему этому якименко преподнес мне довольно неожиданный, хот€ сейчас уже и ненужный сюрприз. я сидел за машинкой и барабанил. якименко был в соседней комнате.

—лышу негромкий голос якименки:

Ч “оварищ “вердун, переложите документы —олоневича ёри€ на ћедгору. ќн на Ѕјћ не поедет.

¬ечером того же дн€ € улучил минуту и как-то неловко и путано поблагодарил якименко. ќн подн€л голову от бумаг, посмотрел на мен€ каким-то странным, вопросительно-ироническим взгл€дом и сказал:

Ч Ќе стоит, товарищ —олоневич. » оп€ть уткнулс€ в бумаги.

“ак и не узнал €, какую, собственно, линию вел товарищ якименко.

ƒ≈¬ќ„ ј —ќ Ћ№ƒќћ

∆изнь пошла как-то глаже. ќдно врем€, когда начали срыватьс€ эшелоны, работы стало меньше. ѕотом, когда якименко стал под сурдинку включать в списки людей, которых „екалин уже по разу или больше снимал с эшелонов, работа оп€ть стала беспросыпной. ¬ этот период времени со мною случилось происшествие, в сущности пуст€ковое, но как-то очень уж глубоко врезавшеес€ в пам€ть. Ќа рассвете перед уходом заключенных на работы и вечером во врем€ обеда перед нашими палатками ма€чили дес€тки оборванных кресть€нских реб€тишек, выпрашивавших вс€кие съедобные отбросы. —транно было смотреть на этих людей Увольного населени€Ф, более нищего, чем даже мы, каторжники, ибо свои полтора фунта хлеба мы получали каждый день, а кресть€не и этих полутора фунтов не имели.

Ќашим продовольствием заведовал ёра. ќн ходил за хлебом и за обедом. ќн же играл роль распределител€ лагерных объедков среди детворы. ” нас была огромна€, литров на дес€ть, алюминиева€ кастрюл€; котора€ была участницей уже двух наших попыток побега, а впоследствии и участвовала и в третьей. ¬ эту кастрюлю ёра собирал то, что оставалось от лагерных щей во всей нашей палатке. ўи эти обычно варились из гнилой капусты и селедочных головок. я так и не узнал, куда девались селедки от этих головок. Ќе многие из лагерников отваживались есть эти щи, и они попадали дет€м. ¬прочем, многие из лагерников урывали кое-что и из своего хлебного пайка.

я не помню, почему именно все это так вышло.  ажетс€, ёра дн€ два-три подр€д вовсе не выходил из ”–„, € тоже. Ќаши соседи по привычке сливали свои объедки в нашу кастрюлю.  огда однажды € вырвалс€ из ”–„, чтобы пройтись хот€ бы за обедом, € обнаружил, что мо€ кастрюл€, сто€вша€ под нарами, была полна до краев, и содержимое ее превратилось в глыбу сплошного льда. я решил занести кастрюлю на кухню, поставить ее на плиту, и когда лед слегка оттает, выкинуть всю эту глыбу вон и в пустую кастрюлю получить свою порцию каши.

я вз€л кастрюлю и вышел из палатки. Ѕала почти уже ночь. ѕронзительный морозный ветер выл в телеграфных проводах и засыпал глаза снежной пылью . ” палаток не было никого. —тайка детей, которые в обеденную пору шныр€ли здесь, уже разошлись. ¬друг кака€-то не€сна€ фигурка метнулась ко мне из-за сугроба, и хриплый, застуженный детский голосок пропищал:

Ч ƒ€денька, д€денька, может, что осталось. ƒ€денька, дай!...

Ёто была девочка лет, веро€тно, одиннадцати. ≈е глаза под спутанными космами волос блестели голодным блеском. ј голосок автоматически, привычно, без вс€кого выражени€, продолжал скулить:

Ч ƒ€денька, дааай!

Ч ј тут только лед.

Ч ќт щей, д€денька?

Ч ќт щей.

Ч Ќичего, д€денька. “ы только дай. я его сейчас... отогрею... ќн сейчас вытр€хнетс€. “ы только дай...

¬ голосе девочки звучала суетливость, жадность и бо€знь отказа. я соображал как-то туго и сто€л в нерешимости. ƒевочка почти вырвала кастрюлю из моих рук. ѕотом она распахнула рваный зипунишко, под которым не было ничего, только торчали голые острые ребра, прижала кастрюлю к своему голому тельцу, словно своего ребенка, запахнула зипунишко и села на снег.

я находилс€ в состо€нии такой отупелости, что даже не попыталс€ найти объ€снение тому, что эта девочка собиралась делать. “олько мелькнула ассоциаци€ о ребенке, о материнском инстинкте; который каким-то чудом живет еще в этом иссохшем тельце. я прошел в палатку отыскивать другую посуду дл€ каши своей насущной.

¬ жизни каждого человека бывают минуты великого унижени€. “акую минуту пережил €, когда, полза€ под нарами в поисках какой-нибудь посуды, € сообразил, что эта девочка собираетс€ теплом изголодавшегос€ своего тела растопить эту полупудовую глыбу замерзшей, отвратительной, свиной, но все же пищи; и что во всем этом скелетике тепла не хватит и на четверть этой глыбы.

я очень т€жело ударилс€ головой о какую-то перекладину под нарами и почти оглушенный от удара, отвращени€ и €рости, выбежал из палатки. ƒевочка все еще сидела на том же месте, и ее нижн€€ челюсть дрожала мелкой частой дрожью.

Ч ƒ€денька, не отбирай! Ч завизжала она.

я схватил ее вместе с кастрюлей и потащил в палатку. ¬ голове мелькали какие-то сумасшедшие мысли. я что-то, помню, говорил, но думаю, что и мои слова пахли сумасшедшим домом. ƒевочка вырвалась в истерии у мен€ из рук и бросилась к выходу из палатки. я поймал ее и посадил на нары. Ћихорадочно, дрожащими руками € стал шарить на полках, под нарами. Ќашел чьи-то объедки, пол пайка ёриного хлеба и что-то еще. ƒевочка не ожидала, чтобы € прот€нул ей все это. ќна судорожно схватила огрызок хлеба и стала запихивать себе в рот. ѕо ее гр€зному личику катились слезы еще не остывшего испуга. я сто€л перед нею пришибленный, полный великого отвращени€ ко всему в мире, в том числе и к самому себе.  ак это мы, взрослые люди –оссии, тридцать миллионов взрослых мужчин, могли допустить до этого детей нашей страны?  ак это мы не додрались до конца? ћы, русские интеллигенты, зна€, чем была велика€ французска€ революци€, могли мы себе представить, чем будет столь же велика€ революци€ у нас...  ак это мы не додрались?  ак это мы все, все поголовно не вз€лись за винтовки? ¬ какой-то очень короткий миг вс€ проблема гражданской войны и революции осветилась с беспощадной €ркостью. „то помещики? „то капиталисты? „то профессора? ѕомещики Ч в Ћондоне.  апиталисты Ч в наркомторге. ѕрофессора Ч в академии. Ѕез вилл и автомобилей, но живут. ј вот все эти безым€нные мальчики и девочки? ќ них мы должны были помнить прежде всего, ибо они Ч будущее нашей страны. ј вот, не вспомнили. » вот на кост€х этого маленького скелетика, миллионов таких скелетиков, будет строитьс€ социалистический рай. ¬спомнилс€ карамазовский вопрос о билете в жизнь. Ќет, ежели бы им и удалось построить этот рай, на этих скелетиках, € такого ра€ не хочу. ¬спомнилась и фотографи€ Ћенина в позе ’риста, окруженного детьми: УЌе мешайте дет€м приходить ко мнеФ.  ака€ подлость!  ака€ лицемерна€ подлость!

» вот, много вещей видал € на советских просторах; вещей, на много хуже этой девочки с кастрюлей льда. » многое как-то уже забываетс€. ј девочка не забудетс€ никогда. ќна дл€ мен€ стала каким-то символом. —имволом того, что сделалось с –оссией.

Ќќ„№ ¬ ”–„≈

Ўли дни. ”ходили эшелоны. ”худшалось питание. Ќаши посылки актив из почтово-посылочной экспедиции лагер€ разворовывал настойчиво и аккуратно. –иска уже не было никакого, все равно Ѕјћ. ќдин за другим отправл€лись на Ѕјћ и наши славные сотоварищи по ”–„. “вердун, который принимал хот€ и второстепенное, но все же весьма де€тельное участие в нашей травле, пропил от обалдени€ свой последний бушлат и плакал в мою жилетку о своей загубленной молодой жизни. ќн был польским комсомольцем (фамили€ насто€ща€), перебравшимс€ нелегально. кажетс€, из ¬ильны и по подозрению не известно в чем, отправленным на п€ть лет сюда. ƒаже —тародубцев махнул на нас рукой и вынюхивал пути к обходу Ѕјћовских перспектив. ќчень грустно констатировать этот факт, но от Ѕјћа —тародубцев как-то отвертелс€. ј силы все падали. я хирел и тупел с каждым днем.

ћы с ёрой кончали наши очередные списки. Ѕыло часа два ночи. ”–„ был пуст. ёра кончил свою простыню.

Ч »ди-ка,  вакушка, в палатку. Ћожись спать.

Ч Ќичего, ¬атик, посижу. ѕойдем вместе.

” мен€ оставалось работы минут на п€ть.  огда € вынул из машинки последние листы, то оказалось, что ёра уселс€ на пол, прислонилс€ спиной к стене и спит. Ѕудить его не хотелось. Ќести в палатку? Ќе донесу. ¬ комнате была лежанка, на которой подремывали все, у кого были свободные полчаса, в том числе и якименко. Ќужно взгромоздить ёру на эту лежанку, там будет тепло, пусть спит. Ќа полу оставл€ть нельз€. —квозь щели пола дули зимние сквозн€ки, намета€ у плинтуса тоненькие сугробики снега.

я наклонилс€ и подн€л ёру. ѕервое, что мен€ поразило, это его страшна€ т€жесть. ќткуда? Ќо потом € пон€л. Ёто не т€жесть, а мо€ слабость. ёрины пудов шесть брутто казались т€желее, чем раньше были пудов дес€ть.

Ћежанка была на уровне глаз. ” мен€ хватило силы подн€ть ёру до уровн€ груди, но дальше не шло никак. я положил ёру на пол и попробовал разбудить. Ќе выходило ничего. Ёто был уже не сон. Ёто был, выража€сь спортивным €зыком, коллапс.

я все-таки изловчилс€. ѕодтащил к лежанке €щик, оп€ть подн€л ёру, взобралс€ с ним на €щик, положил на край ладони и, приподн€вшись, перекатил ёру на лежанку. ѕерекатыва€сь, ёра ударилс€ виском о край кирпичного изголовь€. “оненька€ струйка крови побежала по лицу. ќбрывком папироской бумаги € заклеил ранку. ёра не проснулс€. ≈го лицо было похоже на лицо покойника, умершего от долгой и изнурительной болезни. јлые п€тна крови резким контрастом подчеркивали мертвенную синеву лица. ѕровалившиес€ впадины глаз. «аострившийс€ нос. ¬ысохшие губы. Ќеужели, это конец? ¬печатление было таким страшным, что € наклонилс€ и стал слушать сердце. Ќет, сердце билось. ѕлохо, с аритмией, но билось. Ётот короткий, на несколько секунд ужас оглушил мен€. √олова кружилась, и ноги подгибались. ’орошо бы никуда не идти, свалитьс€ пр€мо здесь и заснуть. Ќо € пошатыва€сь, вышел из ”–„ и стал спускатьс€ с лестницы. ѕо дороге вспомнил о нашем списке дл€ „екалина. —писок относилс€ к этапу, который должен был отправитьс€ завтра или точнее, сегодн€. Ќу, конечно, „екалин этот список вз€л, как и прежние списки. ј вдруг не вз€л? „епуха. ѕочему бы он мог не вз€ть? Ќу, а если не вз€л? Ёто был наш рекордный список Ч на 147 человек. » оставл€ть его в щели на завтра? ƒнем могут заметить. » тогда?

ѕотоптавшись в нерешительности на лестнице, € все-таки пополз наверх. ќткрыл дверь в неописуемую урчевскую уборную, просунул руку. —писок был здесь.

я чиркнул спичку. ƒа, это был наш список. »ногда бывали списки от „екалина, драгоценный документ на вс€кий случай; „екалин был очень не осторожен. ѕочему „екалин не вз€л его? Ќе мог? Ќе было времени? „то ж теперь? ѕридетс€ занести его „екалину.

Ќо при мысли о том, что придетс€ проваливатьс€ по сугробам куда-то за две версты до чекалинской избы, мен€ даже озноб прошиб. ј не пойти? «автра эти 147 человек поедут на Ѕјћ.

 акие-то обрывки мыслей и доводов путано бродили в голове. я вышел на крыльцо.

ќкна ”–„ отбрасывали белые пр€моугольники света, заносимые снегом и тьмой. “ам, за этими пр€моугольниками, металась вьюжна€ припол€рна€ ночь. ƒве версты. Ќе дойду. Ќу, его к черт€м! » с Ѕјћом и со списками и с этими людьми. »м все равно погибать, не по дороге на Ѕјћ, так где-нибудь на Ћесной –ечке. ѕойду в палатку и завалюсь спать. “ам весело трещит печурка, можно будет завернутьс€ в два оде€ла; и в ёрино тоже. Ѕуду засыпать и думать о земле, где нет расстрелов, Ѕјћа, девочки со льдом, мертвенного лица сына. Ѕуду мечтать о какой-то странной жизни, может быть, очень простой, может быть, очень бедной, но о жизни на воле. ќ неверо€тной жизни на воле... ƒа, а список как?

я не без труда сообразил, что сижу на снегу, упершись спиной в крыльцо и выт€нув ноги, которые снег уже замел до кончиков носков.

я вскочил, как будто мною выстрелили из пушки. “ак по-идиотски погибнуть? «амерзнуть на дороге между ”–„ и палаткой? распустить свои нервы до степени какого-то лунатизма?   чертовой матери! ѕойду к „екалину. —пит Ч разбужу. „ерт с ним.

ѕќ—Ћ≈ƒЌ»≈ »« ћќ√» јЌ

ѕошел. ѕуталс€ во тьме и в сугробах. Ќаконец, набрел на плетень, от которого можно было танцевать дальше. ћысл€ми о том, как бы дотанцевать, как бы не запутатьс€, как бы не свалитьс€ Ч было зан€то все внимание. “ак что возглас У—той! –уки вверх!Ф застал мен€ в состо€нии полнейшего равнодуши€. я послал возглашающего в нехорошее место и побрел дальше. Ќо голос крикнул: УЁто вы!Ф

я резонно ответил, что это, конечно, €.

»з вьюги вынырнула кака€-то фигура с револьвером в руках.

Ч ¬ы куда?  о мне?

я узнал голос „екалина.

Ч ƒа, € к вам.

Ч —писок несете? ’орошо, что € вас встретил. “олько что приехал. Ўел за этим самым списком. ’орошо, что вы его несете. “олько послушайте, ведь вы же интеллигентный человек. Ќельз€ же так писать. ¬едь, это черт знает, что такое: не то, что фамилий, а и цифр разобрать нельз€.

я покорно согласилс€, что почерк у мен€ действительно, бывает и хуже, но не часто.

Ч Ќу, идем ко мне. “ам разберемс€. „екалин повернулс€ и нырнул во тьму. я с трудом поспевал за ним. ѕроваливались в какие-то сугробы, натыкались на какие-то пни. Ќаконец, добрели.

ћы подн€лись по темной скрипучей лестнице. „екалин зажег свет.

Ч Ќу, вот. —мотрите. Ч сказал он своим скрипучим, раздраженным голосом. Ч Ќу, на что это похоже? „то это у вас? 4? 1? 7? 9? Ќичего не разобрать. ¬от вам карандаш. —адитесь, поправьте так, чтобы было пон€тно.

я вз€л карандаш и уселс€. –уки дрожали от холода, от голода и от многих других вещей.  арандаш прыгал в пальцах, цифры расплывались в глазах.

Ч Ќу и распустили же вы себ€, Ч сказал „екалин укоризненно, но в голосе его не было прежней скрипучести.

я что-то ответил.

Ч ƒавайте, € буду поправл€ть. ¬ы только говорите мне, что ваши закорючки означают.

«акорюк было не так уж много, как это можно было бы ожидать.  огда все они были расшифрованы, „екалин спросил мен€:

Ч Ёто все больные завтрашнего эшелона?

я махнул рукой.

Ч  акое все. я вообще не знаю, есть ли в этом эшелоне здоровые.

Ч “ак почему же вы не дали списка на всех больных?

Ч «наете, товарищ „екалин, даже сама€ красива€ девушка не может дать ничего путного, если у нее нет времени дл€ сна.

„екалин посмотрел на мою руку.

Ч Ќ-да, Ч прот€нул он. Ч ј больше в ”–„ вам не на кого положитьс€?

я посмотрел на „екалина с изумлением.

Ч Ќу да, Ч поправилс€ он. Ч »звините за нелепость. ј сколько по-вашему еще остаетс€ здоровых?

Ч ѕо-моему, вовсе не остаетс€. “очнее, по мнению брата.

Ч —ущественный парень ваш брат, Ч сказал ни с того, ни с сего „екалин. Ч ≈го даже работники третьей части и те побаиваютс€. ƒа. “ак, говорите, все резервы якименки уже исчерпаны?

Ч ѕожалуй, даже больше, чем исчерпаны. Ќа дн€х мой сын открыл такую штуку: в последние списки ”–„ включил людей, которых вы уже по два раза снимали с эшелонов.

Ѕрови „екалина подн€лись.

Ч ќго! ƒаже так! ¬ы в этом уверены?

Ч ” вас, веро€тно, есть старые списки. ƒавайте проверим. Ќекоторые фамилии € помню.

ѕроверили. Ќесколько повтор€ющихс€ фамилий нашел и сам „екалин.

Ч “ак, Ч сказал „екалин раздумчиво. Ч “ак, значит, У≈лизавет ¬оробейФ?

Ч ¬ этом роде. »ли сказка про белого бычка.

Ч “ак, значит, якименко идет уже на насто€щий подлог. «начит, действительно давать ему больше некого. „ерт знает, что такое. ѕриемку придетс€ закончить. «а такие потери € отвечать не могу.

Ч ј что, очень велики потери в дороге?

я ожидал, что „екалин ответит мне, как прошлый раз, УЌе ваше делоФ, но к моему удивлению, он нервно повел плечами и сказал:

Ч —овершенно безобразные потери. ƒа, кстати, Ч вдруг прервал он самого себ€. Ч  ак вы насчет моего предложени€? Ќа Ѕјћ?

Ч ≈сли вы разрешите, € откажусь.

Ч ѕочему?

Ч ≈сть две основных причины. ѕерва€ Ч здесь Ћенинград под боком, и ко мне люди будут приезжать на свидани€. ¬тора€ Ч ув€завшись с вами, € автоматически попадаю под вашу протекцию. ¬ы Ч человек партийный, следовательно, подверженный вс€ким мобилизации и переброскам. ѕротекци€ исчезает, и € остаюсь на растерзание тех людей, у кого эта протекци€ и привилегированность были бельмом в глазу.

Ч ѕервое соображение верно. ¬от второе Ч не стоит ничего. “ам в Ѕјћовском √ѕ” € ведь расскажу всю эту историю со списками, с якименкой, с вашей ролью во всем этом.

Ч —пасибо. Ёто значит, что Ѕјћовское √ѕ” мен€ размен€ет при первом же удобном случае.

Ч “о есть, почему это?

я посмотрел на „екалина не без удивлени€ и соболезновани€: така€ проста€ вещь.

Ч ѕотому, что из всего этого будет видно довольно €вственно: парень зубастый и парень не свой. ¬чера он подвел ЅЅ , а сегодн€ он подведет Ѕјћ.

„екалин повернулс€ ко мне всем своим корпусом и спросил:

Ч ¬ы никогда в √ѕ” не работали?

Ч Ќет. √ѕ” надо мной работало.

„екалин закурил папиросу и стал смотреть, как струйка дыма разбивалась стру€ми холодного воздуха от окна.

я решил внести некоторую €сность.

Ч Ёто не только система √ѕ”. ќб этом и ћакиавелли говорил.

Ч  то такой ћакиавелли?

Ч »таль€нец эпохи ¬озрождени€. »здал, так сказать, учебник большевизма. “ам обо всем этом довольно подробно сказано. ѕ€тьсот лет тому назад.

„екалин подн€л брови.

Ч Ќ-да, за п€тьсот лет человеческа€ жизнь по существу не на много усовершенствовалась, Ч сказал он, как бы что-то разъ€сн€€. Ч » пока капитализма мы не ликвидируем и не усовершенствуетс€. ƒа, на счет Ѕјћа вы, пожалуй и правы. ’от€ и не совсем. Ќа Ѕјћ посланы наши лучшие силы.

я не стал вы€сн€ть, с какой точки зрени€, эти лучшие силы €вл€ютс€ лучшими. —обственно, пора было уже уходить, пока мне об ртом не сказали. Ќо как-то трудно было подн€тьс€. ¬ голове был туман, хотелось заснуть тут же на табуретке. ќднако, € приподн€лс€.

Ч ѕосидите, отогрейтесь, Ч сказал „екалин и прот€нул мне папиросы. я закурил. „екалин как-то слегка съежившись сел на табуретку, и его поза странно напомнила мне давешнюю девочку со льдом. ¬ этой позе, в лице, в устало положенной руке было что-то сурово безнадежное, усталое, одинокое. Ёто было лицо человека, который привык жить, как говоритс€, сжавши зубы. —колько их, таких твердокаменных партийцев, энтузиастов и тюремщиков, жертв и палачей, созидателей и опустошителей! Ќо идут беспросветные годы энтузиазм выветриваетс€, подвалы коммунистических ауто-да-фе дав€т на совесть все больнее, жертвы и свои и чужие, как-то больше опустошают, чем созидают.  ака€ в сущности беспросветна€ жизнь у них, у этих энтузиастов. Ќедаром один за другим уход€т они на тот свет, добровольно и не добровольно, на —оловки, в басмаческие районы —редней јзии, в политизол€торы √ѕ”. Ѕольше им, кажетс€, некуда уходить.

„екалин подн€л голову и поймал мой пристальный взгл€д. я не сделал вида, что этот взгл€д был только случайностью. „екалин как-то болезненно и криво усмехнулс€.

Ч »зучаете? ј сколько, по-вашему, мне лет? ¬опрос был несколько неожиданным. я сделал поправку на то, что на €зыке официальной советской медицины называетс€ Усоветской изношенностьюФ, на необходимость какого-то процента подбадривани€ и сказал Ч лет сорок п€ть. „екалин повел плечами.

Ч ƒа? ј мне тридцать четыре. ¬от вам и чекист, Ч он совсем криво усмехнулс€ и добавил:

Ч ѕалач, как вы говорите.

Ч я не говорил.

Ч ћне не говорили Ч другим говорили. »ли, во вс€ком случае думали.

Ѕыло бы глупо отрицать, что такой ход мыслей действительно существовал.

Ч –азные палачи бывают. “е, кто идет по любви к этому делу Ч выживают. “е, кто только по убеждению Ч гибнут. я думаю, что вот якименко очень мало беспокоитс€ о потер€х в эшелонах.

Ч ј откуда вы вз€ли, что € беспокоюсь?

Ч “аскаетесь по ночам за моими списками в ”–„. якименко бы таскатьс€ не стал. ƒа и вообще видно. ≈сли бы € этого не видел, € бы к вам с этими списками не пошел бы.

Ч ƒа? ќчень любопытно. «наете, что? ќткровенность за откровенность.

я насторожилс€. Ќо несмотр€ на столь многообещающее вступление, „екалин как-то зам€лс€, потом подумал, потом, как бы решившись окончательно, сказал:

Ч ¬ы не думаете, что якименко что-то подозревает о ваших комбинаци€х со списками?

ћне стало беспокойно. якименко мог и подозревать, но если об его подозрени€х уже и „екалин знает, дело могло прин€ть совсем серьезный оборот.

Ч якименко на дн€х дал распор€жение отставить моего сына от отправки на Ѕјћ.

Ч ¬от как? —овсем занимательно.

ћы недоуменно посмотрели друг на друга.

Ч ј что вы, собственно говор€, знаете о подозрени€х якименки?

Ч “ак, ничего в сущности определенного. “рудно сказать.  акие-то намеки, что ли...

Ч “огда почему якименко нас не ликвидировал?

Ч Ёто не так просто. ¬ лагер€х есть закон.  онечно, сами знаете, он не всегда соблюдаетс€, но он есть. » если человек зубастый... ѕо отношению к зубастому человеку... а вас здесь целых трое зубастых. Ћиквидировать не так легко. якименко человек осторожный. ћало ли, какие у вас могут быть св€зи. ј у нас в √ѕ” за нарушение закона... по отношению, к тем, кто имеет св€зи... Ч „екалин посмотрел на мен€ недовольно и закончил: Ч —пуску не дают.

«а€вление „екалина вызвало необходимость обдумать целый р€д вещей, в частности и такую, не лучше ли нам при таком ходе событий прин€ть предложение „екалина насчет Ѕјћа, чем оставатьс€ здесь под эгидой якименки. Ќо это был момент малодуши€, попытка измены принципу Увсе дл€ побегаФ. Ќет.  онечно, все Ч дл€ побега.  ак-нибудь споемс€ и с якименкой.   теме о Ѕјће не стоит даже возвращатьс€.

Ч «наете что, товарищ „екалин, насчет закона и спуска, пожалуй, нет смысла и говорить.

Ч я вам отвечу прежним вопросом, почему на ответственных местах сид€т якименки, а не вы? —ами виноваты.

Ч я вам отвечу прежним ответом, потому что во им€ приказа или точнее, во им€ карьеры он пойдет, на что хотите. ј € не пойду.

Ч якименко только один из винтиков колоссального аппарата. ≈сли каждый винтик будет рассуждать...

Ч Ѕоюсь, что вот вы все-таки рассуждаете. » € тоже. ћы все-таки, так сказать, продукты индивидуального творчества. ¬от когда додумаютс€ делать людей на конвейерах, как винты и гайки, тогда будет дело другое.

„екалин презрительно пожал плечами.

Ч √нилой индивидуализм. “аким, как вы, хода нет.

я несколько обозлилс€. ѕочему мне нет хода? ¬ любой стране дл€ мен€ был бы свободен любой ход.

Ч “оварищ „екалин. Ч сказал € раздраженно. Ч ƒл€ вас тоже хода нет. ѕотому что с каждым вершком углублени€ революции власть все больше и больше нуждаетс€ в люд€х не рассуждающих и не поддающихс€ никаким угрызени€м совести, в стародубцевых, в €кименках. ¬от именно поэтому и вам хода нет. Ёти эшелоны и эту комнатушку едва ли можно назвать ходом. ¬ам тоже нет хода, как нет его и всей старой ленинской гвардии. ¬ы обречены, как обречена и она. “о, что € попал в лагерь несколько раньше, а вы попадете несколько позже, ничего не решает. ¬от только мне в лагере не из-за чего битьс€ головой об стенку. ј вы будете битьс€ головой об стенку. » у вас будет, за что. ¬о всем этом мо€ трагеди€ и ваша трагеди€; но в этом же и трагеди€ большевизма, вз€того вместе. ¬се равно, вс€ эта штука полным ходом идет в болото.  то утонет раньше, кто позже Ч этот вопрос никакого принципиального значени€ не имеет.

Ч ќго, Ч подн€л брови „екалин. Ч ¬ы, кажетс€, целую политическую программу развиваете.

я пон€л, что € несколько зарвалс€, если не в словах, то в тоне, но отступать было бы глупо.

Ч Ётот разговор подн€ли вы, а не €. ј здесь не лагерный барак с сексотами и горючим материалом УмассФ. — чего бы € стал перед вами разыгрывать угнетенную невинность? — моими-то восемью годами приговора?

„екалин как будто бы несколько сконфузилс€ за чекистскую нотку, котора€ прозвучала в его вопросе.

Ч  стати, а почему вам дали такой странный срок Ч восемь лет, а не п€ть и не дес€ть?

Ч ќчевидно, предполагаетс€, что дл€ моей перековки в честного советского энтузиаста требуетс€ ровно восемь лет... ≈сли € эти восемь лет проживу.

Ч  онечно, проживете. ƒумаю, что вы себе здесь и карьеру сделаете.

Ч ћен€ московска€ карьера не интересовала, а уж на лагерную вы мен€, товарищ „екалин, извините Ч на лагерную уж мне совсем наплевать. ѕроканителюсь как-нибудь. ¬ общем и целом дело все равно пропащее. ∆изнь все равно испорчена вдрызг. Ќе лагерем, конечно. » ваша тоже. ¬ы, ведь, товарищ „екалин Ч один из последних могикан идейного большевизма. “ут и дискуссировать нечего. ƒовольно на вашу физиономию посмотреть.

Ч ј позвольте вас спросить, что же вы вычитали на моей физиономии?

Ч ћногое. Ќапример, вашу небритую щетину. якименко каждый день вызывает к себе казенного парикмахера, бреетс€, опрыскиваетс€ одеколоном. ј вы уже не брились недели две и вам не до одеколона.

Ч Ѕыть можно дельным человеком и думать о красе ногтей. Ч продекламировал „екалин.

Ч я не говорю, что якименко не дельный. ј только бывают моменты, когда пор€дочному человеку, хот€ бы и дельному, не до ногтей и не до брить€. ¬от вы живете, черт знает, в каком сарае. ” вас даже не топлено. якименко так жить не будет. » —тародубцев тоже. ѕри первой же возможности, конечно. ” вас есть возможность и вызвать заключенного парикмахера и приказать натопить печку.

„екалин ничего не ответил. я чувствовал, что мо€ безмерна€ усталость начинает переходить в какое-то раздражение. Ћучше уйти. я подн€лс€.

Ч ”ходите?

Ч ƒа, нужно все-таки хоть немного вздремнуть. «автра оп€ть эти списки.

„екалин т€жело подн€лс€ со своей табуретки.

Ч —писков завтра не будет, Ч сказал он твердо. Ч я завтра устрою массовую проверку здоровь€ этого эшелона и не приму его. » вообще, на этом приемку прекращу, Ч он прот€нул мне руку. я пожал ее. „екалин задержал рукопожатие.

Ч ¬о вс€ком случае, Ч сказал он каким-то начальственным, но все же чуть-чуть взволнованным тоном. Ч ¬о вс€ком случае, товарищ —олоневич, за эти списки € должен вас поблагодарить... от имени той самой коммунистической партии, к которой вы так относитесь. ¬ы должны пон€ть, что если парти€ не очень жалеет людей, то она не жалеет и себ€.

Ч ¬ы бы лучше говорили от своего имени, тогда мне было бы легче вам поверить. ќт имени партии говор€т разные люди.  ак от имени ’риста говорили и апостолы и инквизиторы.

Ч Ќ-да, Ч прот€нул „екалин раздумчиво. ћы сто€ли в дурацкой позе у кос€ка дверей, не разжима€ прот€нутых дл€ рукопожати€ рук. „екалин был, казалось, в какой-то нерешимости. я еще раз потр€с ему руку и повернулс€.

Ч «наете что, товарищ —олоневич, Ч сказал „екалин. Ч ¬от, тоже. —пать времени нет. ј когда урвешь часок, так все равно не спитс€. “орчишь вот тут...

я огл€дел большую, холодную, пустую, похожую на сарай комнату. ѕосмотрел на „екалина. ¬ его глазах было одиночество.

Ч ¬аша семь€ на ƒальнем ¬остоке?

„екалин пожал плечами.

Ч  ака€ тут может быть семь€? ѕри нашей-то работе? «начит, уходите? «наете, что? Ќа завтра этих списков у вас больше не будет. Ёшелонов € больше не приму. “очка.   чертовой матери. “ак вот, давайте-ка посидим, поболтаем. ” мен€ конь€к есть. » закуска. ј?

ќЅў≈–ќ——»…— јя ѕЋј“‘ќ–ћј

 онь€к мен€ в данный момент не интересовал. «акуска интересовала. ѕравда, голод стал каким-то хроническим фоном жизни и особо болезненных ощущений не вызывал. Ќо есть всегда хотелось. Ќа секунду мелькнуло смутное подозрение о мотивах этого необычного приглашени€, € посмотрел в глаза „екалину и увидел, что мой отказ будет чем-то глубоко оскорбительным, каким-то странным оскорблением его одиночеству.

я вздохнул:

Ч  онь€ку бы не плохо.

Ћицо „екалина как-то повеселело.

Ч Ќу, вот и замечательно. ѕосидим, побалакаем. я сейчас.

„екалин засуетилс€. ѕолез под кровать, вытащил оттуда обдрипанный фанерный чемодан, извлек из него литровую бутылку конь€ку и основательную, литров на п€ть жест€ную коробку, в которой оказалась амурска€ кетова€ икра.

Ч Ќаша икра, Ѕјћовска€, Ч по€снил „екалин.

Ч —юда ехать, нужно и свой продукт везти. „ужое ведомство. ƒа еще и конкурирующее. ƒл€ того, чтобы отстаивать свои ведомственные интересы, нужно и свой ведомственный паек иметь. ј то так: не примешь эшелона Ч есть не дадут.

»з покосившегос€, потрескавшегос€ пустого шкафа „екалин достал мутного стекла стакан и какую-то глин€ную плошку. ¬ытер их клочком газетной бумаги. ѕошарил еще по пустым полкам шкафа. ќбнаружил кусок зачерствевшего хлеба, весом в фунт. ѕоложил этот кусок на стол и посмотрел на него с сомнением.

Ч Ќасчет хлеба дело, кажетс€, др€нь. —ейчас посмотрю еще.

— хлебом дело действительно оказалось др€нью.

Ч ¬от так загвоздка. ѕридетс€ к хоз€йке идти. Ѕудить не стоит. ѕошарю, может быть, что-нибудь выищетс€.

„екалин ушел вниз. я осталс€ сидеть, пыта€сь отуманенными мозгами собрать разбегающиес€ мысли и подвести нынешнюю беседу под какую-то мало-мальски вразумительную классификацию.

Ѕеседа эта, впрочем, в классификацию входила. —колько есть на —в€той –уси этаких загубленных коммунистических душ, вз€вшихс€ не за свое дело, гибнущих молчком, сжавши зубы и где-то в самых глубоких тайниках своей души мечтающих о васильках. ќ тех васильках, которые когда-то после и в результате Увсего этогоФ будут доступны пролетариату всего мира. ¬асильки эти остаютс€ невысказанными. ¬асильки эти изнутри дав€т на душу. —о —тародубцевым о них нельз€ говорить. Ќо на черноземе доброй русской души, политой доброй российской водкой, эти васильки распускаютс€ целыми голубыми коврами самых затаенных мечтаний. —колько на моем советском веку выпито было под эти васильки!

ћелькнуло и было отброшено мимолетное сомнение в возможном подводе со стороны „екалина. » подводить, собственно, было нечего и чувствовалось, что предложение „екалина шло так сказать, от Уширокого сердцаФ, от пустоты и одиночества его жизни.

ѕотом мысли перепрыгнули на другое. я в вагоне номер 13. –уки скованы наручниками и распухли. Ќа душе мучительна€, сверб€ща€ злость на самого себ€. “ак проворонить! “акого идиота сыграть! » бесконечна€ тоска за все то, что уже пропало, чего уже никак не поправишь.

Ќа какой-то станции один из дежурных чекистов приносит обед, вопреки ожидани€м, вполне съедобный обед. я вспоминаю, что у мен€ в рюкзаке фл€га с литром чистого спирта. Ёх, сейчас выпить бы!

√оворю об этом дежурному чекисту. ƒайте, дескать, выпить последний раз.

Ч Ѕросьте вы Ћазар€ разыгрывать. ¬ыпьете еще на своем веку... —ейчас € спрошу.

¬ышел в соседнее купе.

Ч “оварищ ƒобротин, арестованный просит разрешени€... Ч т.д.

»з соседнего купе высовываетс€ кругла€ заспанна€ физиономи€ ƒобротина. ƒобротин смотрит на мен€ испытующе.

Ч ј вы в пь€ном виде скандалить не будете?

Ч ѕь€ного вида у мен€ вообще не бывает. ¬ыпью и постараюсь заснуть.

Ч Ќу, ладно.

ƒежурный чекист приволок мой рюкзак, достал фл€гу и кружку.

Ч  ак вам развести? Ќапополам? ј то хватили бы кружки две Ч заснете.

я выпил две кружки. ќдин из чекистов принес мне сложенное оде€ло и положил на скамью под голову.

Ч ѕостарайтесь заснуть. „его зр€ мучитьс€. Ќет, наручников сн€ть не можем. Ќе имеем права. ј вы вот так с руками устройтесь. Ѕудет удобнее.

»дилли€...

¬ернулс€ „екалин. ¬ руках у него три огромных печеных репы и тарелка с кислой капустой.

Ч ’леба нет. Ч сказал он и оп€ть как-то покорежилс€. Ч Ќо и репа не плохо.

Ч —овсем не плохо, Ч л€пнул €. Ч Ќаши товарищи, пролетарии всего мира и репы сейчас не имеют. Ч и сейчас же почувствовал, как это вышло безвкусно и неуместно.

„екалин даже остановилс€ со обоими репами в руках.

Ч ѕростите, товарищ „екалин, Ч сказал € искренно. Ч “ак л€пнул. ƒл€ красного словца и от хорошей нашей жизни.

„екалин как-то вздохнул, положил на стол репы, налил конь€ку, мне в стакан, себе в плошку.

Ч Ќу, что ж, товарищ —олоневич, выпьем за гр€дущее, за бескровные революции.  аждому, так сказать, свое. я буду пить за революцию, а вы за бескровную.

Ч ј такие бывают?

Ч Ѕудем наде€тьс€, что мирова€ Ч она будет бескровной, Ч иронически усмехнулс€ „екалин.

Ч ј за гр€дущую русскую революцию вы пить не хотите?

Ч ќх, товарищ —олоневич, Ч серьезно сказал „екалин. Ч Ќе накликайте. ќх, не накликайте. Ѕудете потом и по сталинским временам плакать. Ќу, € вижу, что вы ни за какую революцию пить не хотите, то есть за мировую. ј € за гр€дущую русскую тоже не хочу. ј конь€к, как говоритс€, стынет. ƒавайте так, за УвообщеФ.

„окнулись и выпили за УвообщеФ.  онь€к был великолепен, старых подвалов јрмении. «ачерпнули дерев€нными ложками икры.  омок икры свалилс€ с ложи „екалина на стол. „екалин стал машинально подбирать отдельные крупинки.

Ч “реть€ революци€, треть€ революци€. „то тут скрывать? —крывать тут нечего. ћы, конечно, знаем, что три четверти населени€ ждут падени€ советской власти. √лупо это. Ќе только потому глупо, что у нас хватит сил и гибкости, чтобы этой революции не допустить. ј потому, что сейчас при —талине Ч есть будущее. —ейчас контрреволюци€ Ч это фашизм, диктатура иностранного капитала, превращение страны в колонию. ¬от вроде »ндии. » как этого люди не понимают? ќт нашего отсталого кресть€нства, конечно, требовать понимани€ нельз€. Ќо интеллигенци€? Ѕудете потом бегать в какой-нибудь подпольный профсоюз и просить там помощи против какого-нибудь американского буржу€. —ейчас жить плохо. ј тогда жить будет скучно. “огда ничего не будет впереди. ј теперь еще два-три года, ну п€ть лет Ч и вы увидите, какой у нас будет расцвет.

Ч Ќе случалось ли вам читать УѕравдыФ или У»звестийФ так в году двадцать восьмом, двадцать седьмом?

„екалин удивленно пожал плечами.

Ч Ќу, конечно, читал. ј что?

Ч ƒа так, особенного ничего. ќдин мой при€тель Ч большой остр€к. ¬ прошлом году весной обсуждалс€, кажетс€, какой-то заем... второй п€тилетки. ¬ылез на трибуну и прочел передовую статью из ѕравды начала первой п€тилетки... ќ том, как будут жить в конце первой п€тилетки.

„екалин смотрел на мен€ непонимающим взором.

Ч Ќу и что?

Ч ƒа так, особенного ничего. ѕосадили. —ейчас, кажетс€, в ¬ишерском концлагере сидит: не вспоминай.

„екалин насупилс€.

Ч Ёто все Ч мещанский подход. ќбывательска€ точка зрени€. Ѕо€знь усилий и жертв. ћы честно говорим, что жертвы неизбежны. Ќо мы знаем, во им€ чего мы требуем жертв и сами их приносим... Ч € вспомнил вудвортовский афоризм о самом гениальном изобретении в мировой истории Ч об осле, перед мордой которого прив€зан клочок сена. » топает бедный осел и приносит жертвы, а клочок сена, как был Ч вот-вот достать, так и остаетс€. „екалин снова наполнил наши Убокалы , и лицо его снова стало суровым и замкнутым.

Ч ћы идем вперед. ћы ошибаемс€, мы спотыкаемс€, но мы идем во им€ самой великой цели, котора€ только ставилась перед человечеством. ј вот вы вместо того, чтобы помочь, сидите себе тихонько и зубоскалите, саботируете, ставите палки в колеса.

Ч Ќу, знаете ли, все-таки трудно сказать, чтобы € очень уж комфортабельно сидел.

Ч ƒа € не о вас говорю, не о вас персонально. я говорю об интеллигенции вообще.  онечно, без нее не обойтись, а Ч сволочь. Ќа народные, на трудовые деньги росла и училась. «вала народ к лучшему будущему, к борьбе со вс€кой мерзостью, со вс€кой эксплуатацией, со вс€ким суеверием. «вала к человеческой жизни на земле. ј когда дело дошло до строительства этой жизни, струсила, хвостом накрылась, побежала ко вс€ким  олчакам и ƒетердингам. ћутила, где только могла. ќставила нас состародубцевыми, с неграмотным мужиком. ј теперь вот: ах, что делают эти стародубцевы! —тародубцевы губ€т тыс€чи и сотни тыс€ч, а вот вы, интеллигент, подсовываете мне ваши дурацкие гомеопатические списки и думаете, ах, кака€ € в сущности честна€ женщина. ћеньше, чем за миллион, € не отдаюсь. √р€зного бель€ своей страны € стирать не буду. ¬ам нужен миллион, чтобы и бель€ не стирать, и чтобы ваши ручки остались нежными и чистыми. ¬ам нужна этака€, черт вас дери, чистоплюйска€ гордость. Ќе вы, дескать, чистили сортиры старых гнойников. ¬ы, конечно, вы говорили, что купец Ч это сволочь, что царь Ч дурак, что генералы Ч старое рванье. «ачем вы это говорили? я вас спрашиваю, Ч голос „екалина стал снова скрипуч и резок. Ч я вас спрашиваю, зачем вы это говорили? „то, вы думали, купец отдаст вам свои капиталы, царь Ч свою власть, генералы Ч свои ордена так за здорово живешь, без драки, без бо€, без выбитых зубов с обеих сторон? „то по дороге к этой человеческой жизни, к которой вы, вы звали массы, никака€ сволочь вам в горло не вцепитс€?

Ч ѕодымали массы, черт вас раздери. ј когда массы подн€лись, вы их предали и продали. —оциалисты, мать вашу. ¬от вам социалисты, ваши германские друзь€ и при€тели, разве мы, марксисты, это не предсказывали, что они готов€т фашизм, что они будут лизать п€тки любому √итлеру, что они точно так же продадут и предадут германские массы, как вот вы предали русские? ј теперь тоже вроде вас думают: ах, какие мы девственные; ах, какие мы чистые. јх, мы никого не изнасиловали. ј что этих социалистов вс€кий, у кого есть деньги Ч и спереди и сзади. “ак ведь это же за насто€щие деньги, за валюту, не за какой-нибудь советский червонец. Ќе за трудовой кусок хлеба.

√олос „екалина стал визглив. ќн жестикулировал своим бутербродом из репы, икра разлеталась во все стороны, но он этого не замечал. ѕотом он как-то спохватилс€.

Ч ѕростите, что € так крою. Ёто, понимаете, не вас персонально... ƒавайте что ли, выпьем.

¬ыпили.

Ч ...Ќе вас персонально. „то вас расстреливать? Ёто вс€кий дурак может. ј вот вы мне ответьте.

я подумал о той смертельной братской ненависти, котора€ и раздел€ет и св€зывает эти две подсекты социализма Ч большевиков и меньшевиков. Ќенависть эта т€нетс€ уже полвека Ч и говорить о ней не стоило.

Ч ќтветить, конечно, можно было бы, но это не мо€ тема. я, видите ли, никогда в своей жизни ни на секунду не был социалистом.

„екалин уставилс€ на мен€ в недоумении и замешательстве. ¬с€ его филиппика пролетела впустую, как зар€д картечи сквозь привидение.

Ч јх, так. “огда извините. Ќе знал. ј кем же вы были?

Ч √овор€ ориентировочно, монархистом. ќ чем ваше уважаемое заведение имеет исчерпывающие данные. “ак что и скромничать не стоит.

¬идно было, „екалин чувствовал, что со всем своим негодованием против социалистов он попал в какое-то глупое и потому беспомощное положение. ќн воззрилс€ на мен€ с каким-то недоумением.

Ч ѕослушайте. ƒокументы € ваши видел... в вашем личном деле. ¬едь, вы же из кресть€н. »ли документы липовые?

Ч ƒокументы насто€щие. ѕредупреждаю вас по хорошему. Ќасчет классового анализа здесь ничего не выйдет. ћаркса € знаю не хуже, чем Ѕухарин. ј если и выйдет, так совсем не по ћарксу. Ќасчет классового анализа и не пробуйте.

„екалин пожал плечами.

Ч Ќу, в этом разрезе монархи€ дл€ мен€ Ч четвертое измерение. я понимаю, представителей двор€нского землевладени€... “ам были пр€мые классовые интересы. „то вам от монархии?

Ч ћного. ¬ частности то, что монархи€ была единственным стержнем государственной жизни. ѕравда, не густым, но все же единственным.

„екалин несколько оправилс€ от своего смущени€ и смотрел на мен€ с €вным любопытством, как некий ученый смотрел бы на некое очень любопытное ископаемое.

Ч “ак. ¬ы говорите, единственным стержнем. ј теперь, дескать, с этого стержн€ сорвались и летим, значит, к чертовой матери.

Ч ƒавайте уговоримс€ не митинговать. ћасс тут никаких нету. ћирова€ революци€ лопнула €вственно.  уда же мы летим?

Ч   строительству социализма в одной стране. Ч сказал „екалин, и в голосе его особой убедительности не было.

Ч “ак. ј вы не находите, что все это гораздо ближе стоит к какой-нибудь весьма свирепой азиатской деспотии, чем к самому завал€щему социализму. » столько народу придетс€ еще истребить, чтобы построить этот социализм так, как он строитс€ теперь, то есть пулеметами. » не останетс€ ли в конце концов на всей пустой русской земле два насто€щих социалиста безо вс€ких уклонов Ч —талин и  аганович?

Ч Ёто, извините, жульническа€ постановка вопроса.  онечно, без жертв не обойтись. ¬ы говорите, пулеметами? „то ж, картофель тоже штыками выколачивали. Ќе нужно уж слишком высоко ценить человеческую жизнь.  огда правительство строит железную дорогу, оно тоже приносит человеческие жертвы. —татистика, кажетс€, даже подсчитала, что на столько-то километров пути приходитс€ столько-то человеческих жертв в год. “ак что ж, по-вашему и железных дорог не строить? “ут ничего не поделаешь. ћатематика. “ак с нашими эшелонами.  онечно, т€жело. ¬от вы несколько снизили процент этих несчастных случаев, но в общем Ч все это пуст€ки.  омандир, который в бою будет заботитьс€ не о победе, а о том, как бы избежать потерь, такой командир ни черта не стоит. “акого выкрасить да выбросить. ¬ы говорите, зверства резолюции. ѕустое слово. «верства тогда остаютс€ зверствами, когда их недостаточно.  огда они достигают цели, они станов€тс€ св€той жертвой. јрми€, котора€ пошла в бой, потер€ла дес€ть процентов своего состава и не достигла цели, она эти дес€ть процентов потер€ла зр€. ≈сли она потер€ла дев€носто процентов и выиграла бой, ее потери исторически оправданы. “о же и с нами. ћы думаем не о потере, а о победе. Ќам отступать нельз€ Ќи перед какими потер€ми. ≈сли мы только на вершок не дот€нем до социализма, тог да все это будет зверством и только. “огда иде€ социализма будет дискредитирована навсегда. Ќам остановки не дано. ≈ще дес€ть миллионов. ≈ще двадцать миллионов. ¬се равно. Ќазад дороги нет. Ќужно идти дальше. Ќу, что ж, Ч добавил он, загл€нув в свою пустую плошку. Ч ƒавайте что ли действовать дальше?

я кивнул головой. „екалин налил наши сосуды. ћы молча чокнулись.

Ч ƒа, Ч сказал €, Ч ¬ы наполовину правы. Ќазад действительно дороги нет. Ќо согласитесь сами, что и впереди ничего не видать. √осподь Ѕог вовсе не устроил человека социалистом. ћожет быть, это и не очень удобно, но это факт. ∆ивет человек теми же инстинктами; какими он жил и во врем€ –имской »мперии. –имское право исходило из того предположени€, что человек действует прежде всего, как добрый отец семейства, cum bonus pater familias, то есть он прежде всего, напр€женнее всего действует в интересах себ€ и своей семьи.

Ч ‘илософи€ мещанского эгоизма.

Ч ¬о-первых, вовсе не философи€, а биологи€. “ак устроен человек. ” него крыльев нет. Ёто очень жалко. Ќо если вы перебьете ему ноги, то он летать все-таки не будет. ¬от вы попробуйте вдуматьс€ в эти годы, годы революции. “ам, где коммунизм Ч там голод. —топроцентный коммунизм Ч стопроцентный голод. ∆изнь начинает расти только там, где коммунизм отступает: ЌЁѕ, приусадебные участки, сдельщина. Ќа территори€х чистого коммунизма и трава не растет. ћне кажетс€, что это принадлежит к числу немногих совсем очевидных вещей.

Ч ƒа, остатки капиталистического сознани€ в массах сказались более глубокими, чем мы предполагали. ѕеределка человека идет очень медленно.

Ч » вы его переделаете?

Ч ƒа, мы создадим новый тип социалистического человека, Ч сказал „екалин каким-то партийным тоном, твердо, но без особого внутреннего убеждени€.

я обозлилс€.

Ч ѕеределаете? »ли, как в таких случа€х говорит церковь . . совлечете с него ветхого јдама? √осподи, кака€ чушь! «а переделку человека брались организации на много покрупнее и поглубже , чем коммунистическа€.

Ч  то же это бралс€?

Ч ’от€ бы религи€. ј она перед вами имеет совершенно неизмеримые преимущества.

Ч –елиги€ перед коммунизмом?

Ч Ќу, конечно. –елиги€ имеет перед вами то преимущество, что ее обещани€ реализуютс€ на том свете. ѕойдите, проверьте. ј ваши уже много раз проверены. “ем более, что вы с ними очень торопитесь. —оциалистический рай у вас уже должен был наступить раз п€ть Ч после свержени€ буржуазного правительства, после захвата фабрик и прочего, после разгрома белой армии, после п€тилетки. “еперь Ч после второй п€тилетки.

Ч ¬се это верно. »стори€ Ч туга€ баба. Ќо мы обещаем не миф, а реальность.

Ч —кажите, пожалуйста, разве дл€ средневекового человека рай и ад были мифом, а не реальностью? » рай-то этот был не какой-то куцый, социалистический, на одну человеческую жизнь и на п€ть фунтов хлеба вместо одного. Ёто был рай всамделишный Ч бесконечное блаженство на бесконечный период времени. »ли Ч соответствующий ад. “ак вот, и это не помогло. Ќичего не переделали. Ћюбой христианин двадцатого века живет и действует по точно таким же стимулам, как действовал римл€нин две тыс€чи лет тому назад Ч как добрый отец семейства.

Ч » от нас ничего не останетс€?

Ч » от вас ничего не останетс€. –азве только что-нибудь побочное и решительно ничем не предусмотренное.

„екалин усмехнулс€ устало и насмешливо,

Ч Ќу, что ж. ¬ыпьем что ли хоть за не предусмотренное. Ќе останетс€, вы говорите. ћожет быть и не останетс€. Ќо если что-нибудь в истории человечества и останетс€, так от нас, а не от вас. ј вы на земле проживете, как черви слепые живут. Ќи сказок про вас не расскажут , ни песен про вас не споют.

Ч ≈жели говорить откровенно, так насчет песен мне в высокой степени плевать. Ѕудут обо мне петь песни или не будут, будут строить мне монументы или не будут, мне решительно все равно. Ќо € знаю, что монумент Ч это людей соблазн€ет.  аким-то таинственным образом, но соблазн€ет. » вс€кий норовит взгромоздить на свою шею какой-нибудь монумент.  онечно, жить под ним не очень удобно, зато Ч монумент! Ќо строить его на своей шее и своей кровью? „тобы потом кака€-нибудь скучающа€ и уж совсем безмозгла€ американка щелкала своим кодаком сталинские пирамиды, построенные на моих кост€х Ч это уж извините. ¬ эту игру € по мере моих возможностей играть не буду.

Ч Ќе вы будете играть, так вами будут играть.

Ч ¬ этом вы правы. “ут крыть нечем. ƒействительно, играют. » не только мною. Ѕот поэтому-то милостивые государи, насел€ющие культурный и христианский мир в двадцатом веке после –ождества ’ристова и сели в лужу мировой войны, кризиса, коммунизма и прочего.

Ч ¬от поэтому-то мы и строим коммунизм.

Ч “ак сказать, клин клином.

Ч ƒа, клин клином.

Ч Ќе очень удачно.  огда один клин вышибают другим, то только дл€ того, чтобы в конечном счете вышибить их оба.

Ч ¬от мы и вышибем вс€кую государственность. » построим свободное человеческое общество.

я вздохнул. –аз говор начинал приобретать скучный характер. —вободное человеческое общество.

Ч я знаю, вы в это не верите.

„екалин как-то неопределенно пожал плечами.

Ч ¬ы, конечно, церковной литературы не читали? Ч спросил €.

Ч ќткуда?

Ч Ќапрасно. “ам есть очень глубокие вещи. ¬от, например, это и к вам относитс€: У¬ерю, √осподи, помоги неверию моемуФ.

Ч  ак, как вы сказали?

я повторил. „екалин посмотрел на мен€ не без любопытства

Ч —казано крепко. Ќе знал, что попы такие вещи говорить умеют.

Ч ¬ы принадлежите к числу людей, которые не то, что вер€т, а скорее цепл€ютс€ за веру, котора€ когда-то, веро€тно, была. » вас все меньше и меньше. Ќа смену вам идут якименки, которые ни в какой рай не вер€т, которым на все, кроме своей карьеры, наплевать и дл€ которых вы, „екалин, как бельмо на глазу. Ѕудущего не знаем ни вы, ни €. Ќо пока что процесс революции развиваетс€ в пользу якименки, а не в вашу пользу. Ћюди с убеждени€ми, какими бы то ни было убеждени€ми, сейчас не ко двору. » вы не ко двору. Ќа вс€кие там ваши революции, заслуги, стаж и прочее —талину в высокой степени наплевать. ≈му нужно одно Ч беспрекословные исполнители.

Ч я вовсе и не скрываю, что €, конечно, одна из жертв на пути к социализму.

Ч Ёто ваше субъективное ощущение. ј объективно вы пропадете потому, что станете на пути якименко, на пути аппарата, на пути сталинскому абсолютизму.

Ч ѕозвольте, ведь вы сами говорили, что вы монархист, следовательно, вы за абсолютизм.

Ч —амодержавие не было абсолютизмом. » кроме того, монархи€ не непременно самодержавие. –усский же царь, корону€сь, выходил к народу и троекратно клан€лс€ ему в землю. Ёто, конечно, символ, но это кое-что значит. ј вы попробуйте вашего —талина заставить поклонитьс€ народу, в каком угодно смысле.  уда там к черту. ¬едь, это вождь. √ений. ѕолубог. ¬ы подумайте только, какой жуткий подхалимаж он около себ€ развел. ¬едь, вчуже противно.

Ч ƒа. Ќо —талин Ч это наш стержень. ¬ыдернули цар€ Ч и весь старый строй пошел к черту. ¬ыдерните теперь —талина, и вс€ парти€ пойдет к черту. ” нас тоже свои керенские есть. ƒруг другу в глотки вцеп€тс€.

Ч ѕозвольте, а как же тогда с массами, которые, как это... беззаветно преданные?

Ч ѕослушайте, —олоневич, бросьте вы демагогию разводить. ѕри чем здесь массы?  то и когда с массами считалс€? ≈сли массы зашебаршат, мы им такие салазки загнем! ƒело не в массах. ƒело в руководстве. ¬ам с Ќиколаем ѕоследним не повезло Ч это уж действительно не повезло. » нам со —талиным не везет. ƒубина, что и говорить. ѕрет в тупик полным ходом.

Ч јга, Ч сказал €. Ч ѕризнаете.

Ч ƒа, что уж тут. √ерманскую революцию проворонили.  итайскую революцию проворонили. ћужика ограбили. –абочего оттолкнули. ѕартийный кост€к разгромлен. ј теперь, не дай Ѕог, война.  онечно от нас ни пуха, ни пера не останетс€. Ќо не много останетс€ и от –оссии вообще. ¬от вы о третьей революции говорили. ј, знаете ли вы, что конкретно означает треть€ революци€?

Ч ѕриблизительно знаю.

Ч ќй ли? ѕойдет мужик колхозы делить Ч делить их будет, конечно, с оглобл€ми. ¬осстанут вс€кие петрюры и махно. –азведутс€ вс€кие кисло-капустные республики. ѕодумать страшно. ј вы говорите, треть€ революци€. Ёх, вз€лись за гуж Ч нужно т€нуть, ничего не поделаешь.  онечно, выт€нем ли, очень еще не известно. Ѕыть может, гуж окажетс€ и действительно не под силу.

„екалин загл€нул в свою плошку, потом в бутылку и, ничего там не обнаружив, молча оп€ть полез под кровать в чемодан.

Ч Ќе хватит ли? Ч сказал € с сомнением.

Ч ѕлюньте, Ч отвечал „екалин тоном, не допускающим возражений. я и не стал допускать возраженийЧ „екалин пошарил по столу.

Ч √де это мой спутник коммуниста? я передал ему штопор. „екалин откупорил бутылку, налил стакан и плошку, мы хлебнули по глотку и закурили. “ак мы сидели и молчали. ѕо одну сторону стола с бутылками (общероссийска€ надпартийна€ платформа) Ч каторжники контрреволюционер, по другую Ч чекист и коммунист. «а окном выла вьюга. ћне лезли в голову мысли о великом тупике Ч то фраза ћа€ковского о том, что Уƒл€ весели€ планета наша плохо оборудованаФ, то фраза јхматовой УЋюбит, любит кровушку русска€ земл€Ф. „екалину, видимо, тоже что-то лезло в голову. ќн допил свою плошку, подн€лс€, стал у окна и уставилс€ в черную вьюжную ночь, как бы пыта€сь увидеть там какой-то выход, какой-то просвет.

ѕотом он снова подошел к столу, снова налил наши сосуды, медленно выт€нул пол плошки, поставил на стол и спросил:

Ч —кажите, вот насчет того, что царь клан€лс€ народу, это в самом деле или только выдумано?

Ч ¬ самом деле. ƒревний обр€д.

Ч »нтересно. ѕожалуй, наше, как вы это говорите, Ууважаемое заведениеФ не очень правильно оценивает насто€щую опасность. ћожет быть, опасность вовсе не со стороны эсеров и меньшевиков. ѕомню, это было, кажетс€, в прошлом году. я работал в —иблаге около ќмска. ѕрошел по деревн€м слух, что кака€-то велика€ кн€жна где-то в батрачках работает. Ч „екалин снова передернул плечами. Ч “ак все колхозы опустели, мужик попер на великую кн€жну смотреть. ƒа. ј кто попрет на социалиста? „епуха социалисты, только под ногами путались и у нас и у вас. ƒа, но напутали много. “еперь, черт его знает. ¬ общем, что и говорить. ќчень паршиво все это. Ќо вы делаете одну капитальную ошибку. ¬ы думаете, что когда нам свернут шею, станет лучше. ƒа, хлеба будет больше. Ёшелонов Ч не знаю. ¬едь, во вс€ком случае миллионов п€ть будут дратьс€ за —талина. «начит, разница будет только в том, что вот сейчас € вас угощаю конь€ком, а тогда, может быть, вы мен€ будете угощать в каком-нибудь белогвардейском концлагере. “ак что особенно весело оно тоже не будет. Ќо только вместе с нами пойдут к черт€м и все мечты о лучшем будущем человечества. ¬ылезет какой-нибудь √итлер. Ќе этот, этот ерунда, этот глубокий провинциал. ј насто€щий, мировой.  ака€-нибудь окончательна€ свинь€ с€дет на трон этой мечты и поворотит человечество назад, к средним векам, к папству, к инквизиции. ƒа, конечно и мы, мы ходим по пуп в крови. » думаем, что есть какое-то небо. ј, может и неба никакого нету. “олько земл€ и кровь до пупа. Ќо если человечество увидит, что неба нет и не было. „то эти миллионы погибли совсем зр€...

„екалин, не перестава€ говорить, прот€нул мне свою плошку, чокнулс€, опрокинул в себ€ полный стакан и продолжал взволнованно и сбивчиво:

Ч ƒа, конечно.  рови оказалось слишком много. » удастс€ ли переступить через нее, не знаю. ћожет быть и не удастс€. Ќас мало. ¬ас много. ј под ногами вс€кие стародубцевы.  онечно, насчет мировой революции Ч это уже пишите письма: проворонили. “еперь бы хоть –оссию выт€нуть. „то бы хоть штаб мировой революции осталс€.

Ч ј дл€ вас –осси€ Ч только штаб мировой революции и ничего больше?

Ч ј если она не штаб революции, так кому она нужна?

Ч ћногим. ¬ частности и мне.

Ч ¬ам?

Ч ¬ы за границей не живали? ѕопробуйте. » если вы в этот самый штаб верите, так только потому, что он русский штаб. Ѕудь он немецкий или китайский, так вы за него гроша ломанного не дали бы, не то, что своей жизни.

„екалин несколько запнулс€.

Ч ƒа. “ут, конечно, может быть, вы и правы. Ќо что же делать? “олько у нас, в нашей партии сохранилась идейность, сохранилась общечеловеческа€ иде€. «ападный пролетариат оказалс€ сквалыгой... Ќаши братские компартии просто набивают себе карманы. ћы прот€нули им товарищескую руку, и они прот€нули нам товарищескую руку. “олько мы им прот€нули с помощью, а они Ч нельз€ ли трешку?

Ч ƒавайте поставим вопрос иначе. Ќикакой пролетариат вам руки не прот€гивал. ѕрот€гивало вс€кое жулье, так его ив русской компартии хоть отбавл€й. ј насчет нынешней идейности вашей партии позвольте уж мне вам не поверить. —ейчас в ней идет гола€ резн€ за власть и больше ничего. „то у вашего якименки есть хоть на грош идеи? ’оть самой грошовой? —талин нацеливаетс€ на мировую диктатуру, только не на партийную; партийную он в –оссии слопал, а на свою собственную. ¬едь, не будете же вы отрицать, что сейчас на партийные верхи подбираетс€ в общем просто сволочь и ничего больше. √де –аковский, “роцкий, –ыков, “омский? ¬прочем, с моей точки зрени€ они не многим лучше. Ќо все-таки это, если хотите Ч фанатики, но иде€ у них есть. ј у —улиманова, јкулова, Ћитвинова? ј о тех уж, кто пониже Ч не стоит и говорить.

„екалин ничего не ответил. ќн снова налил наши сосуды, пошарил по столу, под газетами. –епа была уже съедена, оставалась икра и кисла€ капуста.

Ч ƒа, а на закусочном фронте у нас прорыв. ѕридетс€ под капусту. Ќу, ничего. «ато революци€, Ч кисло усмехнулс€ он. Ч Ќ-да, революци€. ¬ам, видите ли, хорошо сто€ть в стороне и зубоскалить. ¬ам что? ј вот мне... я с шестнадцати лет в революции. “ри раза ранен. ќдин брат убит на колчаковском фронте от белых. ƒругой Ч на деникинском от красных. ќтец железнодорожник помер, кажетс€, от голода. ¬от видите? ∆ена была. » вот Ч восемнадцать лет. «а восемнадцать лет разве был хоть день человеческой жизни? Ќи хрена не было. “ак, что вы думаете, разве € теперь могу сказать, что вот все это зр€ было сделано; давай, братва, обратно? ј таких, как € Ч миллионы.

Ч ѕоложим, далеко уж не миллионы.

Ч ћиллионы. Ќет, товарищ —олоневич, не можем повернуть. ƒа, много сволочи. „то ж? ћы и сволочь используем. » есть еще у нас союзник. ¬ы его недооцениваете.

я вопросительно посмотрел на „екалина.

Ч ƒа, крепкий союзник. Ѕуржуазные правительства. ќни на нас работают. ’от€т Ч не хот€т, а работают. “ак что, может быть, мы и вылезем Ч не €, конечно, мое дело уже пропащее, вот только по эшелонам околачиватьс€.

Ч ¬ы думаете, что буржуазными правительствами вы играете, а не они вами?

Ч Ќу, конечно, мы играем, Ч сказал „екалин уверенно. Ч ” нас в одних руках все: и арми€, и политика, и заказы, и экспорт, и импорт. “ам нажмем, там всунем в зубы заказ. » никаких там парламентских запросов. „иста€ работа.

Ч ћожет быть. ѕлохое и это утешение Ч отыгратьс€ на организации кабака в мировом масштабе. ≈сли в –оссии делаетс€ черт знает что, то ≈вропа такой марки и вообще не выдержит. “о, что вы говорите, возможно. ≈сли —талин досидит еще до одной европейской войны, он ее, конечно, использует. ћожет быть, он ее и спровоцирует. Ќо это будет означать гибель всей европейской культуры.

„екалин посмотрел на мен€ с пь€ной хитрецой.

Ч Ќа европейскую культуру нам, дорогой товарищ, чхать. ћного труд€щиес€ массы от этой культуры имели? ћного мужик и рабочий имели от вашего цар€?

Ч Ќе очень много. Ќо, в о вс€ком случае, неизмеримо больше, чем они имеют от —талина.

Ч —талин Ч переходный период. ћы с вами Ч тоже переходный период. ѕо Ћенину наступает эпоха войн и революций.

Ч ј вы довольны?

Ч ¬с€кому человеку, товарищ —олоневич, хочетс€ жить. » мне тоже. ’очетс€, чтобы была баба, чтобы были реб€та, ну и все такое. ј раз нет, так нет. ћожет быть, на наших кост€х хоть у внуков наших это будет.

„екалин вдруг странно усмехнулс€ и посмотрел на мен€, как будто сделал во мне какое-то открытие.

Ч »нтересно выходит. ƒетей у мен€ нет, так что и внуков не будет. ј у вас сын есть. “ак что выходит, в конце концов, что € дл€ ваших внуков стараюсь.

Ч ќх, ей Ѕогу. Ѕыло бы на много проще, если бы вы зан€лись своими собственными внуками, а моих предоставили бы моим заботам. » вашим внукам было бы легче и моим.

Ч Ќу, об моих нечего говорить. Ќасчет внуков Ч € уже человек конченный. “ака€ жизнь даром не проходит.

Ёто признание застало мен€ врасплох. “ак бывает, бывает очень часто Ч это € знал. Ќо признаютс€ в этом очень немногие.

„екалин смотрел на мен€ с таким видом, как будто хотел сказать: ну, что? ¬идал? Ќо во мне вместо сочувстви€ подымалась ненависть. „ерт их возьми совсем всех этих идеалистов, энтузиастов, фанатиков. — железным и тупым упорством, из века в век, из поколени€ в поколение они только тем и занимаютс€, что порт€т жизнь и себе и еще больше другим. ¬се эти “орквемады и —аванароллы, –обеспьеры и Ћенины. — таинственной силой ухватываютс€ за все, что только ни есть самого идиотского в человеке. » вот, сидит передо мною одна из таких идеалистических душ Ч до пупа в крови, не только в чужой, но и в своей собственной. ќн, конечно, будет переть; он будет переть дальше, разруша€ вс€кую жизнь вокруг себ€, принос€ и других и себ€ самого в жертву религии организованной ненависти. ≈сть ли подо всем этим реальна€, а не выдуманна€ любовь хот€ бы к этим пресловутым Утруд€щимс€Ф? Ѕыло ли хоть что-нибудь от ≈вангели€ в кострах инквизиции и альбигойских походах? » что такое любовь к человечеству? –еальность? »ли Усон золотойФ, наве€нный безумцами, которые действительно любили человечество, но человечество выдуманное, в реальном мире не существующее.  онечно, „екалин жалок с его запущенностью, с его собачьей старостью, одиночеством, бесперспективностью. Ќо „екалин вместе с тем и страшен, страшен своим упорством, страшен тем, что ему действительно ничего не останетс€, как переть дальше. » он попрет...

„екалин, конечно, не мог представить себе характера моих размышлений.

Ч ƒа, так вот видите? ј вы говорите палачи. Ќу, да, Ч заторопилс€ он. Ч Ќе говорите, так думаете. ј что вы думаете? Ёто легко так до пупа в крови ходить? ¬ы думаете, большое удовольствие работать по концлагер€м. я вот работаю. ѕарти€ послала. ¬ыкорчевываем, так сказать, остатки капитализма.

„екалин налил в стакан и в плошку остатки второго литра. ќн уже сильно опь€нел. –ука его дрожала, и голос срывалс€.

Ч ј вот когда выкорчуем окончательно, так вопрос Ч что останетс€? ћожет и в самом деле ничего не останетс€. ѕуста€ земл€. »  агановича, может, не останетс€, в уклон попадет. ј вот жизнь была и пропала.  ак псу под хвост.  рышка. ѕопали мы с вами, товарищ, в переделку. „то называетс€, влипли. ≈сли бы этак родитьс€ лет через сто да посмотреть, что из этого всего вышло. ј если ничего не выйдет? Ќет. Ќу его к черт€м, лучше не родитьс€. ј то посмотришь, увидишь Ч ни черта не вышло. “огда что ж? ѕр€мо в петлю. ј вот можно было бы жить. ћог бы и сына иметь, вот вроде вашего парнишки. “олько мой был бы помоложе. ƒа, не повезло. ¬липли... Ќу, что ж, давайте дербалызнем... за ваших внуков. ј? «а моих? «а моих не стоит. ѕропащее дело.

¬ыпив свою плошку, „екалин неровными шагами направилс€ к кровати и снова выт€нул свой чемодан. Ќо на этот раз € был тверд.

Ч Ќет, товарищ „екалин, больше не могу категорически. ’ватит по литру на брата. ј мне завтра работать.

Ч Ќи черта вам работы не будет. я же сказал Ч эшелонов больше не приму.

Ч Ќет, нужно идти.

Ч ј вы у мен€ ночевать оставайтесь.  ак-нибудь устроимс€.

Ч ќтпадает. ”видит кто-нибудь днем, что € от вас вышел, получитс€ нехорошо.

Ч ƒа, это верно. ¬от, сволочна€ жизнь пошла.

Ч “ак вы же и постарались ее сволочной сделать.

Ч Ёто не €. Ёто эпоха. „то €? “акую жизнь сделали миллионы. —волочна€ жизнь. Ќу уж не много ее осталось. “ак все-таки уходите? ∆аль.

ћы пожали друг другу руки и подошли к двери.

Ч Ќа счет социализмов вы извините, что € так крыл.

Ч ј мне что? я не социалист.

Ч јх да, € и забыл. ƒа все равно. “еперь все к чертовой матери: и социалисты и не социалисты.

Ч јх да, постойте, Ч вдруг что-то вспомнил „екалин и вернулс€ в комнату. я остановилс€ в некоторой нерешимости. „ерез полминуты „екалин вышел с чем-то, завернутым в газету и стал запихивать это в карман моего бушлата.

Ч Ёто икра. Ч объ€снил он. Ч ƒл€ парнишки вашего. Ќет, уж вы не отказывайтесь. “ак сказать, дл€ внуков. ¬аших внуков. ћои уже к чертовой матери. —тойте, € вам посвечу.

Ч Ќе надо, увид€т.

Ч ѕравда, не надо. ¬от, его мать, жизнь пошла.

Ќа дворе выла все та же вьюга. ¬етер резко захлопнул дверь за мной. я посто€л на крыльце, подставл€€ свое лицо освежающим порывам метели.   галерее жертв коммунистической м€сорубки прибавилс€ еще один экспонат Ч товарищ „екалин, стершийс€ и проржавевший от крови винтик этой беспримерной в истории машины.

ѕ–ќ‘≈——ќ– Ѕ”“№ ќ

Ќесмотр€ на вьюгу, ночь и конь€к, € ни разу не запуталс€ среди плетней и сугробов. ѕотом из-за пригорка показались освещенные окна ”–„. Ќаша импровизированна€ электростанци€ работала в сущности на нас двоих, ёру и мен€.  ресть€нские избы тока не получали, а лагерный штаб спал. ћелькнула мысль о том, что надо бы зайти на станцию и сказать, чтобы люди пошли спать. Ќо раньше нужно посмотреть, что с ёрой.

ƒверь в ”–„ была заперта. я постучал. ƒверь открыл профессор Ѕутько, тот самый профессор УрефлексологииФ о котором € уже говорил. Ќедели две тому назад он добилс€ некоторого повышени€ Ч был назначен уборщиком. Ёто была Упрофесси€ физического трудаФ и в числе прочих преимуществ давала ему лишних сто грамм хлеба в день.

¬ первой комнате ”–„ света не было, но €рко пылала печка. ѕрофессор сто€л передо мной в одном рваном пиджаке и с кочергой в руке. ¬идно было, что он только что сидел у печки и думал какие-то невеселые думы. ≈го свисающие вниз хохлацкие усы придавали ему вид какой-то унылой безнадежности.

Ч ѕришли потрудитьс€? Ч спросил он с некоторой иронией.

Ч Ќет, хочу посмотреть, что там с сыном.

Ч —пит, только дюже голову себе где-то расквасил.

я с беспокойством прошел в соседнюю комнату. ёра спал. »зголовье лежанки было вымазано кровью. ќчевидно мо€ папиросна€ бумага отклеилась. √олова ёры была обв€зана чем-то вроде полотенца, а на ногах лежал бушлат; €сно, бушлат профессора Ѕутько. ј профессор Ѕутько вместо того, чтобы лечь спать, сидит и топит печку, потому что без бушлата спать холодно. ј никакого другого суррогата оде€ла у Ѕутько не было. ћне стало стыдно.

ƒо очень недавнего времени профессор Ѕутько был, по его словам, преподавателем провинциальной средней школы дес€тилетки. ¬ эпоху украинизации и Увыдвижени€ новых научных кадровФ его произвели в профессора, что на советской –уси делаетс€ очень легко, беззаботно и никого ни к чему не об€зывает. ¬  аменец-ѕодольском педагогическом институте он преподавал ту, не очень €рко очерченную дисциплину, котора€ называетс€ рефлексологией. ¬ нее по мере надобности впихивают и педагогику и профессиональный отбор и остатки разгромленной и перекочевавшей в подполье психологии и многое другое. » профессуру и украинизацию Ѕутько прин€л как-то слишком всерьез, не разгл€дев за всей этой волынкой самой прозаической и довольно банальной советской халтуры.

 огда политическа€ надобность в украинизации миновала, и лозунг о культурах национальных по форме и пролетарских по существу был выброшен в очередную помойную €му, профессор Ѕутько, вкупе с очень многими коллегами своими поехал в концлагерь на п€ть лет и с очень скверной статьей о шпионаже (58, пункт 6). —емью его выслали куда-то в —ибирь, не в концлагерь, а просто так Ч делай, что хочешь. “уда же после отбыти€ срока предсто€ло поехать и самому Ѕутько, видимо, на вечные времена; живи, дескать и плодись, а на ”краину и носа не показывай. ѕерспектива никогда больше не увидеть своей родины угнетала Ѕутько больше, чем п€ть лет концлагер€.

ѕрофессор Ѕутько, как и очень многие из самостийных малых сил, был твердо убежден в том, что ”краину разорили, а его выслали в концлагерь не большевики, а УкацапыФ. Ќа эту тему мы как-то спорили, и € сказал ему, что € прежде всего никак не кацап, а стопроцентный белорус, что € очень рад, что мен€ учили русскому €зыку, а не белорусской мове, что ѕушкина не заменили янкой  упалой и просторов »мперии уездным патриотизмом Ус сеймом у ¬ильни, або у ћинскуФ, и что в результате всего этого € не вырос таким олухом ÷ар€ Ќебесного, как хот€ бы тот же профессор Ѕутько.

Ќе люблю €, грешный человек, всех этих культур местечкового масштаба, всех этих попыток разодрать общерусскую культуру, кака€ она ни на есть, в клочки вс€ких кислокапустенских сепаратизмов. Ќо фраза об олухе ÷ар€ Ќебесного была сказана и глупо и грубо. √лупо, потому что профессор Ѕутько, как он ни старалс€ этого скрыть, был воспитан на том же ѕушкине; грубо потому, что олухом ÷ар€ Ќебесного Ѕутько, конечно, не был, он был просто провинциальным романтиком. Ќо в каторжной обстановке ”–„ и прочего не всегда хватало сил удержать свои нервы в узде. Ѕутько обиделс€, и он был прав. я не извинилс€, и € был не прав. ƒальше пошло еще хуже. ј вот сидит человек и не спит, потому что прикрыл своим бушлатом кацапского юношу.

Ч «ачем же вы это, товарищ Ѕутько? ¬озьмите свей бушлат. я сбегаю в палатку и принесу оде€ло.

Ч ƒа не стоит. ”же развидн€тьс€ скоро будет. ¬от сижу у печки и греюсь. ’отите в компанию?

—пать мне не хотелось. » от необычного возбуждени€, вызванного конь€ком и разговором с „екалиным и от дикой нервной взвинченности и от предчувстви€ жестокой нервной реакции после этих недель безмерного нервного напр€жени€.

ћы уселись у печки. Ѕутько с недоумением повел носом. я полез в карман за махоркой. ћахорки не оказалось; вот досада, веро€тно, забыл у „екалина. ј может быть, затесалс€ под сверток с икрой. ¬ытащил сверток. √азетна€ бумага разлетелась, и сквозь ее дыры виднелись комки икры. ѕод икрой оказалс€ еще один неожиданный подарок „екалина Ч три коробки папирос У“ройкаФ которые продаютс€ только в самых привилегированных распределител€х и по цене 20 штук семь с полтиной. я прот€нул Ѕутько папиросы. ¬ его глазах сто€ло подозрительное недоумение. ќн вз€л папиросу и нерешительно спросил:

Ч » где ж это вы, ».Ћ., так наклюкались?

Ч ј что, заметно?

Ч „тоб очень, так нет. ј дух идет. ƒух, нужно сказать, добрый. ¬роде, как конь€к.

Ч  онь€к.

Ѕутько вздохнул.

Ч ј все потому, что вы великодержавный шовинист. —вой своему поневоле брат. ¬се вы москали Ч империалисты: и большевики, и меньшевики, и монархисты; и кто его знает, кто еще. Ёто у вас в крови.

Ч я ведь вам говорил, что великорусской крови у мен€ ни капли нет.

Ч «начит заразились. »мпериализм Ч он прилипчивый.

Ч Ћетописец писал о слав€нах, что они люб€т Ужить розноФ. ¬от это, пожалуй, в крови. ћожете вы себе представить немца, воюющего из-за какой-нибудь баварской самостийности? ј, ведь, €зык баварского и прусского кресть€нина отличаетс€ больше, чем €зык великорусского и украинского.

Ч „то хорошего в том, что ѕрусси€ задавила всю √ерманию?

Ч ƒл€ нас ничего. ≈сть риск, что скажем ”краину слопают так же, как в свое врем€ слопали полабских и других прочих слав€н.

Ч –аз уж такое дело, пусть лучше немцы лопают. ћы при них по крайней мере не будем голодать да по лагер€м сидеть. ƒл€ нас ваши кацапы хуже татарского нашестви€. » при Ѕатые так не было.

Ч –азве при царском режиме кто-нибудь на ”краине голодал?

Ч √олодать не голодал, а давили наш народ, душили нашу культуру. Ёто у вас в крови. Ч с хохлацким упр€мством повтор€л Ѕутько. Ч Ќе вас лично; вы ренегат, отщепенец от своего народа.

я вспомнил о бушлате и сдержалс€.

Ч Ѕудет, “арас яковлевич, говорить так; вот у мен€ в Ѕелоруссии живут родичи кресть€не. ≈сли € считаю, что вот лично мне русска€ культура, общерусска€ культура, включа€ сюда и √огол€, открыла дорогу в широкий мир, почему € не имею права желать той же дороги и дл€ моих родичей. я часто и подолгу живал в белорусской деревне; и мне никогда и в голову не приходило, что мои родичи не русские. » им тоже. я провел лет шесть на ”краине, и сколько раз мне случалось переводить украинским кресть€нам газеты и правительственные распор€жени€ с украинского €зыка на русский; на русском им было пон€тнее.

Ч Ќу, уж это вы, ».Ћ., заливаете.

Ч Ќе заливаю. —ам —крыпник принужден был чистить официальный украинский €зык от галицизмов, которые на ”краине никому, кроме специалистов, не пон€тны. ¬едь, это не €зык Ўевченко.

Ч  онечно, под московской властью разве мог развиватьс€ украинский €зык?

Ч ћог или не мог Ч это дело шестнадцатое. ј сейчас и белорусска€ и украинска€ самостийность имеют в сущности один, правда невысказанный, может быть даже и неосознанный довод: сколько министерских постов будет организовано дл€ людей, которые но своему масштабу на общерусский министерский пост никак претендовать не могут. ј мужику, белорусскому и украинскому, эти лишние министерские, посольские и генеральские посты ни на какого черта не нужны. ќн за вами не пойдет. ќпыт был.  то пошел во им€ самостийности за ѕетлюрой? Ќикто не пошел. “ак и остались У¬ вагоне директори€, а под вагоном территори€Ф.

Ч —ейчас пойдут все.

Ч ѕойдут. Ќо не против кацапов, а против большевиков. ѕротив ћосквы сейчас пойдут. ѕротив русского €зыка не пойдут. ¬от и сейчас украинский мужик учитьс€ по-украински не хочет, говорит, что большевики нарочно не учат его Упаньской мовеФ, чтобы он мужиком и осталс€.

Ч Ќарод еще не сознателен.

Ч ƒо чего это все вы сознательные Ч и большевики, и украинцы, и меньшевики, и эсеры. ¬се вы великолепно сознаете, что нужно мужику, вот только он сам ничего не сознает. ¬от еще тоже сознательный д€д€... Ч € хотел было сказать о „екалине, но воврем€ спохватилс€. Ч „то уж УсознательнееФ коммунистов. ќни, правда, опустошают страну, но ведь это делаетс€ не как-нибудь, а на базе самой современной, самой научной социологической теории.

Ч ј вы не кирпичитесь.

Ч  ак это не кирпичитьс€. —идим мы с вами, слава “ебе √осподи, в концлагере, так нам-то есть из-за чего кирпичитьс€. » если уж здесь мы не поумнеем, не разучимс€ Ужить розноФ, так нас вс€ка€ сволочь будет по концлагер€м таскать. Ћюбители найдутс€.

Ч ≈сли вы доберетесь до власти, вы тоже будете в числе этих любителей.

Ч я не буду. √оворите, на каком хотите €зыке и не мешайте никому говорить, на каком он хочет. ¬от и все.

Ч Ёто не подходит. ¬ ћоскве говорите, на каком хотите. ј на ”краине Ч только по-украински.

Ч «начит, нужно заставить?

Ч ƒа, на первое врем€ нужно заставить.

Ч Ѕольшевики тоже на первое врем€ заставл€ют.

Ч ћы боремс€ за свое, за свою хату. ¬ вашей хате делайте, что вам угодно, а в нашу не лезьте.

Ч ј в чьей хате жил √оголь?

Ч √оголь тоже ренегат, Ч угрюмо сказал Ѕутько. ƒискусси€ была и ненужной и безнадежной. Ѕутько тоже один из Умучеников идеиФ, из тех, кто во им€ идеи подставл€ет свою голову, а о чужих уже и говорить не стоит. Ќо Ѕутько еще не дошел до „екалинского прозрени€. ≈му еще не случалось быть победителем, и дл€ него гр€дуща€ самостийность Ч такой же рай земной, каким в свое врем€ была дл€ „екалина Упобеда труд€щихс€ классовФ.

Ч –азве при каком угодно строе самостийной ”краины возможно было бы то, что там делаетс€ сейчас? Ч сурово спросил Ѕутько. Ч ”краина дл€ всех вас это только хинтерл€нд дл€ вашей империи, белой или красной, это все равно.  онечно, того, что у нас делает красный империализм, царскому и в голову не приходило. Ќет, с ћосквой своей судьбы мы св€зывать не хотим. —лишком дорого стоит. Ќет, –оссии с нас хватит. ћы получили от нее крепостное право, на нашем хлебе строилась царска€ импери€, а теперь строитс€ сталинска€. ’ватит. Ѕуде. ” нас на ”краине теперь уже и песен не спивают. “ак. ј наш народ Ч кто в —ибири, кто тут в лагере, кто на том свете.

¬ голосе Ѕутько была велика€ любовь к своей родине и велика€ боль за ее нынешние судьбы. ћне было жаль Ѕутько. Ќо чем его утешить?

Ч » в лагер€х и на том свете Ч не одни украинцы. “ам и €рославцы, и сибир€ки, и белорусы. Ќо Ѕутько как будто и не слыхал моих слов.

Ч ј у нас сейчас степи цветут, Ч сказал он, гл€д€ на догорающий огонь печки.

ƒа, ведь начало марта. я вспомнил о степ€х. ќни действительно сейчас начинают цвести. ј здесь мечетс€ вьюга. Ќужно все-таки пойти хоть на час уснуть.

Ч ƒа, такое дело, ».Ћ. Ч сказал Ѕутько. Ч Ќаши споры Ч недолгие споры. ¬се равно, все в один гроб л€жем Ч и хохол и москаль и жид. » даже не в гроб, а так, просто в общую €му.

ѕ–ќƒќЋ∆≈Ќ»≈


RUS-SKY (–усское Ќебо) ѕоследние изменени€: 01.10.07